Песни Иво Бобула лучше всего слушать на его «живых» концертах, в крайнем случае – в видеозаписи. Всегда впечатляет контраст между внушительной массивной фигурой певца и той легкостью и виртуозностью, с которой он владеет своим чистым, сильным, пластичным голосом.

Настоящая звезда 90-х, Иво Бобул, имеет, казалось бы, всё, что нужно артисту для успеха: богатый репертуар, прекрасные вокальные данные, обаяние, неординарную внешность (крупный, заметный, слегка угрюмый и с привычной для поклонников копной темных волос, он до сих пор невольно привлекает внимание окружающих, где бы ни появился). Однако, проработав на сцене более 40 лет, Иво Бобул с горечью резюмирует, что для нынешнего шоу-бизнеса его песни не подходят. Певец стал «неформатом», или «нафталином», как принято называть в молодежных кругах артистов, раньше составлявших золотой фонд эстрады.

Психологи говорят, что люди, пережившие тяжелое детство, в основном избирают один из двух сценариев взрослой жизни. Первые ставят во главу угла материальное благополучие и добиваются заветного богатства всеми правдами и неправдами, идя по головам, а то и по трупам (иногда в буквальном смысле), теряя по пути все моральные ориентиры и качества, которые и делают человека человеком. Вторые же, испытав в детстве нужду и лишения, не просто стараются жить только по совести, но и на всю жизнь сохраняют способность к сочувствию и состраданию, очень тонко чувствуя малейшую фальшь и несправедливость.

Иво Бобул, несомненно, принадлежит ко второй категории. Вырос в многодетной семье (у певца есть четыре брата и три сестры), рано потерял отца, год воспитывался в интернате (мать в одиночку просто не в состоянии была прокормить детей, поэтому оставила при себе дочерей, а сыновей была вынуждена отдать на государственное попечение). Учился потом в ПТУ и отправлял деньги, заработанные во время практики, матери, чтобы хоть чем-то поддержать семью. Он говорит, что так и не стал богатым, потому что все время ищет правду.

О том, почему певец отказывается от гастролей по России, отчего боится националистов и на самом деле не хочет идти в политику, а также о его преподавательской работе и о том, почему некоторым своим студенткам он советует петь «не как Лара Фабиан, а как Пупкина», читайте в остром и откровенном интервью журналу Persona.Top.

Чтобы ценили в Украине, нужно прославиться за границей

– Вы известны своей необычайной преданностью украинской песне, и ваши поклонники чувствуют эту неподдельную искренность. Как вы считаете, почему страна, к которой вы относитесь с глубоким уважением и любовью, перестала ценить ваш огромный вклад в развитие отечественной культуры?

– В Украине так было всегда, сколько себя помню. Когда работал в Черновицкой филармонии, а Саша Серов был руководителем нашего коллектива, мы с ним записывали украинские песни и приносили на радио. Нам говорили: «Зачем вы носите украинские песни?». Потом мы приносили русские песни и снова слышали то же самое. Никогда Украина не любила своих артистов, своих ученых, своих великих сыновей, которые действительно чего-то стоят в этой жизни и делают многое для своей страны. Как вы думаете, тех артистов, которые уехали в Россию (Серова, Долину и других) знала бы мировая общественность, если бы они были в Украине? Это я вас сейчас спрашиваю.

– Нет.

– А почему, как считаете?

– Думаю, сначала нужно было прославиться за границей.

– Вот! Украина никогда не ценила своих талантов. За моей спиной – три самых мощных вокальных конкурса, которые были в Советском Союзе: «Молодые голоса», конкурс на лучшее исполнение песен стран социалистического содружества и конкурс советской песни. Пел себе и пел, пока Саша Серов, который уже тогда переехал в Москву, не пригласил на передачу «Шире круг», где я спел. Вот только тогда меня заметили, как будто меня раньше не было. И так с любым артистом. Если бы они остались здесь, то никому не были бы нужны, потому что так относятся к культуре.

Если говорить о культуре, то ее сегодня нет, она умерла. То, что сегодня творится – это не культура, а беспредел. Есть правило: хорошая культура – хорошая страна, плохая культура – плохая страна. То, что я сегодня вижу, – это «междусобойчики», кто-то кого-то награждает за деньги, но никто не награждает за талант.

В мире тебя оценивают за талант, не обращая внимания на внешность, рост, национальность. Важно, какой ты продукт дал. А сегодня что мы имеем?! Голые задницы и песни с сомнительными текстами, о которых даже не хочется говорить: «Я войду тебе под кожу…» или еще что-то подобное. Где цензура, где хотя бы минимальные человеческие и этические позиции? Я не понимаю, почему хорошие слова и хорошая музыка стали «неформатом», почему это называют «нафталином»… Почему некоторые люди (не буду называть их фамилий и делать им рекламу) считают себя гигантами сцены?

Моя плеяда 40 лет проработала на сцене. Мы не ждали благодарностей, а просто честно делали свою работу. Мы пели для людей, люди жили с этими песнями и воспитывали своих детей. Разве это были плохие песни?!

Кто-то за какие-то песенки и мазню находится в фаворе, а кто-то за красивые песни и красивые картины отправился в забытье.

На сцене – всеобщая оголенность и отсутствие голосов

– Почему из искусства исчезает профессионализм?

– Потому что открыли ящик Пандоры и показали, что если ты имеешь деньги, не обязательно уметь петь. Есть деньги – ты звезда, тебя «крутят» на радио и показывают по телевизору. Перестал платить – тебя забыли. Меня не «крутят» и не снимают, потому что не плачу. Но почему я должен платить за то, чтобы показали качественный товар, который выпускаю?!

Парадокс: я – «неформат». А что такое формат? Это бабло.

Езжу с гастролями по миру и работаю с очень хорошими знаменитыми артистами. Вижу, что происходит в культурной жизни других стран. Вот, к примеру, в Америке на сцене нет проходимцев, все профессионалы с большой буквы. Так сложилось, что для одних артистов сцена – это жизнь, для других – способ заработать и без стыда показать фигуру и грудь. Так вот иногда думаю: может, мне голым выйти на сцену и произвести фурор?..

Все оголились до невозможности, а голосов-то нет. Я поражаюсь людям, которые ходят на эти концерты. Вы что-то новое там видите? Раньше ходили послушать голос, а сейчас – посмотреть, что под юбкой или в штанах. У людей поменялось мировоззрение. И не странно, ведь их потихоньку толкали в эту дыру.

– Как живут сейчас народные артисты?

– Сужу по себе. Вырос в Советском Союзе, у меня были свои наработки, и мне очень сложно переломаться под новую систему, я многого не понимаю. Привык к правде. И как бы ни хаяли Советский Союз, но там было совершенно другое отношение к артистам.

Да, мы получали меньше, но если ты чего-то достиг, тебя действительно уважали за это.

…Я не из самых богатых артистов, а может, даже из самых бедных из-за того, что постоянно ищу правду.

А вот культура была в нашей стране, когда президентом был Леонид Кучма. Я это испытал на себе. Классика, балет, опера, эстрада, концерты какие были…

«Зрадник» пел для Януковича

– К большому сожалению, вас и многих других выдающихся украинских артистов мы не увидели в новогоднем телеэфире. Кроме повторов передач трех-, а то и пятилетней давности смотреть было нечего. В то же время запрещенные для просмотра российские каналы подготовили для своих зрителей очень интересные проекты, пригласив звезд высшего эшелона. Чем можно объяснить такое неуважение к украинскому зрителю?

– Каждый канал имеет своего хозяина, и именно он диктует, что может, а что не может быть в эфире. Если сравнивать с Россией, то там есть клан Крутого, клан Пугачевой… У нас нет ничего подобного, даже шоу-бизнеса у нас нет. Его никогда и не было в Украине, это выглядит так, что левая рука не знает, что делает правая. Все самое лучшее выбрасывают за борт, а людям, извините, предлагают дерьмо, но они его не хотят. Да, народ хочет видеть артиста, на музыке которого вырос. Так почему ему не дают такой возможности?

На Майдане Независимости проводят большие концерты, но народных артистов там почти не бывает, одна молодежь. Я и не против, ведь у нас хорошая молодежь, но почему большому пласту работяг не показать их любимого артиста?

К власти пришли не профессионалы, а дельцы, которые не хотят платить деньги. Иво Бобул бесплатно петь не будет. Хватит, отпел уже. Это не касается больных детей и АТО. А остальное – это моя работа, очень качественная. На моих концертах люди плачут и смеются, они вспоминают свою юность, любовь…

На одном из последних концертов Фрэнка Синатры в Нью-Йорке я спросил у друга, о чем он поет, потому что не очень хорошо знаю английский. Друг ответил, что Синатра поет о том же, о чем и я: о любви, дружбе, о родине, обо всем, что тебя окружает. И получается, что в Нью-Йорке это хорошая музыка, а в Украине то же самое называют «нафталином».

Я никогда не пойму и не приму такого отношения. А мы еще говорим, что идем в Европу. О чем вы? В Европе артисты моего уровня – это успешные люди, а я в Украине сижу и еле свожу концы с концами. Это нормально? Мои друзья из разных стран также не понимают, почему в Украине не ценят мой талант. Они считают мой голос лучшим в стране – это не мои слова, а великих артистов, в том числе и Элтона Джона.

Телеэфир у артистов отобрали политики. И что мне остается делать? Я же должен кормить коллектив, оплачивать свет, аппаратуру, гостиницу, питание… Сейчас ведь не так, как было раньше: филармония гастролировала, и государство все оплачивало.

Меня часто приглашают в Россию, но я не могу поехать из-за внутреннего протеста. Многие покупают вышиванки и машут ими, где только можно, а моя вышиванка у меня под кожей, хоть мать у меня румынка, а отец украинец. Я люблю эту землю, она родила меня и дала мне многое. Не подумайте, я не прошу, чтобы меня носили на руках, просто дайте мне работу. Меня зажали со всех сторон, почему – не понимаю. Вспоминаю, как на моих афишах было написано: «Іво – зрадник», потому что пел для Януковича. Но как же люди не могут понять, что тогда он был Президентом, и я не мог отказать. Таким подходом меня сделали врагом народа. Я же не воровал миллионы, а вышел и спел для украинцев. Или в зале марсиане сидели?..

Красивые песни нынче не в моде

– Как вы считаете, когда Украина изменит отношение к своей собственной музыкальной культуре и перестанет воспринимать и преподносить ее на уровне колядок и щедривок?

– Культура – это очень обширная структура: народное творчество, классическое творчество, художественное творчество, эстрадное творчество. Чем выше уровень культуры, тем она интереснее. Сейчас у нас низкий уровень культуры, потому что стало нормой, когда исполнитель, композитор и т. д. могут не иметь соответствующего образования.

Многие занимаются попросту не своим делом, а настоящие таланты никому не заметны, потому что бедные. Им со своими красивыми песнями сложно пробиться через толпу бездарностей, потому что и красивая песня сейчас не в моде. Кое-что из так называемого творчества можно слушать только после хорошей выпивки или под «дозой». А потом продюсеры выдают эти песни за высокое искусство и сами же за деньги награждают их.

– Напомните об истории создания «А липи цвітуть». Может ли ожить эта песня и подобные ей – с такими поистине волшебными словами – в современной обработке?

– Она создавалась очень спонтанно, не думал, что когда-нибудь может «выстрелить». Написали ее Вася Гостюк и Остап Гавриш. Когда работаешь над песней, то никогда не знаешь, будет она популярна или нет. Предугадать такое невозможно. Эта песня полюбилась людям и стала шлягером. Хорошее всегда остается хорошим, а потом становится вечным. Важно понимать, что не красота спасет мир, а именно любовь.

– Известный украинский писатель Сергей Пантюк, обсуждая с журналистами закон о языковых квотах, заявил, что не существует русскоязычных украинских певцов или писателей, и условно отправил несогласных в Рязань. Было время, когда вас также осуждали за русскоязычный репертуар. Что вы можете сказать о тех, кто разделяет людей на патриотов и «русскоговорящих»?

– Это маразм. Я очень сильно боюсь националистов и тех, кто кричит: «Украина для украинцев!». Я не виноват, что в 1939 году мой край, где я жил, из Румынии превратился в Украину.

Я могу быть намного большим патриотом, чем тот, кто позволил себе подобные слова. Наша страна многонациональна, это нужно учитывать и понимать.

Когда Украина стала независимой, нужно было думать о приграничных краях, согреть их любовью и, как ребенка, приложить к груди матери. Какой бы он ни был, он – сын этого народа, если думает по-другому – переубеждайте, но переубеждайте культурой.

– Шквал обвинений, травли и негативных эмоций в мире, в стране и в разных социальных группах — отличительная черта последних нескольких лет. Как вы считаете, чем можно объяснить всплеск агрессии и взаимных обвинений среди наших сограждан? Почему люди ненавидят друг друга? Как вернуть любовь и уважение в наше общество?

– Это все от тотальной бедности. Людям трудно смотреть на полные прилавки в магазинах, на изобилие, которое им не по карману. У нас очень большая пропасть между людьми, нет среднего класса, а это и порождает озлобленность. Олигархи и управленцы живут в другом мире и не соприкасаются с реальностью обычных людей. Нужно понять, что если кушать в одиночку, можно и подавиться.

Проблемы тех, кто воевал, никто не хочет решать

– Что вам необходимо для полного счастья?

– Что такое счастье? Счастье – это когда я выхожу на сцену, встречаюсь с друзьями, когда здоровы дети и родители. Но когда ты выходишь на улицу и видишь нищих, копающихся в мусоре, это уже не счастье.

Очень близко все принимаю к сердцу и не могу смотреть, как умирают молодые ребята, которые, может, и девчонку ни разу не поцеловали. Нужно закончить эту войну, а не кричать, что мы освободили из плена людей, ведь завтра возьмут других… Погибают лучшие люди страны. Я был там и ощутил, что это такое, это очень страшно. Страшно дышать этим воздухом и смотреть в глаза военных. Когда эти парни возвращаются домой, их проблемы никто не хочет решать. Вспоминаю, как раньше тем, кто вернулся из Афганистана, говорили: «А я что, посылал тебя туда?». Я очень боюсь, чтобы это не повторилось.

– Сначала вы заявили о своём намерении идти в президенты, а спустя время сказали, что пошутили и политика не для вас. Наверное, только ленивые журналисты не написали об этом. Много людей откликнулись и захотели поддержать вашу кандидатуру?

– Немного. Пару человек. В одном из эфиров сказали:  «Скинемся, поможем». Это радует…

– Как считаете, звездные кандидаты имеют шансы на победу?

– Каждый человек имеет шанс, вот только как он им воспользуется – это другое дело. С кандидатами в президенты работает целая команда людей: агитация, реклама, финансы. Это очень сложный механизм и ситуация может быть очень непредсказуемой.

Кстати, у вас увеличилось количество приглашений на мероприятия или концерты?

– Как правило, лето – мертвый сезон, люди отдыхают, и делать какие-то выводы можно будет ближе к осени. Летом никогда не было много концертов.

– Как украинцам не наступить на прежние грабли и выбрать достойного президента? Как не обмануться?

– Это архиважный и архисложный вопрос. Сейчас подготовка к предстоящим президентским выборам только начинается. Появится еще очень много кандидатов. Но кто даст гарантию, что это так и будет? Люди разуверились, но пока они будут голосовать за гречку, водку и деньги, жизнь лучше не станет. И это должно созреть в сознании. Ведь гречку съел, водку выпил, а завтра что?

Само собой, многое будет решать поддержка извне. Голосование – это одно, а страны-союзники могут видеть ситуацию по-другому.

– Кем бы вы стали, если бы карьера артиста не сложилась?

– Трудно сказать, ведь я пел с детства и мне всегда говорили, что буду артистом. Было время, когда хотел быть военным, но песня взяла свое.

– Находите ли вы вдохновение в чужой музыке?

– Из современных авторов мне нравится Янни Хрисомаллис (греческий композитор, дирижёр, пианист и аранжировщик. – Авт.). Люблю, конечно же, Моцарта, Баха. Может, звучит банально, но это прекрасная музыка. Мне очень нравится Лара Фабиан, у нее светлая аура и очень сильный голос.

– А если говорить об украинских артистах?

– Как сказать… Ну, вот спросите у украинских артистов, как они относятся к Иво Бобулу. Почему я должен говорить о них? Напыщенность зашкаливает практически у каждого молодого украинского артиста. Они не могут сложить себе цену. Это мне не нравится.

Всегда нужно оставаться человеком, ведь насколько быстро ты поднялся, настолько быстро можешь и упасть. Меня спрашивают: «У вас была звездная болезнь?». Да нет, даже не знаю, что это такое, потому что к своей профессии всегда относился очень ответственно. Я был токарем, грузчиком, строителем, маляром, штукатуром – кем только не работал… Но моя жизнь сложилась в музыке. Если людям нравится, как ты поёшь и они встают на концертах, аплодируя, значит, ты чего-то стоишь и не зря прожил жизнь. Главное – не предать то, что любишь, и того, кого любишь.

Многие хотят на сцену, чтобы красоваться друг перед другом

– Расскажите о своей преподавательской деятельности.

– Преподаю в Киевской академии эстрадных и цирковых искусств уже девятый год. Быть преподавателем очень непросто, нужно иметь дар педагога. Это сложно психологически. Дети, которые ко мне приходят, считают себя звездами. Говорят: «Я должна петь, как Лара Фабиан». На что я отвечаю, что одна Лара Фабиан уже есть, так что пой, как Пупкина. Не может быть двух одинаковых артистов, Бог создал нас уникальными.

Я как преподаватель должен найти у ученика голос, поставить дыхание, подобрать репертуар, показать, как петь.

Путь на сцену – это не самый легкий путь, он тернист и тяжел. Кто его выдерживает, тот добивается высот. Важно знать, чего ты хочешь. Настоящих талантов на самом деле мало. Все хотят петь и быть звездой, но не все могут. Иногда откровенно говорю: «Ребята, вы не ту профессию выбрали». Им это тяжело слышать, но в то же время я не должен ни с кем три недели учить ноту «соль» из-за отсутствия слуха.

Раньше государство платило деньги студентам, и мы набирали столько, сколько могли. Сейчас наоборот: «Я плачу – учите меня». Некоторые студенты платят деньги, учатся пять лет, но никогда не будут петь. Многие хотят быть на сцене лишь для того, чтобы красоваться друг перед другом, не понимая простой истины: главное для артиста – это душа и голос. Я своим студентам честно рассказываю о своём творческом пути, говорю как есть. Может, кто-то и обижается.

В целом желаю всем, кто хочет быть артистом, набраться терпения и быть преданным себе и своей профессии.

Автор: Галина Панкратьева

Фото: Дмитрий Бургела

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии