Фото - Голос Столицы
За законопроект о деоккупации Донбасса, очевидно, есть голоса представителей пяти парламентских фракций – части БПП и фракции НФ, Радикальной партии, “Самопомочи” и “Батькивщины”, – пишет РБК.
В 2017 году депутаты так и не смогли принять в целом многострадальный законопроект о реинтеграции Донбасса, который признает Россию оккупантом территорий в Донецкой и Луганской областях. Этот документ был внесен в парламент еще 4 октября вместе с проектом о продлении на год особого статуса оккупированных территорий. Особый статус пролонгировали в считанные дни, а реинтеграцию отложили в долгий ящик. Тогда, в октябре, проект одобрили только в первом чтении, исключив из него упоминания о Минских соглашениях. До последнего в парламенте велись разговоры, что голосование может состояться до конца года, однако уже на прошлой неделе стало понятно, что у президентской фракции намерений голосовать нет. В то же время партнеры БПП по коалиции из “Народного фронта” начали публично настаивать на принятии законопроекта. Что, впрочем, никакого результата не дало. Почему на Банковой так и не решились голосовать, будет ли одобрен проект в следующем году, и кто лоббирует возвращение упоминания “Минска” в тело проекта.
Законопроект о реинтеграции Донбасса был внесен в парламент президентом еще 4 октября, вместе с проектом о продлении на год особого статуса оккупированных территорий. Последний, несмотря на использование дымовых шашек и блокирование трибуны, был одобрен в целом, а первый – только в первом чтении. Еще тогда, чтобы дать “зеленый свет” законопроекту, Банковая согласилась убрать из документа любые упоминания о Минских соглашениях. Но и в таком виде проект завис. В парламенте не исключали, что, на самом деле, основной целью Банковой была именно пролонгация особого статуса. Финальное согласование документа ко второму чтению в профильном комитете по вопросам национальной безопасности и обороны прошло 17 ноября. Еще тогда были споры в правящей коалиции вокруг этого документа.
За месяц вопрос так и не сдвинулся с места. 18 декабря на согласительном совете в парламенте представитель президента в Верховной Раде Ирина Луценко апеллировала к тому, что депутатам нужны дополнительные консультации, ведь после внесенных поправок “от стратегии, предложенной президентом, по мирному, политико-дипломатическому решению вопроса реинтеграции, осталось очень мало”. Другие коллеги Луценко объяснили, что вопрос не только в стратегии, но и в том, что президентская фракция просит отложить вопрос до утверждения Европейским союзом санкций против России и освобождения заложников.
“Мы поддерживаем мнение первого заместителя председателя Верховной Рады (Ирины Геращенко, – ред.) о дополнительных консультациях по закону о реинтеграции до момента утверждения санкций против страны-агрессора и освобождения наших заложников”, – заявил журналистам после согласительного совета председатель фракции БПП Артур Герасимов.
Но похоже, что в планы “Народного фронта” не входила такая позиция партнеров по коалиции. В тот же день вечером на заседании фракции лидер НФ Арсений Яценюк сказал, что до конца недели проект о деоккупации надо проголосовать. Если же партнеры по коалиции – БПП – не захотят выносить его в сессионный зал, НФ не будет голосовать за другие законы. Когда отдельные “фронтовики” начали объяснять Яценюку, что Ирина Геращенко просит отсрочить одобрение проекта, пока не будут освобождены заложники, то им “посоветовали идти во фракцию Ирины Геращенко”.
Секретарь СНБО Александр Турчинов на том заседании апеллировал к необходимости разобраться с кадровыми вопросами – назначить главу НБУ и обновить состав ЦИК. На что Яценюк отметил, что сначала деоккупация, а кадровые вопросы можно отложить.
Ни к деоккупации, ни к кадровым вопросам парламент так и не подошел. Хотя в БПП уверяли, что в четверг должно было состояться голосование по НБУ. Один из лидеров президентской фракции уверял РБК-Украина, что вопрос о назначении главы Нацбанка не вынесли в сессионный зал из-за шантажа НФ, который отказался голосовать, пока Россия не будет признана оккупантом. Уже в среду, 20 декабря, спикер Рады Андрей Парубий дал понять, что голосования в этом году по реинтеграции не будет. “Мы согласовали это с коалицией, мы поставим это первым законом 16 января”, – сказал.
“По моему убеждению эти вопросы (реинтеграции и обмена заложниками, – ред.) не связаны потому, что наших военнопленных нам никто не дарит, их меняют в пропорции, когда Украина отдает в четыре раза больше террористов Российской Федерации, чтобы вернуть 74 украинских ребят домой. Поэтому я не могу понять, как политическая и юридическая позиция принятия законопроектов в Верховной Раде может влиять на процесс возвращения наших ребят, которые являются заложниками, военнопленными, что незаконно удерживаются Российской Федерацией и их оккупационной администрацией “, – говорит нардеп из фракции БПП, секретарь комитета по вопросам национальной безопасности и обороны Иван Винник. Стоит отметить, что Винника называют близким к главе комитета по вопросам нацбезопасности и обороны, представителю “Народного фронта” Сергею Пашинскому.
О том, что вопрос признания России оккупантом никак не повлияет на освобождение заложников, официально утверждают и в “Народном фронте”, объясняя, что “это разные вопросы”. Также считают, что законопроект о реинтеграции никак не должен влиять на позицию ЕС относительно санкций против РФ. “Это манипуляция”, – заявил журналистам замглавы фракции НФ Андрей Тетерук. Не под запись собеседники РБК-Украина в “Народном фронте” соглашаются, что одним из основных факторов откладывания проекта в “долгий ящик” считается вопрос заложников. Банковая боится, что Россия могла бы приостановить обмен, который должен состояться 27 декабря из-за признания ее оккупантом. Однако соратники Яценюка не исключают, что есть два других важных фактора. Первый – желание Порошенко договариваться с Россией. Второй – бизнес президента в России.
Разделяют такое мнение, например, и в “Самопомочи”. “Этот законопроект никому, кроме украинцев не нужен. У президента есть договоренность, что Владимир Владимирович ни за что не будет отвечать. Это торговля. Туда (в Россию – ред.) – торты, а сюда – двигатели к “Богданам”, – утверждает собеседник во фракции “Самопомич”, добавляя, что интерес “Народного фронта” в этом вопросе – торг за должности главы Нацбанка и ЦИК.
В Раде также обращают внимание на другие угрозы для Украины в случае, если Россия не будет признана ответственной за оккупацию отдельных территорий Донбасса. В частности, это иски к правительству Украины о возмещении убытков, например, из-за потери бизнеса на оккупированных территориях. “Если мы не признаем Россию агрессором, то представьте – начнутся судебные процессы. Например, немецкая компания, которая работала в Донбассе вложила 15 млн евро и потеряла эти деньги и ожидаемую прибыль, судится с украинским правительством, чтобы оно компенсировало эти потери. Если бы Россия была признана агрессором или признала Донбасс своей территорией, вопросов к Украине не было бы “, – объясняет собеседник среди нардепов.
В то же время, в БПП признаются, что голосовать не готовы, пока в тело проекта закона не будет возвращено упоминание о “Минске”. “Если бы там было упоминание о “Минске” или резолюции ООН, как того требовали наши международные партнеры, мы бы голосовали”, – говорит один из приближенных к президенту депутатов. В Администрации президента также не исключают, что положение о Минских соглашениях может быть возвращено в законопроект. “Я думаю, что две фракции найдут согласие и там будет “Минск” или связанные с ним вещи”, – говорит собеседник РБК-Украина в АП. Причем добавляет, что на самом деле международные партнеры Украины не просят, чтобы это положение было включено в проект, но “это нужно президенту”. По плану на Банковой – сначала освобождение заложников, а затем – признание России оккупантом. Что касается обмена пленными, то в Администрации президента пояснили, что речь идет о формуле “306 на 74”. Важно, что украинская сторона работает над тем, чтобы среди этих 74 украинских пленных оказалось большее количество военных. Зато Украине предлагают большее количество гражданских лиц. Не исключают на Банковой и срыва обмена российской стороной.
Впрочем, за законопроект о деоккупации Донбасса, очевидно, есть голоса представителей пяти парламентских фракций – части БПП и фракции НФ, Радикальной партии, “Самопомочи” и “Батькивщины”. Корреспондент РБК-Украина стал свидетелем разговора двух депутатов из комитета по нацбезопасности от БПП и “Народного фронта” в среду, 20 декабря, после того, как на комитете обсудили рекомендации юридического управления к законопроекту.
– Он (Порошенко, – ред.) же не хочет завтра (речь шла о четверге, 21 декабря, – ред.) его голосовать, – говорит депутат от “Блока Петра Порошенко”.
– Он вообще не хочет его голосовать, – отвечает ему коллега из “Народного фронта”.
– Я не хочу, чтобы нас делали крайними, – продолжает представитель БПП.
– Да нас уже сделали крайними тем, что втянули. После того, как мы завершили процесс рассмотрения поправок никакая другая правка не предусмотрена. Только через вето президента. Вот пусть берет и накладывает вето. А как по-другому?
– Ты правильно все говоришь. Но я не хочу быть крайним и тебе не советую.
– А при чем это?
– Мы члены комитета. Будут говорить, что мы сделали плохо свою работу.
– Мы очень хорошо ее сделали.
– В связи с этим, что у нас есть голоса от пяти фракций, этот кипиш и происходит. Если бы у нас их не было, они бы по-тихому сказали группе Третьякова выйти из зала, и у нас не хватило бы 20 голосов, – добавляет представитель БПП.
– Пусть. БПП даст не 110 голосов, например, а 90. И все будут понимать, что произошло. Или пусть группа Фирташа выходит. А Петр Алексеевич пусть объясняет, почему БПП не дает 138 голосов, – говорит депутат от НФ.
– Даже если будет 90, законопроект все равно будет принят.
Впрочем, например в “Батькивщине” вообще не верят, что законопроект будет одобрен в таком виде, в котором он был согласован на профильном комитете. Однако готовы голосовать за документ, который сейчас наработан. “У нас 16-го (января, – ред.) будет очередной этап противостояния, обмен заложниками. Но вопрос не в этом. Вопрос в том, что это другая концепция отношений с врагом, когда враг называется врагом. У нас пока что концепция совершенно другая – где-то есть АТО против каких-то террористов на нашей территории, а Российская Федерация где-то там, возможно, оккупировала Крым, а, возможно, и не оккупировала. Где-то оккупировала восточный Донбасс, или не оккупировала. В этом главная проблема”, – отметил замглавы фракции “Батькивщина” Сергей Соболев.
Во фракции Радикальной партии заверили, что поддерживают проект. “То, что откладывается его принятие, мотивируя, что это может быть поводом для срыва переговоров для обмена заложниками, если для этого нужно отложить, мы готовы это сделать, чтобы освободить наших людей. Но нужно помнить, что заложниками является не 70, или 90, или 100 военных, а заложниками у российского агрессора или сепаратистов есть миллионы украинцев, которые сегодня на оккупированной части Донбасса”, – сказал РБК-Украина лидер Радикальной партии Олег Ляшко. Причем политик допускает, что причины отложения законопроекта не только в вопросе обмена заложниками, но и в международном давлении.
В “Самопомочи” считают, что Банковая больше не заинтересована в принятии документа, и создает все возможные препятствия, чтобы этого не произошло. “Проект закона о реинтеграции скорее всего подали в парламент как дымовую завесу для того, чтобы протянуть проект закона о продлении особого статуса для Донбасса”, – считает вице-спикер Оксана Сыроед, которая попала в парламент по спискам “Самопомочи”.
Впрочем, в “Народном фронте” убеждены, что проект не только поставят на голосование на ближайшем заседании, а он получит как минимум 290 голосов поддержки. “Я абсолютно убежден, что если он наберет не 300 голосов, то 290. На ближайшей сессии в Верховной Раде он будет проголосован первым вопросом”, – заявил журналистам после очередного заседания комитета по вопросам нацбезопасности его глава, представитель НФ Сергей Пашинский.
Между тем, некоторые из депутатов коалиции уверяют, что о дате 16 января было договорено на заседании Стратегического совета при президенте еще 19 декабря. Впрочем, как в БПП, так и на Банковой не исключают, что 16 января голосование может и не состояться.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии