Фото - ИА Regnum

В этом году исполнилось ровно 30 лет с тех пор, как Турция подала заявку на членство в Европейском союзе и 54 года со дня подписания «Анкарского соглашения» тогда с еще «отцом» Евросоюза -Европейским экономическим союзом. С тех пор в ЕС вступили 16 новых государств, на очереди страны Западных Балкан, правда, кроме Турции. Официальной Анкаре это, мягко говоря, не сильно нравится. Реджеп Эрдоган прямо обвиняет ЕС, который обещал Турции разморозить переговоры по членству и безвизовый режим взамен на сдерживание незаконного потока миграции в ЕС. В Турции признают, что за размещение у себя 4 млн беженцев Брюссель пообещал им кругленькую сумму – 6 млрд евро до 2019 года. ЕС от своих обязательств не отказывается, но после неудачной попытки государственного переворота, по мнению Брюсселя, Турция начала отходить от европейских демократических стандартов. Взаимные обвинения вылились в заморозку большинства переговорных треков с ЕС, угрозами Брюсселя урезать финансирование и охлаждение отношений с НАТО. О том, куда Эрдоган ведет Турцию, и какую стратегию он выберет накануне очередных президентских выборов – в специальном репортаже сайта «Сегодня» из Анкары.

С европейскими стандартами, но без членства

Сказать, что Турция обижена на Евросоюз, ничего не сказать. В беседах с «Сегодня» турецкие эксперты и журналисты прямо говорили: «Посмотрите, мы достигли европейских стандартов: дороги, инфраструктура, технические стандарты – все – даже к врачу можете записаться онлайн (правда качество медицинских услуг в Турции оставляет желать лучшего – Авт.). А нам не то, что вступить в ЕС не дают, у нас даже безвизового режима нет, а у Украины есть, хотя мы сдерживаем поток беженцев в ЕС».

Официальный статус кандидата на вступление в ЕС Турция получила еще в 1999 году, а в 2005-м стартовали соответствующие переговоры. С тех пор отношения официальных Анкары и Брюсселя переживали взлеты и падения, и, по словам экспертов, самый благоприятный момент для вступления в ЕС у Турции был в начале 2000-х. Тогда и в Брюсселе смотрели в сторону Анкары, и Греция, у которой с Турцией давние счеты по Кипру, была готова пойти на какой-никакой компромисс. Афины согласились на так называемый «план Аннана» (генсека ООН Кофи Аннана по урегулированию кипрского конфликта), который предусматривал проведение референдума, как на турецкой, так и греческой части.

Но попытка объединить Кипр в федеративную республику провалилась: на референдуме 76% греческих киприотов проголосовали «против», в то время как 65% турецких на Северном Кипре высказались «за». В Анкаре это посчитали чуть ли не предательством. Турецкие журналисты, с которыми сайт «Сегодня» пообщался в Анкаре, и вовсе говорят, что со стороны Брюсселя это был нож в спину. Дальнейшие действия с взаимным блокированием авиа- и морского сообщения с Северным Кипром обернулись для Турции заморозкой переговоров по вступлению в ЕС сразу по нескольким пунктам.

Сейчас абсолютно все турецкие эксперты и журналисты, с которыми «Сегодня» поговорил в Анкаре, считают, что Евросоюз продолжает незаконную блокаду Северного Кипра. Это подтверждает и заявление Реджепа Эрдогана во время его первого за 65 лет исторического визита в Грецию: «Воздушные и морские границы можно было бы улучшить». Афины ответили в такой же конфликтной риторике: «Визит должен способствовать построению мостов, а не стен». Будучи в ЕС, Кипр никогда не проголосует за вступление Турции, пока последняя не признает его независимость. А для Анкары это принципиальный вопрос со дня появления на свет в 1923 году Лозаннского договора, по которому почти все острова в Эгейском море у берегов Турции отошли Греции.

Но это не единственная причина взаимных недопониманий и обвинений. По мнению западных столиц, Эрдоган начал отступать от демократических стандартов и европейских ценностей, на которых пришел к власти на выборах в 2014-м. «Эрдоган действительно придерживался проевропейских позиций в первые годы у власти, проводил экономические и другие реформы, при нем собственно начались переговоры по нескольким «разделам» по членству. Но после неудачного референдума по объединению Кипра переговоры начали серьезно пробуксовывать и, наконец, застряли в неопределенности, поэтому Эрдоган начал искать другие внешнеполитические опции», – считает заведующая Центром международных исследований Дипломатической академии Надежда Коваль.

По ее словам, дело еще и в реакции турецких властей на неудачную попытку переворота в 2016 году, что вылилось в массовые увольнения и аресты, в том числе и европейских граждан, которые вывели вопросы защиты прав человека на первый план двустороннего диалога. «Во-вторых, это референдум апреля 2017-го, который существенно меняет политическую систему Турции в направлении максимальной централизации и концентрации власти в руках президента, а потому реакция на него была жесткой и однозначно критической», – подытожила Надежда Коваль.

К чему приведет конфронтация с ЕС и дружба с Россией

После волны массовых увольнений и арестов, в том числе и европейских граждан, Европарламент проголосовал за приостановку договоров с Турцией о вступлении в ЕС. А после конституционного референдума, по которому Турция превратилась в президентскую республику с централизованной вертикалью (после следующих парламентских и президентских выборов в 2019-м должность премьера ликвидируют, а президент будет самостоятельно формировать правительство) ЕС пригрозил сократить финансовую помощь Турции до 175 млн евро, заблокировать около 3,5 млрд евро кредитов на различные проекты развития и заморозить 175 млн евро, которые пошли бы на финансирование политических реформ в Турции.

«Пока Турция не уважает свободу слова, права человека и еще дальше отходит от европейских демократических стандартов, мы не можем финансировать такой режим средствами ЕС», – сказал Зигфрид Муресан, главный переговорщик Европарламента.

Турецко-европейские отношения, по словам Надежды Коваль, находятся в глубоком кризисе, и к позитивной повестке дня пока далеко, в основном речь идет о сохранении минимального сотрудничества в ключевых сферах. «В первую очередь – это договоренности по урегулированию кризиса беженцев от 2016 года и сотрудничество в борьбе с международным терроризмом. Хотя ни одна из сторон пока не разорвала отношения полностью, и Турция формально продолжает оставаться страной-кандидатом, но, по сути, интеграционное измерение максимально замораживается. Например, недавно было принято решение приостановить Турции финансирование, связанное с подготовкой к вступлению», – сказала «Сегодня» заведующая Центром международных исследований Дипломатической академии.

Но в Турции считают, что это лишь повод. Турецкие журналисты напомнили «Сегодня» заявление уже бывшего канцлера Австрии Кристиана Керна, что ЕС может никогда не переварить экономические последствия членства Турции, поэтому ее вступление в блок исключено и «было бы оправдано четко сказать режиму в Анкаре: вы просто не являетесь кандидатом в члены». Новое правительство Австрии во главе с Себастьяном Курцом продолжило эту риторику, официально выступая за приостановку переговоров о присоединении Турции к ЕС. Был еще один не менее скандальный случай. В сентябре на предвыборных дебатах с критикой в адрес Анкары выступила и канцлер Германии Ангела Меркель: «Понятно, что Турция не должна стать членом ЕС. Я поговорю со своими коллегами, чтобы посмотреть, сможем ли мы достичь общей позиции, чтобы прекратить переговоры о присоединении (Турции к ЕС – Авт.)».

Хотя весной 2016-го, заключая с Турцией так называемое миграционное соглашение (которое, кстати, пытался заблокировать Кипр), за размещение 4 млн беженцев из Сирии и Ирака Евросоюз обязался выделить Анкаре не только 6 млрд евро, но и разморозить некоторые разделы членского диалога и запустить процедуру отмены виз для граждан Турции. Также в Анкаре намекают Брюсселю, что с уходом Великобритании ее место может занять Турция, но Франция и Германия по-прежнему против, так как считают, что не смогут переварить 80-миллионную мусульманскую страну.

На конфронтацию Брюсселя и Анкары наслаиваются еще и скандалы Турции с США и НАТО. Будучи членом Альянса уже на протяжении 65 лет, с началом войны в Сирии, которая граничит с Турцией, Анкара давно просила страны Альянса поставить системы ПВО для защиты своей южно-восточной границы. Но, как объяснили турецкие власти, из-за отсутствия поддержки США, им пришлось закупить комплексы противовоздушной обороны у России. Вашингтон в ответ пригрозил отрезать Анкару от технологий НАТО и прекратить поставку военных самолетов F-35. К тому же Турция направила в США уже 7 запросов на экстрадицию Фетхуллаха Гюллена, которого обвиняют в попытке неудачного государственного переворота, но в Вашингтон, судя по всему, они не доходят.

Добавил масла в огонь и недавний скандал на учениях в норвежском Ставангере. Один из техников, который предоставлял цифровую поддержку учений, нашел в интернете фотографию Ататюрка (Мустафа Кемаль Ататюрк, первый президент Турции – Авт.) и использовал ее для условного изображения сил противника. Вдобавок от имени Эрдогана был открыт фальшивый аккаунт в соцсети, направленный против НАТО и союзников. Генсек НАТО Йенс Столтенберг, как и министр обороны Норвегии Франк Бакке-Енсен извинились перед Турцией за произошедшее.

«Этот инцидент был результатом действий частного лица и не отражает точку зрения НАТО. В первом случае речь шла о гражданском подрядчике, который был нанят норвежской стороной и не являлся сотрудником альянса. НАТО уже связалась с норвежскими властями, в отношении виновного будут приняты меры дисциплинарного взыскания», – объяснился Столтенберг, добавив, что во втором случае виновным оказался офицер норвежской армии, имеющий курдское происхождение, который уже отстранен от службы.

Но, видимо, официальную Анкару публичные извинения не сильно устроили. Эрдоган их не принял, а его советник Ялчин Топчу и вовсе допустил, что пришло время пересмотреть вопрос членства Турции в НАТО. В Альянсе неформально намекнули Анкаре, что такие заявления недопустимы, после чего пресс-секретарь Эрдогана заявил, что членство Турции в НАТО под вопрос не ставится. Как поясняют эксперты, все смахивает на то, что это элемент будущей предвыборной президентской кампании Эрдогана (очередные президентские и парламентские выборы в Турции пройдут 3 ноября 2019 года), так что всерьез такие заявления воспринимать не стоит.

Правда научный сотрудник Стамбульского центра политических исследований Метин Гюркан считает, что в НАТО закрывают глаза на откровенно «антинатовские» настроения в Турции. По его мнению, Альянс должен реагировать жестче и на заявления советников Эрдогана, направленные против НАТО, и на стратегические союзы с Россией, Катаром и Ираном. Хотя, в частных беседах с «Сегодня» турецкие дипломаты уверяли, что ситуативную «дружбу» с Россией, которая не сильно нравится и Украине в том числе, можно назвать «хитрым турецким прагматизмом».

«Поймите, мы зависим от российского газа на 50-60%. К тому же, мы поставляем в Россию много овощей и фруктов. Помните, сбитый российский самолет в 2015-м? После этого с 1 января 2016 года Москва ввела запрет на поставки турецких овощей и фруктов в Россию. Мы потеряли много денег (в марте этого года запрет сняли – Авт.). Но вы не думайте, что мы забыли свою историю и количество войн с Россией», – сказал «Сегодня» один из турецких дипломатов.

Хотя, как уже ранее писал «Сегодня», по официальным статистическим данным турецкий экспорт не так уж сильно и зависит от российского рынка. А нынешнее поведение Турции, заигрывание с Россией, антиевропейские и антиевроантлантические настроения скорее можно назвать футболом в разные ворота, двойными стандартами и игрой в плохого и хорошего полицейского, с одновременной поддержкой отношений и с Россией, и с НАТО.

Источник: Сегодня

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии