Коллаж - 24 канал

1 марта в Польше вступает в силу так называемый «антибандеровский» закон. Несмотря на заверения польских политиков, что закон не будет действовать, пока Конституционный суд не решит, соответствует ли документ законодательству.

Конфликт, который назревал годами

В общей истории украинцев и поляков хватает неприятных и трагических моментов. Западная Украина долгое время была частью Речи Посполитой. Но с обретением Украиной независимости Киеву и Варшаве удалось найти точки соприкосновения. В частности, польская интеллигенция считала правильной государственную стратегию, которую озвучил известный польский общественный деятель Ежи Гедройц: Польша станет поистине свободной, когда Львов снова будет украинским. Поэтому несмотря на трагические страницы, связанные и с Волынской трагедией, и с операцией «Висла», было решено перевернуть их по принципу: «Просим прощения и прощаем».

Первый тревожный звонок прозвучал в 2016 году с подачи правящей партии «Право и справедливость», неформальным лидером которой является Ярослав Качиньский. Тогда польский парламент признал Волынскую трагедию геноцидом и определил день памяти погибших.

Возможно, не стоило прощать полякам операцию «Висла»?

По этому начались разрушение памятников украинским борцам за независимость на территории Польши, откровенно антиукраинские митинги, такие, как в Перемышле, где его участники выкрикивали «Смерть украинцам». Составление «черных списков» невъездных граждан, как в Польше, так и в Украине. В Варшаве решили, что главным их врагом является глава Института национальной памяти Владимир Вятрович, который отстаивал историческую справедливость.

Вишенкой на торте стало принятие сначала сеймом, затем сенатом Польши «антибандеровского» закона. Суть закона об Институте национальной памяти короткая. В частности, каждому, кто на территории Польши публично употреблять термин «польские концлагеря», а также признавать соучастие польского государства или его народа в Холокосте, или отрицать «преступления украинских националистов», грозит штраф или заключение до трех лет. Иными словами, в Польше за упоминание имени лидера ОУН-УПА Степана Бандеры как украинского героя можно оказаться за решеткой. В сжатые сроки его подписал и президент Дуда, хотя направил в Конституционный суд представление относительно отдельных положений документа.

Примечательно, что законопроект был разработан за год до принятия ультраправой партией «Кукиз’15». Но закон не был бы принят, если бы на это не согласилась правящая «ПиС».

При этом украинские эксперты склонны считать, что проблема не в Украине, а непосредственно в амбициях Ярослава Качиньского. Хотя это вызов межгосударственным отношениям. Как считает директор Института мировой политики Евгений Магда, этот закон имеет прежде всего внутриполитическую ориентацию для местных избирателей. По его словам, главная оценка закона в том, что историческая политика играет важную роль во внутренней политике Польши.

Эксперты при этом отмечают несколько важных моментов. По словам Тараса Чорновила, во-первых, приняв этот закон, Польша серьезно осложнила отношения с Израилем. Законом фактически отрицается участие поляков в Холокосте, и Израиль уже достаточно жестко раскритиковал польский закон. Во-вторых, Польша сейчас имеет очень серьезные проблемы с ЕС, где недовольны судебной реформой, согласно которой судебная ветвь власти фактически узурпируется. В частности, закон «О Национальном совете судей» предусматривает, что 15 ее членов будут избираться не иными судьями, а 60% нижней палаты парламента, где имеет большинство «Право и справедливость».

Адресат – не Украина. Используя Украину, вытирая о нас ноги, правящая «ПиС» решает свои амбициозные внутренние проблемы, – считает Тарас Чорновил.

«Мой выигрыш означает твой проигрыш»

В Киеве снова пошли тем же путем, что и после принятия польским парламентом антиукраинского закона о Волынской трагедии. Верховная Рада приняла осторожное постановление-ответ, где обошла все острые углы, чтобы якобы не привести к обострению конфликта. Верховная Рада выразила свою обеспокоенность, отметив, что закон открывает путь к манипуляциям и усилению антиукраинских тенденций в польском обществе. Депутаты также отметили, что закон является попыткой польской стороны «приравнять действия всех борцов за независимость Украины к преступлениям двух тоталитарных режимов ХХ века – нацистского и коммунистического».

Неоспоримым является то, что как в прошлом, так и сегодня разжигание конфликтов между традиционно дружественными украинским и польским народами лежит в интересах общих врагов нашей государственности и суверенитета, которыми были нацистский и коммунистический режим, а сегодня – российский агрессор и оккупант,
– говорится в заявлении.

Однако закон вызвал возмущение не только в Украине и Израиле, который заявил об отзыве своего посла из Варшавы. «Антибандеровский» закон раскритиковали в США и ЕС. И уже 28 февраля высокопоставленная делегация польского правительства прилетела в Израиль для обсуждения скандального закона.

Что касается Украины, то 25 февраля на территории бывшего села Гута Пеняцкая, что в Бродовском районе на Львовщине, польская официальная делегация почтила память поляков, которых замучили здесь 28 февраля 1944 года. Во время этого было зачитано обращение президента Польши Анджея Дуды, в котором говорилось о том, что в 1944-м более тысячи местных поляков замучили «украинцы, находившиеся на службе у гитлеровцев, и украинские националисты» только за то, что они были поляками.

Дуда и Качиньский ради рейтинга перешли красную линию?

Интересно, неужели в Польше уже забыли о том, что еще несколько лет назад министр иностранных дел Польши Гжегож Схетына заявил, что утверждения об освобождении концлагеря Аушвиц-Биркенау в Освенциме украинцами было правдивым?

Документы подтверждают, что в армии, которая освобождала Освенцим, было 51% украинцев, – сказал тогда Схетына.

Кстати, попытки вице-премьера Украины Павла Розенко во время переговоров с польскими чиновниками достичь компромисса были безуспешными. Как говорит директор центра общественно-информационных технологий «Форум» Валерий Дымов, поляки хотели говорить только об эксгумации останков своих граждан на территории Украины. Они не говорили про «антибандеровский» закон, потому что у них не было карт-бланш. Украина обращала внимание на разрушенные украинские памятники, их восстановление. Зато поляки предлагали проводить их инвентаризацию.

«Инвентаризация» памятников украинцев в Польше – политизация исторического прошлого, которая не имеет ничего общего с историей. Поэтому переговоры пока будут безрезультатными. Наша позиция – ни инвентаризация, все памятники должны быть восстановленными, а закон отменен. По крайней мере, исправлен,
– отмечает эксперт.

По мнению правозащитника Мирослава Маринович, новое польское правительство решило играть в нулевую сумму по принципу: «мой выигрыш означает твой проигрыш».

Координатор общественного проекта «likбез. Исторический фронт» Кирилл Галушко отмечает, что в Польше последние несколько лет наблюдаем вспышку праворадикальных настроений, которые возвращают ее к ситуации Второй Речи Посполитой. Тогда украинцы тоже подвергались дискриминации, что имело затем последствия во время Волынской трагедии. То есть, ситуация ухудшается из-за внутренней польской ситуации.

Маринович отмечает: это абсолютно проигрышный и дурацкий способ решения своих национальных интересов.

У польской власти короткая историческая память

Эксперты и историки предупреждают: ситуацией снова воспользуется Россия. Так, по словам Валерия Дымова, расследования говорят, что «Кукиз’15» разрабатывал закон с помощью российских историков. Это резко сдвинуло отношение польского политикума и общества вправо. Поляки стали заложниками политизации истории.

Украина не будет писать историю Польши в Киеве, но и поляки не должны писать историю Украины в Варшаве. Тогда мы придем к тому, что нам снова историю будут писать в Москве. Поэтому мягкость постановления не означает, что ее услышат в Польше, – отмечает Валерий Дымов.

Кирилл Галушко замечает: принятие «бандеровского закона» – вроде демократия, но такой исторический психоз напоминает авторитарную Россию.

Поляки быстро забыли, что их соотечественников из-под фашистов освобождали украинцы

Историк Владимир Сергийчук напоминает: в событиях, которые произошли на Волыни, пролилась невинная кровь с обеих сторон, и к тем преступлениям причастны ветераны Армии Крайовой. В те годы, когда Украина не имела государственности, в Польше можно было рассказывать о каких-либо преступления ОУН УПА и так далее, и некому было давать ответ, потому что не было украинского государства. Как только была провозглашено независимое Украинское государство, и наши ветераны Украинской повстанческой армии вышли на площади и заявили, что они боролись за то государство, начали появляться публикации о той трагедии на Волыни, то ветераны Армии Крайовой поняли, что сейчас поднимут архивы, укажут именно на них.

Вражда посеяна, но молчать нельзя

По словам Валерия Дымова, закон начал действовать еще до того, как вступил в силу. Уже известны факты нападений на украинцев в Польше. Потому что его главная цель – поссорить историческим прошлым два народа. И она достигнута. И на каком пункте остановится эта историческая ссора, и как в первую очередь польская власть сможет откатить эту ситуацию назад, покажет время. Но молчать нельзя. Хотя и раздувать вражду тоже. Впрочем, по его мнению, Верховная Рада должна была бы принять зеркальный ответ Польше. Особенно после того, как польский премьер сравнил Богдана Хмельницкого с Гитлером.

Это означало бы, что польский премьер Матеуш Моравецкий, который сравнивает Богдана Хмельницкого с Гитлером, имеет проблемы с украинским законодательством. Потому что такого рода действия – это посягательство на украинскую репутацию, и за это должно быть уголовное преследование,
– отмечает Дымов.

Кирилл Галушко считает, что мы не должны отвечать зеркально, потому что смотрим на ситуацию несколько в более широком геополитическом контексте.

«Если мы ответим зеркально – испортим себе репутацию. Так же как сейчас польский политикум ее себе портит, поскольку эти вещи не являются демократическими, с исторической точки зрения – неадекватными, они портят стратегическое партнерство Польши и Украины, и очевидно – партнерство с европейским политикумом также», – говорит Галушко.

А Владимир Сергийчук отмечает: это антиисторический закон, против правды.

Но Украина постоянно ведет себя с позиции «младшего брата». Если бы мы вели себя с достоинством, начиная с 24 августа 1991 года, то этого не было. И не было бы выступлений венгров против закона об образовании, и других соседей, потому что мы себя бы показали твердо, с позиции исторической правды. А так – мы пытались прежде всего угодить полякам. Хотели видеть поляков адвокатами в Европе. Вот и получили,
– убежден историк.

Если молчать, Польша, как и Россия, все откровеннее будет посягать на Украину

Сейчас ситуация напряженная, и Украине в ​​Польше действительно угрожает опасность. По словам Дымова, вопрос находится в плоскости Конституционного суда Польши, которая согласно новой судебной реформе тоже фактически политизирована отдельными политическими силами. Из-за чего в Польше серьезные проблемы с ЕС. Поэтому решение может быть разным. И угроза украинцам есть.

«Польская власть, которая обещает не допустить неправовых инцидентов, не зайдет в паб, где будут украинцы, или на предприятия, где работают наши соотечественники. И украинцы станут заложниками такого резкого поворота в сторону ультранационализма польской верхушки. Поляки, которые прислушиваются к власти, могут совершить определенные провокации против украинского народа. Суды, правоохранительная система Польши, которым дали отмашку бороться с историей, бороться с людьми. Если они в истории находят врагов, то это перекидывается на поиск врагов рядом с собой. Звериный оскал России будет стоять за такого рода процессами», – подчеркнул Валерий Дымов.

Источник: 24 канал

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии