Фото - Новости Донбасса
Жителей ОРДЛО боевики очень часто арестовывают без какого-либо повода, — пишет РБК.
В сети рассказали истории украинцев, освобожденных из плена террористов.
Об этом передает «Апостроф».
Сообщается, что среди освобожденных не только военные, но и много гражданских.
«Меня вообще из дома забрали вместе с братом. Я в Донецке жил. Приехали вообще за моим братом, но поскольку нас было двое, то и меня забрали. Накрутили шпионаж, и все. Пришили письмо какое-то… Кстати, даже провели экспертизу, которая показала, что ни с компьютера, ни с каких-либо других гаджетов я писем не отправлял, но срок все равно дали. Там все просто. Сидели мы в камерах для пожизненно осужденных. Камера 2 метра на 4,5, в ней сидит два человека. Стол по колено, стульчик ниже колена. Таких историй, как у меня, там сплошь и рядом», — рассказал житель Донецка Игорь Кононенко.
По его словам, сейчас на оккупированных территориях распространены доносы.
Мужчина утверждает, что боевики могут «посадить» всех, например, водителей маршруток, которые ездят через линию разграничения, а причиной для возбуждения уголовного дела может стать наличие автомобиля, квартиры и просто денег.
По словам еще одного освобожденного, который пожелал не называть свое имя, так как его родственники продолжают жить в оккупации, иногда для того, чтобы попасть «на подвал» к боевикам, не нужно практически никакого повода.
«Я песню украинскую в Луганске группы «Океан Эльзы» спел, и меня сделали шпионом. И это все на полном серьезе. Потом на 45 дней я вообще пропал из поля зрения родственников. Они не знали, что со мной, а после их вызвали в «МГБ» и сказали, что меня обвинили в шпионаже. Осудили на 12 лет строгого режима», — говорит экс-заложник боевиков.
В аэропорту собралиль также и родственники освобожденных.
«Я три с половиной года не видела ребенка. Полтора года я не слышала его голоса, а когда, наконец, услышала, то просто потеряла сознание. У сына были секунды, когда одни боевики кричали: «Добей его», а другие кричали: «Не нужно». Его оставили в живых, это было Божие благословение на нем», — говорит мать военнопленного Александра Олийныка Татьяна Марковна

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии