Фото - RTB Insight

Для начала можно было бы порассуждать о том, что Интернет стремительно укрепляет свои позиции в роли важного поставщика информации гражданам Украины. Но это будет излишним. И так понятно, что всемирная виртуальная сеть – везде. В компьютерах и ноутбуках дома и на работе, в смартфонах и планшетах на улицах, в общественном транспорте, парках, кафе, автомобилях.

За последние годы закрылось значительное число печатных версий ряда влиятельных изданий, в том числе «The Independent», «The New York Observer» и «Newsweek». Новости переместились в «цифру», и теперь за чаем «листают» гаджеты.

Естественно, актуальным вопросом для политиков является влияние через Сеть на умонастроения избирателей. Однако в системе такого воздействия остаётся открытым другой вопрос: «А воздействовать на кого?»

Реклама в украинском сегменте Интернета и социальных сетей ориентируются на всех получателей. Но ведь существует культурный код, привычки, предпочтения, характер, политические симпатии и антипатии конкретного человека, который одни материалы принципиально смотреть не будет, а к другим проявит повышенный интерес и доверие. Что-то может его заинтересовать, а что-то оттолкнуть. Каким образом политику выстроить «обратную связь» с этим пользователем, чтобы понять – является ли он активным или потенциальным сторонником, колеблющимся, а может – убеждённым противником, на которого не стоит тратить время?

Очевидно, что подход, сформировавшийся к использованию IT на выборах за последние несколько лет, следует пересмотреть. Такой пересмотр, исходя из мировой практики, будет сделан в сторону: 1) увеличения степени адресности доставки получателю нужной отправителю информации; 2) снижения уровня способности адресата отвергать или критично оценивать полученные сообщения; 3) повышение мобилизационной функции месседжей.

Импульс этим процессам дала победа Трампа на президентских выборах, после которой была широко растиражирована легенда о группе «data-аналитиков», которые сумели наладить систему автоматического распределения адресных сообщений целевым аудиториям. Хотя, на самом деле, сетевые технологии баз данных используются со второй половины «нулевых». Во время президентских кампаний 2008 и 2012 годов в США сформировалась и была эффективно использована стратегия сегментирования граждан в Интернете с целью донесения до них информации в автоматическом режиме.

Big Data – это огромные базы данных, позволяющих эффективно осуществлять адресную доставку информации. Регулярным посетителям патриотических пабликов рассылаются сообщения о приверженности кандидата национальной идее, завсегдатаям медицинских форумов рассказывается об улучшении медицины, с потерявшими работу идёт разговор о создании новых рабочих мест, а с малообеспеченными гражданами – о росте социальных стандартов.

И это – сработало.

Можно ли такое реализовать в Украине?

Политические партии, лидеры и органы власти, естественно, с большим удовольствием применили бы данный метод на практике. Однако, уже на пороге процесса возникает первая сложность: отсутствие фундаментальных знаний о специфике представителей общественных кластеров. Оказалось, что и в России, и в ЕС подобные технологии находятся в зачаточном состоянии и отстали от американских лет на 10. В тех же США используется очень много баз данных, в некоторых из которых по несколько тысяч элементов на каждого человека.

По словам аналитика избирательного штаба Трампа CEO Cambridge Analytica Александра Никса, одна из главных задач его направления избирательной кампании была, как раз, обработка таких сведений: «Мы сравниваем эти наборы данных с домашним адресом и телефонным номером. То есть рядом с вашим именем будет ваш возраст, пол, работа, какой журнал вы читаете, какие у вас есть хобби, какой гольф-клуб посещаете, к какой церкви принадлежите, какую еду вы едите, в какой соцсети сидите. И это только 20 элементов данных. Представьте себе 4 000!» Процесс занял три года.

Какие относительно общедоступные базы данных есть в Украине? Социальные сети. Но это, собственно, и всё. В распоряжении власти – материалы Пенсионного фонда, реестра избирателей, клиентские базы банков и магазинов, последней (2001) переписи населения. Но они не говорят о политических симпатиях и антипатиях граждан.

Короче говоря, оказалось, что практически всё в Украине следует строить «с нуля».

Возможно ли этот процесс запустить? А почему бы и нет?

Во-первых, конечно, человека следует «выявить», путём его присоединения к wi-fi, который уже «подвязан» к соответствующей базе. Таким образом, в распоряжении аналитиков будет № телефона и соответствующий ip-адрес. А дальше – дело техники. Big Data будет насыщаться информацией о том, какие ресурсы посещает пользователь, активничает ли он в социальных сетях, что комментирует, пользуется ли мессенджерами. Следующий этап – адресная рассылка. Как сообщений, так и вирусной рекламы. И последнее – контроль над тем – пришёл ли он на выборы.

Внешне просто?

На данном этапе, в отечественных условиях, практически невозможно. Но по-другому работать уже не получится. И если эту виртуальную нишу не освоят украинские политические проекты, то, конечно, дефицита желающих создать и поработать с огромным массивом украинских избирателей, не будет.

Автор: Мамед Мамедов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии