Три года назад Киев впервые проснулся без милиции на улицах. И это сопровождалось огромным всплеском эйфории в обществе, надежды на то, что наконец в Украине наступит порядок и справедливость, – пишет Украина Криминальная. 

Первые месяцы новая полиция старалась быть более открытой для граждан. Три года спустя что осталось от той эйфории? Это нам кажется, что не осталось ничего? Недовольство действиями полиции постепенно росло, а иначе и не могло быть, иначе бывает только в сказках.

Молодым патрульным полицейским до сих пор приходится противостоять старой системе – убеждены эксперты. Но уровень доверия к ним – все еще высок, пишет Укринформ.

Утром 4 июля 2015 года на столичные улицы впервые выехали новенькие автомобили Toyota Prius с экипажами новосозданной Патрульной полиции Украины. Это было историческое событие – начало конца «славной» милиции, которая досталась Украине в наследство от Советского Союза и на двадцать с лишним лет существования независимой Украины была ни чем иным, как рудиментом «совка», с которым ничего нельзя было сделать. Вспомним “ментов”, которые без всякой причины подходили на улицах в надежде “содрать” деньги с прохожего, или ограбить пьяного. Вспомним “гаишников”, которые прятались за каждым кустом и выпрыгивали на дороги чтобы брать взятки с водителей за все, что получится.

Именно милиция стояла по ту сторону баррикад Майдана. Именно милиция принимала участие в расстреле Небесной сотни. Именно милиция стояла за спинами титушек, которые калечили и убивали майдановцев. Именно милиция игнорировала “зеленых человечков” в Крыму и именно милиция первой перешла на сторону российских орков в Донецке и Луганске. У украинцев был длинный список претензий и обид к «ментам»…

А ровно три года назад Киев впервые проснулся без милиции на улицах. И это сопровождалось огромным всплеском эйфории в обществе, надежды на то, что наконец в Украине наступит порядок и справедливость. Первые месяцы новая полиция старалась быть более открытой для граждан. Каждый день СМИ и социальные сети наполнялись историями о положительном опыте общения людей и полиции, мол, молодые сотрудники сняли кота с дерева, подвезли банку бензина пожилому водителю, у которого далеко от заправки опустел бак, поймали за руку карманного вора в троллейбусе. Киевляне полицейских, можно сказать, полюбили, защищали от зрадофилов в Сети и с удовольствием делали селфи с правоохранителями…

Три года спустя что осталось от той эйфории? Это нам кажется, что не осталось ничего? Недовольство действиями полиции постепенно росло, а иначе и не могло быть, иначе бывает только в сказках. Все чаще появляется информация и о случаях взяточничества, и о бездействии правоохранителей, и о неожиданно лояльном их отношение к преступникам. Рейтинг полиции заметно упал: только за 2017 год – на 25%, и сейчас лишь пятая часть граждан уверенно отвечают, что доверяют полицейским. Хотя, по сравнению с милицией, это не так уж и плохо. Значит, что-то осталось между обществом и правоохранителями от того, что несло радость в 2015 году?

В агентстве Укринформ обратились к известным экспертам и общественным деятелям, так им и задав вопрос: что же осталось от того всплеска эйфории трехлетней давности? Неужели надежда на некоррумпированную и действенную правоохранительную систему уже потеряна? Или Украина получила опыт, из которого вырастает новая надежда?

Ярослав Грицак, доктор исторических наук, профессор Украинского католического университета:

Ярослав Грицак
Ярослав Грицак

Чтобы дать оценку реформе, трех лет мало. Для этого надо лет 5, а может даже и 10

Я когда вижу полицейских – этих молодых, красивых людей, испытываю к ним определенную симпатию и даже сострадание. Они пытаются быть некоррумпированными в обществе, которое продолжает оставаться коррумпированным. Они должны быть белыми воронами. И для меня большой вопрос, будут ли они и дальше оставаться такими, или нет. Потому что уровень соблазнов – очень высокий.

В целом, считаю, что судьбу реформы полиции будут определять другие реформы. Говорим терминами математики: эта реформа необходима, но еще не достаточна. Сама она не может работать, если не изменится ситуация в сферах вокруг нее, в частности в важных институтах, как, скажем, независимые суды. Пока суды не будут независимы, я опасаюсь за судьбу этой реформы. Искушения очень высоки. Мы должны бороться с коррупцией, и пока мы не поборем коррупцию, по крайней мере на высшем уровне – полиция всегда будет под угрозой распространения коррупции в своей среде.

Думаю, что общество еще не совсем потеряло надежду. Лично я имел несколько ситуаций с полицией, и это, к счастью, было очень хорошо и очень корректно. Это совсем другой опыт, чем общение с милицией. В конце концов, я могу говорить только о Львове, но думаю, что мой положительный опыт – не единственный. Другое дело – как общество в целом реагирует теперь на правоохранителей: оно относится положительно к тем институтам, которые занимаются безопасностью – к армии, к полиции. Это объясняется тем, что украинцы не чувствуют себя в безопасности.

Эйфория, конечно, не может продолжаться долго. Реформа полиции была проведена на волне революции, а революция всегда порождает завышенные надежды. И самый большой вызов любой революции – эти надежды перевести в системные реформы, и при этом не разочароваться и не бросить их. Пока реформы будут продолжаться, страна будет идти более-менее нормальным путем.

Для того, чтобы дать оценку этой реформе, трех лет мало. Для этого надо лет 5, а может даже и 10. Украина на марафонской дистанции, а не на спринтерской. А поэтому, очень важно выбирать правильные повороты и ускорять движение. Пока считаю, что Украина справляется со своими задачами “на троечку”.

От себя хочу поздравить с праздником этих молодых людей и пожелать как можно дольше оставаться честными полицейскими, пусть даже из последних сил!

Евгений Головаха, социолог, заместитель директора Института социологии НАН Украины:

Євген Головаха
Евгений Головаха

Только комплексные реформы могут быть залогом существования действительно новой полиции”

Я не согласен с тем, что на момент создания Национальной полиции в обществе была эйфория. Это была надежда, скажем так. Было объявлено, что будет проведен конкурс, с помощью которого будут отбирать только лучших, и выберут тех, кто будет жить по новым законам. И да, к новой полиции, по нашим данным, относятся лучше, чем к их предшественникам. Но тенденция такова: в сравнении с первыми годами ее существования, уровень доверия граждан все снижается. Это свидетельствует о том, что у людей есть много претензий к новой полиции. Хотя доверия все равно больше, чем раньше было к милиции.

То, что надежда частично потеряна, связано с многими факторами. Прежде всего, не может быть в коррумпированном обществе какая-то уникальная полиция. Нельзя провести реформу только в одной институциональной сфере, если в других они существенно отстают. Понятно, что если общество еще преимущественно коррумпировано, то полиция не может жить вне этого общества. Отсюда и некоторое разочарование. Хотя принципы были заложены правильные.

Если будут проводиться комплексные реформы, будет меняться общество, то в нем сможет появиться действительно новая, компетентная и некоррумпированная полиция. Если реформы в других сферах будут тормозиться – то и полиция вернется к тому уровню, на котором находилась милиция в последние годы своего существования. И предпосылки для позитивных изменений – есть, все в наших руках.

Олег Ельцов, журналист, основатель сайта “Украина криминальная”:

Олег Єльцов
Олег Ельцов

Молодняку, который ничего не умеет, все еще приходится противостоять “ментам””

Из позитива, оставшегося от той эйфории – это уровень доверия населения. Но он такой не из-за повышения качества, профессионализма работы полиции, а из-за снижения коррумпированности в патрульно-постовой полиции. Она всегда на виду, ее сотрудники больше всего контактируют с населением, а потому именно по ее работе население делает вывод о работе полиции в целом, что не есть правильно. Тем не менее, патрульные полицейские, у которых много проблем – и с условиями работы, и с руководством – но они уже не те милицейские ППС-ники, которые грабили пьяниц и искали студентов-иностранцев, с которых можно что-то содрать.

Но в целом, как по мне, реформа МВД – не слишком удачная. Системная коррупция в полиции – не побеждена, реальных реформ – нет, есть показуха. Какие системные изменения нужны в полиции? Фактически, все довольно эффективно работало еще с советских времен. Единственное, надо было сделать уклон на соблюдение прав человека и восстановить эффективную структуру, которая была разрушена уже во времена независимости такими как Кравченко. (Юрий Кравченко – бывший глава МВД времен Кучмы. – Ред.). Они, фактически, превратили МВД в доходную, коммерческую структуру. Тогда же был ослаблен уголовный розыск, отделены от уголовного розыска службы борьбы с наркотиками и торговлей людьми. А это – главные сборщики информации для уголовного розыска. Я уже не говорю, что три года Нацполиция только обещает внедрить автоматический контроль на улицах, на который вечно нет денег. Но ведь известно, что ни копейки на это не нужно – есть опыт Швейцарии, где все оборудовали на средства от штрафов нарушителей.

Почему реформа забуксовала? Частично из-за отсутствия понимания, как работает структура МВД, а частично – из-за коррупционной составной. Например, пресловутая переаттестация полиции, которая разрушила профессиональное ядро и настроила старый состав, таких себе “ментовских волчат” против молодняка – честного, открытого, но который абсолютно ничего не умеет.

Оценка населения – это не самый главный показатель работы правоохранителей. Ведь люди реагируют “религиозно” – им нравился американский полицейский из голливудских фильмов: он улыбается, он мужественный и честный. И вот у нас появляются парни в похожих черных мундирах… Но это был пиар, а на нем одном три года не проедешь.

Автор: Николай Романюк, Киев; УКРИНФОРМ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии