Фото - Интернет

2017-й стал годом, когда кризис в отношениях Украины с Польшей достиг невиданной глубины. Впрочем, 2018 год может принести еще больше проблем на этом направлении, пишет ЕП.

На первый взгляд, есть достаточно причин для осторожного оптимизма – в конце прошлого года Украина и Польша наконец сделали важные шаги для стабилизации отношений.

Несмотря на пессимистические прогнозы, состоялся давно анонсированный визит в Украину польского президента Анджея Дуды. Президенты двух стран вместе посетили мемориал жертв тоталитаризма под Харьковом, а еще – смогли найти компромисс в исторических вопросах. В их заявлениях для прессы прозвучал крайне важный тезис: различия в видении истории не должны мешать сотрудничеству стран.

Правда, заявления двух президентов во время совместной пресс-конференции недвусмысленно показали: компромисс в историческом споре был достигнут в основном за счет украинских уступок (подробнее – в репортаже ЕвроПравды “Обещания на фоне могил: чем поступился Порошенко на встрече с президентом Польши”).

Но оставим за скобками ответ на вопрос, были ли эти уступки справедливыми. Ведь остается также другой вопрос:

гарантирует ли харьковский компромисс, что кризис в отношениях завершился? Или наоборот – это лишь иллюзия выхода из кризиса?

Прежде всего, следует помнить, что вечных договоренностей не бывает. Украина долгое время считала “вечным” эпохальное примирение между народами, зафиксированное при президентстве Леонида Кучмы и Александра Квасьневского по формуле “прощаем и просим прощения”. Некоторое время это действительно работало, но за последние годы общественные настроения в соседней стране изменились до неузнаваемости.

Сейчас возвращение к старой формуле не представляется возможным. Украине и Польше приходится начинать диалог практически с нуля.

В лучшем случае стоит надеяться на снижение градуса враждебных Украине заявлений на несколько лет. Но вполне вероятно, что и такого результата не будет.

В значительной степени причиной является то, что правящая партия Польши “Право и справедливость” стала заложником собственной исторической политики.

В самой партии далеко не все были сторонниками обострения конфликта – в ней есть немало преданных друзей Украины. Однако акцентирование ПиС на идее восстановления исторической справедливости сделало нынешний конфликт необратимым. Партия должна была показать свое отличие от “непатриотичных” предшественников и теперь не смогла бы сделать шаг назад, даже если бы такое желание возникло.

Позиции сторонников восстановления “справедливости в отношениях с Украиной”, которых еще недавно считали маргинальными, существенно укрепились.

Между тем в 2018 году в Польше начнется предвыборный цикл.

В этом году состоятся местные выборы, а уже в следующем – парламентские. И хотя лидерству ПиС до сих пор ничего не угрожает, за голоса ультраправого электората им придется побороться. На них претендует и другая парламентская сила – популисты из Kukiz’15.

Уменьшение критики в диалоге с Украиной оппоненты ПиС будут подавать как предательство национальных интересов. А значит, польские власти, скорее всего, будут вынуждены совмещать как дружественные, так и не очень заявления и шаги в отношении Украины.

Яркой иллюстрацией этого стали первые действия нового премьер-министра Польши Матеуша Моравецкого.

В первые же дни на посту в развернутом телеинтервью он повторил штампы о “бандеровцах” и невозможности ведения диалога с Украиной без достижения “исторической справедливости”.

Но это не помешало ему еще через несколько дней, в других заявлениях, несколько раз акцентировать на необходимости усиления сотрудничества с Украиной и перевода его в практическую, экономическую плоскость.

Дополнительный фактор риска: в этом году Польша будет отмечать печальный юбилей – 75 лет Волынской трагедии.

Несомненно, популисты из всех партий не забудут использовать эту дату для повышения своего рейтинга.

Конечно же, это станет новым вызовом в отношениях между нашими странами.

Не стоит забывать, что в предвыборный марафон войдет и Украина. То, что уступки Киева так и не позволили уладить конфликт, может стать еще одним ударом по рейтингу Петра Порошенко, ответственного за внешнюю политику страны.

Новые недружественные заявления с польской стороны будут бить по украинскому президенту. Хватит ли у официального Киева выдержки и найдется ли достойный ответ на это?

Другой фактор, который повлияет на польско-украинские отношения – нынешний кризис в отношениях Варшавы и Брюсселя.

Еврокомиссия уже грозит Польше политическими санкциями за наступление на независимость судебной власти. ПиС в ответ обвиняет Брюссель во вмешательстве в польские дела на стороне нынешней оппозиции (намек на председателя Совета ЕС Дональда Туска). А в придачу к этому крайне обострились отношения между Варшавой и Берлином, ярким воплощением чего стала идея требовать материальной компенсации за преступления времен Второй мировой.

Хотя реализация угроз введения санкций пока выглядит призрачной, неоспоримо другое:

Польша наряду с Венгрией уже превратилась в главного оппонента “диктата евробюрократии”.

В частности, Варшава отказывается принимать свою долю мигрантов, объясняя это уже принятыми миллионами “украинских беженцев”. Конечно, такая риторика не нравится Киеву, который раз за разом объясняет: не стоит путать беженцев, которые не работают и получают социальную помощь, и трудовых мигрантов, платящих налоги в Польше.

В свою очередь, такие заявления часто рассматриваются Варшавой как подыгрывание Брюсселю.

Означают ли эти риски, что отношения Киева и Варшавы будут ухудшаться и дальше или, по крайней мере, сохранятся на нынешнем низком уровне? Далеко не факт.

Между прочим, есть и позитив, отличающий этот год от предыдущих в вопросах отношений Украины и Польши.

Сейчас у Киева наконец появилось понимание польских реалий и того, что отношения с соседом требуют изменений с нашей стороны.

Еще в начале прошлого года многие на Печерских холмах воспринимал новую польскую власть как временное явление – мол, достаточно лишь перетерпеть до 2019 года, ПиС уйдет, и проблемы исчезнут сами собой. Именно поэтому Украина не была активной в решении конфликта, а в основном лишь реагировала на польские действия.

Порой удачно (например, заблокировав размещение изображения львовского мемориала “орлят” на новых польских паспортах), порой – не очень.

2017-й доказал даже скептикам, что ПиС, скорее всего, останется при власти и после 2019 года. Переждать не получится – надо выстраивать отношения.

А значит, официальному Киеву пришлось начать планирование отношений не с воображаемой, а с реальной Польшей.

Исчезновение иллюзий – необходимая предпосылка для восстановления партнерских отношений между Киевом и Варшавой. Вторая необходимая составляющая – перехват Украиной стратегической инициативы.

2018 год должен дать ответ, проанализировал ли Киев свои ошибки в польской политике. Это – необходимое условие для восстановления действительно стратегического партнерства, но, к сожалению, недостаточное.

Второе условие – Варшава тоже должна показать готовность к равноправному диалогу.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии