Дизайнер Алина Маршал
Наше знакомство с этой невероятной, красивой, талантливой, интересной женщиной проходит в ее домашней мастерской. На берегу моря, в солнечном Совиньоне...

В уютном домике на берегу Черного моря в солнечном Совиньоне живет Она.

Старый ручной «Зингер» на самом видном месте как дань уважения к профессии, и современные японские швейные машины, вокруг которых таинственно нежатся два кота-сфинкса, рулоны с редкими дорогостоящими тканями, пышные волчьи меха, иглы и наперстки, неизменный портновский метр и галерея из десятка эксклюзивных головных уборов.

Это Ее домашняя мастерская.

Руки исколоты швейными иглами, без маникюра и ненужных украшений. Алина Маршал не торопится, так как верна своему вдохновению и морю.

На нее возложена особая миссия, потому что она единственный в своем роде мастер шляпник-штучник, который владеет секретами забытого ремесла – изготовления головных уборов на заказ.

Единственная ученица знаменитого одесского мастера шляпника в четвёртом поколении, легендарного Владимира Алексеевича Бернштейна.

В ее уникальных кепках ходят политики, звезды, криминальные авторитеты и простые люди, ей в удовольствие сделать головной убор «на слабо» – на одном эмоциональном порыве. Мастер не повторяется и уверена, что любую, даже самую нереальную идею, можно воплотить в жизнь.

Фотосессия Алины Маршал
За два часа интервью и фотосессии у моря Алина Маршал очаровала нас и влюбила в себя и в свои произведения искусства. Мы спешим передать главное из разговора: если вкладываешь в дело всю душу, рано или поздно получаешь настоящее признание

О том, почему важно сохранить увядающие профессии, основанные на ручном труде, о модных прихотях звезд и о женской дружбе, и, конечно же, о легендарных кепках, журналист издания Persona.Top беседует с Алиной Маршал в ее домашней мастерской в элитном поселке Совиньон, что под Одессой. В нашем разговоре мы постарались сохранить колоритную одесскую речь…

Вы очень долго учились ремеслу, создали много потрясающих коллекций. «Алина Маршал» – это бренд, хорошо знакомый и любимый многими знаменитостями, политиками, успешными людьми. Но в то же время вы предпочитаете не называть себя дизайнером, акцентируя внимание на профессии мастер-штучник. Расскажите, почему?

Мастер-штучник – это такое ремесло, которое практически утеряно. Дизайнеров, к сожалению, сейчас очень много. И даже после трех месяцев курсов ты получаешь соответствующий диплом, имея право с гордостью называться дизайнером. Я действительно училась своему ремеслу только официально более десяти лет (швейное училище, институт легкой промышленности и институт народного хозяйства). Начинала еще при Советском союзе – там понятия дизайнер головных уборов не существовало вообще. И для того, чтобы стать мастером-модельером, нужно было сначала окончить институт, а потом отработать 5 лет в ателье, пройдя все ступени ремесла и профессии.

Слово «дизайнер» сейчас очень замылено. А когда мы говорим о мастере, это значит, что сначала идет мастерство. Я ратую именно за это. И, конечно же, не против дизайнерства, но… я за мастерство!

Вы делаете акцент на эксклюзив и на создание индивидуальных моделей для узкого круга клиентов. Не появилось ли желание производить качественные и модные головные уборы в более массовых масштабах (как Версаче, Гуччи и другие популярные модельеры)?

Есть не менее знаменитые мануфактуры и так называемые семейные предприятия, основанные на ручном труде, которые на протяжении многих десятилетий шьют штучную одежду, обувь, костюмы под заказ. Они не настолько раскручены, как массовые Гуччи или Версаче, но это целые династии!.. Например, мало кто знает в лицо мастеров-штучников – обувщиков, которые уже несколько столетий изготавливают обувь для пап римских…

Дизайнер Алина Маршал
Продавая свои произведения искусства, Алина Маршал говорит: «Когда покупаешь что-нибудь у мастера, ты покупаешь не просто вещь. Ты покупаешь сотни часов ошибок и экспериментов. Дни, недели разочарований, поисков и моменты чистой радости. Ты покупаешь не просто вещь. Ты покупаешь частицы сердца, души и мгновения чьей-то жизни. И что самое важное – ты покупаешь для художника время, чтобы он мог заниматься тем, чем так увлечен…»

Для меня же стояла задача не только приносить радость людям, но и сохранить данное мастерство, которое было фактически утеряно.

Алина Маршал не торопится, так как верна своему вдохновению и морю

Да, исчезли многие профессии, связанные с ручным трудом, поэтому я пошла по другому пути и не стала, к примеру, шить однообразную одежду.

Да, у меня индивидуальный подход к каждому, и очень много есть вещей, которые шью только под индивидуального заказчика. Больше таких нет, и я больше не буду их делать…  Да и не смогу в точности повторить – в них заложена энергетика, вдохновение в определенный момент.

Штучные вещи сейчас очень ценятся. Вот японцы сделали швейную машинку, почти повторяющую ручной шов. Если хорошая профессиональная машинка стоит десятку тысяч долларов, то такое японское чудо – от 50 до 80 тысяч долларов. Этот «ручной» шов от робота почти идеальный! Но это не человеческая рука, которая может где-то сделать стежок чуть больше, а где-то чуть меньше. Штучные вещи – это энергетика и душа Мастера, а не холодный, безупречно выверенный алгоритм швейного киборга.

Ручная человеческая работа ценилась и будет ценится всегда.

Почему вы решили создавать именно мужские головные уборы?

Во-первых, потому, что свое первое образование я получала, как мастер мужской верхней одежды. А во-вторых, в мужском гардеробе придумать и создать что-то новое и интересное гораздо сложнее, чем в женском. Здесь другие технологии, и ручной пошив применяется чаще. В женском (на первый взгляд) больше вариаций за счет тканей, бабочек… хотя не хочу сказать, что создание женских вещей – это просто.

Вы помните первую свою кепку? Какой она была? Сколько времени и сил вы на нее потратили?

Так как мастерству шить я научилась достаточно давно и это не касалось головных уборов, то до встречи с моим учителем и предположить не могла, сколько тонкостей и секретов мастерства хранит эта профессия.

Посмотрите: вокруг очень много ателье, которые, в принципе, могут пошить ту или иную вещь. Но зайдите хоть в одно из них и закажите головной убор – не выполнят.

Первую свою работу я выполнила  под очень самоуверенным девизом «Я все могу!», и она сразу была очень креативная, как мне тогда казалось, – «дизайнерская» (!) восьмиклинка. Не зная мастерства и точной технологии, но все же имея опыт и образование за плечами, конечно же, тогда я пошила головной убор. Естественно, спустя годы, я со смехом вспоминаю тот свой «дизайнерский» дебют! И очень жалею, что не сохранила этот свой первый блин, вышедший если не комом, то комком точно.

…Смотришь на кепку – вроде все понятно, но каким образом, спросите вы, все это собрать, как сделать так, чтобы она держала форму и не перекашивалась!? Чтобы человек одел эту кепку и сказал: «Да это мое и сшито как по мне».

Кепка одесского дизайнера Алины Маршал
Коренной одессит, известный шансонье Валентин Куба – это не просто клиент и поклонник, а особый почитатель таланта Алины Маршал. Когда он видит ее руки, то говорит: «Как я бью свои пальцы о струны, так же и ты об иголки – живого места на руках нет»

«Мой учитель мог пошить вслепую»

– Как вы познакомились со своим учителем, легендарным одесским мастером шляпником в четвертом поколении Владимиром Алексеевичем Бернштейном?

Впервые как клиент – заказывала подарок мужу. Сошлись звезды, и я оказалась в нужное время в нужном месте. В его мастерской увидела, как создаются настоящие произведения ручной работы. Это действительно мануфактура, все делается вручную, и у мастера есть подход к каждому клиенту.

Честно хочу сказать, что даже не знаю, как все так получилось. Ведь секреты этого ремесла передаются только по наследству из поколения в поколение, от отца к сыну. Но так произошло, что мы подружились, и потом я очень долго ходила у него в подмастерьях. Хотя до этого уже 10 лет имела свое имя – бренд «Алина Маршал», работая с мехом и сотрудничая со многими известными и именитыми магазинами. У меня было очень много заказчиков, но для Маэстро Бернштейна это не значило ровным счетом ничего.

Он не просто передавал бизнес и мастерство, он отдавал частицу знаний, энергетики всех поколений одесских Бернштейнов, которые создавали все это.

В ее уникальных кепках ходят политики, звезды, криминальные авторитеты и простые люди

Мой Учитель работал в старом одесском подвале, в маленьком  дворе в центре города. Со всем вытекающим отсюда антуражем: с кошками, старинной машинкой «Зингер». Во дворе, где, кстати, родилась и выросла Лариса Долина.

Возможно, Бернштейн еще долго не брал бы меня в ученики, но он приболел. Да и мы абсолютно сошлись к тому времени. И, наверное, понимая, что на нем может оборваться династия мастеров-штучников головных уборов, он передал мне абсолютно все тонкости этого искусства.

Культовые кепки Алины Маршал
Коллекция головных уборов из культовых фильмов

Человек, перенесший два инсульта и практически потерявший зрение, на мой вопрос: «Я правильно сделала?», отвечал: «Дай я пощупаю…». Он вслепую определял, правильно ли положен шов. Когда Бернштейн уже сильно болел, мы с ним созванивались по несколько раз в день, и он по телефону рассказывал мне, что и как нужно сделать.

Все знают легенду о Паганини, когда у того лопнули струны на скрипке и он виртуозно играл на одной струне. Так вот, я своими глазами видела, как Бернштейн, будучи уже практически слепым, на ощупь (!) пошил верх кепки своим фирменным швом и дал дальше доделывать мне, поскольку основную операцию на тот момент я ещё не могла выполнять по его стандартам качества.

В одном из интервью вы сказали, что продвигаете Одессу как бренд, в частности, популяризируя кепку-капитанку «Морской волк». А вот с каким головным убором у вас ассоциируется сама Украина? Какую кепку вы бы создали, чтобы популяризовать всю нашу страну?

В первую очередь для меня Украина – это Одесса. Я коренная одесситка, родилась и выросла в этом городе. Моя мама – одесситка, мой сын – киевлянин, мой муж – киевлянин. Как все это объединить? Одесса – это же Украина. И поэтому капитанка – это тоже Украина.

Хочу, чтобы Одесса продолжала быть ярким символом Украины, каковым она, по сути, является. Чтобы о самой качественной одежде мы говорили в контексте не просто «Сделано в Украине», а «Сделано в Одессе».

Поэтому на всех своих шляпных коробках я с гордостью пишу  «Сделано в Украине, в Одессе, в Совиньоне».

Мастер-штучник – это такое ремесло, которое практически утеряно

Ни для кого не секрет, что лучшие штучные обувщики и портные жили и работали именно в Одессе. Здесь испокон веков процветали ручное мастерство и ручная мануфактура.

Когда, путешествуя по миру, я видела кепку-капитанку, то всегда улыбалась, ведь для меня это ностальгия по родному дому.

Сам секрет пошива капитанки «Морской волк» передал мне мой учитель. Я немного осовременила технику и внесла некоторые свои нюансы. Самое интригующее то, что капитанку «Морской волк» у меня не раз воровали, снимали лекала, но никто не может воссоздать ее исконную форму – ту, которую шили одесские Бернштейны на протяжении десятилетий. Это именно та фуражка-капитанка «Морской волк», забирая которую, мои клиенты, настоящие морские волки (капитаны дальнего плавания), говорят: «Как? Как, Алина, ты так делаешь? Это лучшая в мире морская фуражка!».

Оценка таких профессионалов – и есть моя награда.

По поводу украинской кепки: думаю, что это, пожалуй, картуз! Обыграть его можно в очень разнообразных и неожиданных вариантах, создав такие шедевры, что Украине позавидуют мировые подиумы.

Кепка дизайнера Алины Маршал
Увлекательна история создания кепки-капитанки «Морской волк». Алина рассказывает, что секрет ее пошива передал учитель Владимир Бернштейн, Алина немного осовременила технику и внесла некоторые свои нюансы. Затем капитанку не раз у Алины воровали, снимали лекала, но никто до сих пор не может воссоздать ее исконную форму

«Не люблю звезд, которым все якобы должны»

У вас очень много «звездных» клиентов. Чем руководствуются знаменитости, выбирая головной убор? Слишком ли они капризны и пытаются ли «учить» мастера?

Да, конечно, бывают и капризные. Да, некоторые даже пытаются учить меня шить. Но я очень снисходительно к ним отношусь, хотя и не со всеми люблю работать.

Среди моих клиентов не только звезды шоу-бизнеса, но и политики, и криминальные авторитеты, а есть люди, которых я вообще не знаю и не вижу, так как заказ делают их уполномоченные…

Например, некоторое время назад мне позвонил из Израиля очень вежливый клиент и сказал: «Мне рекомендовали Вас как лучшего одесского мастера-шляпника. Могу я немного поработать с вами в телефонном режиме?». Мы долго и обстоятельно обсуждали несколько моделей кепок, и он попросил выполнить заказ максимально быстро.

Штучные вещи – это энергетика и душа Мастера, а не холодный безупречно выверенный алгоритм швейного киборга

А через неделю ко мне приезжают ребята на двух Гелендвагенах Брабус, в красивых костюмах с характерными оттопыренными карманами, и спрашивают: «Вы Алиночка? Мы от Натана». Отсчитали очень круглую сумму, трепетно забрали шляпные коробки, развернулись и уехали. Кто этот Натан, я не знаю до сих пор!..

Интересно познакомились мы и с Константином Скворцовым, хозяином мануфактуры «Одесский пряник». Он пришел ко мне в бандане и сказал, что кепки – это не его, но он собирается ехать в Нюрнберг на крупную выставку а-ля Одесса. Для данного мероприятия уже заказал себе брюки и жилетку, а вот головного убора не хватало, потому что кепки никто не шьет. Заказал у меня одну и после нее – понеслось! Он уже не снимает кепки и сменил имидж: всегда в головном уборе, вместо барсетки стал носить саквояж, вместо куртки – пальто. Потом Костя сказал, что кепка вообще перевернула весь его мир, изменив гардероб.

«Ирина Билык открыла новую грань и стала музой для женской коллекции»

Как вы познакомились с народной артисткой Украины Ириной Билык? Насколько успешным оказалось «звездное» сотрудничество?

Я мужской мастер. Работала сугубо с мужской коллекцией и про женскую даже не думала. И вот мне позвонила Ирина Билык, сказав, что ей про меня рассказал один очень известный политик, мой клиент, и попросила сшить ей кепку.

Но я отказалась, поскольку шью только мужские головные уборы. А Ира говорит: «А вы попробуйте!». Я предложила приехать ко мне в Одессу, в Совиньон, когда у неё будет время, и посмотреть, что у меня есть.

Ирина Билык открыла новую грань в моем творчестве и стала моей музой

Когда Ира приехала, мы пересмотрели все мои мужские модели, она вживую оценила качество и ей однозначно понравился мой подход к делу.

Ира была настолько уверена, что сможет меня уговорить начать делать женские головные уборы, что привезла сразу же много тканей и разных материалов.

И как отрезала: «Алина, мы шьем! Ничего не знаю – у меня должна быть кепка от Алины Маршал!».

Благодаря Ирине Билык я начала шить женские модели. У нее море идей – она очень творческий и талантливый человек. Она настолько женственна, насколько излучает сумасшедшую позитивную энергетику.

Мы стали подругами и иногда даже можем посплетничать… Ирина частенько бывает у меня в Совиньоне в гостях, мы выходим в море на рыбалку на яхте друзей.

Но главное это то, что Ирина Билык открыла новую грань в моем творчестве и стала моей музой!

Кепка дизайнера Алина Маршал
Кепка «Бабочки» – из гипюра с 3D-эффектом

Очень многие дизайнеры предлагали ей сотрудничать, а она сказала мне: «Давай сделаем свою женскую коллекцию!».

Сделано в Совиньоне!

Весной этого года стартовал проект «Ira Bi design» – наша  совместная творческая работа – народной артистки Украины Ирины Билык и мастера-шляпника Алины Маршал.

Концепция проекта – это мужские и женские головные уборы, разработанные по эскизам и дизайну Ирины Билык и пошитые Алиной Маршал.

Особая фишка «Ira Bi design» в том, что все головные уборы этой линейки созданы по мотивам той или иной песни Ирины Билык.

Есть кепка «Любовь Яд» – черная с алым, есть зимний картуз из белого вязаного полотна «Снег» и совсем недавно вышедшая безумно интересная кепка из гипюра с 3D-эффектом «Бабочки», созданная по главному летнему хиту Ирины Билык «Не ховай очей».

Представляя проект «Ira Bi design», народная артистка Украины Ирина Билык говорит:

«Я не шью кепки, на которых стоит мое имя, в Китае, для меня их делают в Совиньоне – в мастерской Алины Маршал». «Сделано в Совиньоне». Это звучит!».

Особая фишка «Ira Bi design» в том, что все головные уборы этой линейки созданы по мотивам той или иной песни Ирины Билык

Сейчас «Ira Bi design» – это эксклюзивные, утонченные работы с соответствующей ценой, на которую влияет и имя Ирины Николаевны.

Кепка дизайнера Алины Маршал и певицы Ирины Билык
Кепка «Адреналин» из проекта «Ira Bi design» – совместной коллекции народной артистки Украины Ирины Билык и Алины Маршал

«Вот это была вЭщь, сейчас такого не делают!»

Какая модель оказалась для вас самой сложной и интересной в процессе создания?

Конфедератка. Модель известна со времен Гражданской войны в США. Я смогла точно воссоздать вид и форму, чтобы кепка выглядела аутентично, как 150 лет назад.

Потом была знаменитая кепка Марлона Брандо, которую было захватывающе интересно повторить. Кепка из верблюжьей шерсти засветилась в фильме 1953 года «Дикарь» («Бунтарь»), где Марлон Брандо сыграл байкера. Именно эта кепка считается байкерской кепкой номер один.

Но сложнее всего, пожалуй, мне далась кепка «Мимино». В Советские времена такие «аэродромы» продавали по 25 рублей, бешеные на то время деньги. Сначала не понимала, почему, а оказалось, что из-за ткани и очень специфичного пошива, благодаря которому и создавалась эта форма аэродрома. Важно найти точно такую ткань. Конечно, не всегда это возможно, но для «Мимино» я нашла реальную ткань, производства 60-х годов.

Кепка дизайнера Алина Маршал
Кепка «Франсуа»

Вышивалась она на мешковине, проштуковывалась вручную. Работать с мешковиной сложно, от ткани много мусора. Нужно было воссоздать старинную технологию, чтобы мы не потеряли какую-то часть истории и смогли передать ее будущим поколениям. Знаете, есть такое выражение: «Вот это была вЭщь, сейчас такого не делают!». Мне бы хотелось, чтобы так говорили и о нынешних мастерах.

И если вы хотите получить действительно хорошую вЭщь, идите к мастеру-штучнику и не торопите его.

Самый необычный головной убор, который вам довелось придумать и пошить, – какой он?

Это бейсболка «Ночь» из проекта «Ira Bi design», она из гипюра с черными ромашками.

Пошить бейсболку из мягкого и тонкого гипюра, чтобы ее можно было сжать в кулак, затем стряхнуть и восстановить форму, – сложно. Было нелегко объединить все эти параметры, но удалось. Хотя, наверное, самая сложная моя кепка еще впереди.

Кепка дизайнера Алина Маршал
Кепка «Ночь»

А какая самая дорогая сшитая вами кепка?

Из ткани под названием драп-империал. Она дорогая из-за стоимости материала. Сейчас таких тканей не производят. Для создания драп-империала используется шерсть мериноса, которая сваливается под сукно (обычную ткань). Затем сукно первого сорта отбирается и в процессе машинкой сбивается шерсть. Волоски, которые поднимаются на 5 метров, попадают в отдельный бак и превращаются в «пух» мериноса. Потом он прессуется (около 60 слоев) под горячими прессами.

В итоге получают очень тонкую на вид ткань, о которую ломаются (!) иглы. Прошить ее очень сложно. Добавлю, что в советские времена работать с тканью допускали только мастеров с пятилетним опытом. Кепка из драп-империала будет, как говорят в Одессе, «конфета». Она не потеряет форму, не промокнет, но ткань будет пропускать воздух.

Чем бы вы занимались, если бы не шили головные уборы? Кем мечтали стать в детстве?

Как бы не повернулись звезды, я бы творила. Об этом мечтала всегда. В 12 лет изрезала мамино платье и проколола сапоги-чулки, ведь решила, что все должно выглядеть именно так. Я всегда хотела творить!

Чем старше мы становимся, тем чаще задумываемся, чем хотелось бы заниматься на самом деле. Мы ведь посланы в эту жизнь не только для того, чтобы зарабатывать деньги. Мы созданы для того, чтобы оставить в этом прекрасном мире частичку себя.

«Мужские вещи на женщине – это фишка»

Женская мода активно заимствует у мужчин одежду, обувь, аксессуары. Модельеры смело разрушают стереотипы, удивляя новыми коллекциями унисекс без условностей и гендерных ограничений. Пользуются ли популярностью у украинских женщин модели головных уборов унисекс? Как часто женщины заказывают у вас мужские кепки?

Первая такая женщина – это я. Еще Марлен Дитрих сказала, что нет ничего более сексуального, чем женщина в мужском костюме. И она явилась законодательницей моды мужского гардероба у женщин. Я очень люблю подобные вещи. У нынешних женщин, наверное, не всегда хватает смелости в этом плане. Но, с другой стороны, у нас широкий ассортимент женских моделей, и сейчас в моде женственность и сексуальность.

Мужские кепки для женщин у меня заказывают нечасто. Но даже в этом случае я пытаюсь добавить изящности, потому что мужская одежда и, в частности, головной убор, должна подчеркивать женственность, а не наоборот.

В тоже время считаю, что мужские вещи на женщине – это фишка. Но чтобы носить мужские предметы гардероба, нужна определенная смелость. У меня есть очень много знакомых, которые говорят, что стесняются носить кепки, хотя они им очень нравятся. Что-то им мешает выразиться…

Но, как говорит мой клиент и друг Константин Скворцов: «Алина, я вот иду и радуюсь, потому что на меня все смотрят. И получаю удовольствие от того, что нет равнодушных к образу».

Фуражка дизайнера Алина Маршал
Профессиональная яхтенная фуражка

У меня тоже есть любимая кепка, она как гриб. В свое время я увидела эту модель на Челентано, когда он шел по красной ковровой дорожке в Каннах, она мне безумно понравилась и я сшила себе такую же. Когда ее одеваю, то даже чувствую себя по-другому. И мне нравится, что когда иду в ней, то равнодушных к моему образу нет.

Стиль – это не всегда красиво. Стиль – это желание подчеркивать свою индивидуальность и отличаться от всех. Вот поэтому и я выбрала этот путь, а не массовки.

В чем уникальность ваших произведений искусства?

Мануфактура, экономическим языком, – это  предприятие, основанное на ручном труде, с разделением обязанностей. Со мной работает команда, которая вкладывает душу во все процессы.

Это люди, которые делают коробки, ручную вышивку и другие необходимые детали. За счет этого мануфактура способна быть очень гибкой: мы можем быстро развернуться и сделать для заказчика все, что он хочет. Среди клиентов, к примеру, есть люди, которые хотят заказать для себя фамильную, именную коробку, и мы можем специально для них это сделать. Или же сделать нашивку на кепку с инициалами (такое часто практикуют на подарки). Моя мануфактура делает полностью уникальные именные кепки и такие же уникальные шляпные коробки.

На самом же деле, крупное предприятие так быстро под определенного заказчика не развернешь. А особенно приятно, когда человек где-то в Израиле или Америке получает коробку с надписью «Сделано в Одессе. Чтоб вы так жили, как мы шьем».

У меня есть коллекция «Головные уборы из культовых фильмов», в которой и знаменитая кепка Давида Марковича Гоцмана из «Ликвидации». Эту кепку так уже и называют в Одессе – «гоцманка». В этой коллекции есть кепка Лёлика из «Бриллиантовой руки», кепки Бендера, Шуры Балаганова и Адама Козлевича из «Золотого телёнка».

Кепки «Алины Маршал» носят знаменитости и состоятельные люди не только в нашей стране, но и ваши близкие друзья. Часто вы дарите? По какому поводу?

Определенного повода нет, есть вдохновение, и есть друзья… Например, наш золотой голос Одессы – певец и автор Валентин Куба – это не просто клиент и поклонник, он особый почитатель моего таланта. Когда видит мои руки, то говорит: «Как я бью свои пальцы о струны, так же и ты об иголки – живого места на руках нет». Ну, как я могу не сделать ему кепку? Мне как попадается в руки кусочек какой-то эксклюзивной ткани (старинный  харрис-твид или еще какая-нибудь редкость), то я знаю, что отложу ее для Кубы и сделаю головной убор для него, когда появится свободное время.

А бывает по-другому: ну хочется мне сделать подарок! Приходит ко мне добрый человек, меряет кепку, и все ему о-очень нравится. Но смотрит так, что я понимаю, что купить ее по каким-то причинам не может себе позволить. В таком случае я могу подарить, ведь не все у меня звездам и миллионерам покупать.

А какая у вас ценовая категория?

От 100$. И предела нет, потому что была такая кепка, которая украшалась по желанию заказчика стразами и алмазами. Так эти все камни стоили, как говорит моя мама, коренная одесситка, как Гитлеру война. Также можно выполнить козырек из кожи питона, крокодила, украсить чем угодно.

Кепка дизайнера Алина Маршал
Кепка «Снег»

“Чтобы понять, как я люблю Одессу, мне нужно было ее покинуть на 20 лет»

Долгое время вы жили за границей, а потом в  Киеве, но вернулись творить в родную Одессу. Почему? Черпаете здесь вдохновение или море не отпускает?

Да, я родилась и выросла в Одессе. А морской воздух и море достались по праву рождения. Я очень счастливый человек. Но для того, чтобы понять, как я люблю родной город, нужно было отсюда уехать учиться, затем работать портным в нескольких домах моды во Франции, затем снова учиться и снова работать уже в Киеве.

Мне же для счастья нужна Одесса, Совиньон, море, машинка «Зингер» и мои кошки на ней. Это тот случай, когда пазл сложился

Жить без Одессы не могу. У меня здесь мама, папа, брат, и в свободное время я всегда приезжала в Одессу, чтобы побыть с близкими и возле моря. Для меня море – это моя энергия, оно дает мне жизнь, подпитывает, вдохновляет, дарит много идей. Все мои грандиозные задумки даже до работы с головными уборами родились в Одессе, на берегу моря.

А почему решили жить в Совиньоне?

Выбирая комфортные условия, удобную инфраструктуру, безопасность и защищенность, остановила свой выбор на Совиньоне. Мне просто хотелось иметь домик на берегу моря. И творить. У самого моря. У нас в Одессе есть свой национальный вид спорта: кто ближе к морю, тот выиграл.

Мне же для счастья нужна Одесса, Совиньон, море, машинка «Зингер» и мои кошки на ней. Это тот случай, когда пазл сложился.

У вас дома два необычных кота. Почему вы выбрали именно эту породу?

Какой одесский мастер-штучник без кошки возле машинки «Зингер»? Вдобавок мои коты в мастерской – это тоже полноправные члены моей мануфактуры «Алина Маршал». Это анти-стресс «менеджеры»…

У меня в мастерской есть диванчик напротив большого окна с потрясающим видом на море, сидя на котором мы с заказчиками-клиентами обсуждаем модели головных уборов, а в это время мои кошки стараются вовсю тоже понравиться: урчат, мурлыкают и ластятся.

И имена у моих сфинксов настоящие, одесские. Белая кошечка – это Соня, а чёрный солидный кот – это Марк Соломонович.

Да и вообще мне всегда очень нравились сфинксы. Когда впервые столкнулась с этой породой, то была очень удивлена, ведь сформированное представление о них оказалось полной противоположностью тому, какими на самом деле есть эти животные. Нежнее, добрее и более беззащитнее существ в своей жизни не встречала.

Алина Маршал с кошкой
Кошечка-сфинкс Соня – неотъемлемая частичка процесса по созданию уникальных головных уборов в мастерской Алины Маршал у моря

У них абсолютно отсутствует агрессия, нет чувства обиды. Я очень люблю разных животных, но в Одессе всегда был культ кошек. Это рыбный портовый город, где очень много крыс, поэтому котов никто никогда не гонял и не бил. Наоборот, даже подкармливали, чтобы во дворе не было нечисти. На Молдаванке, где я выросла, во дворах всегда стояли какие-то мисочки с едой для них.

Ваша любимая книга?

Не буду оригинальной – «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова. Сколько ни перечитываю ее, каждый раз совсем по-другому открываю и слово «мастер», и его значение. Это для меня книга с глубинным смыслом.

Что бы вы хотели пожелать читателям Persona.Top?

Первое – всегда оставаться индивидуальностью. Не бояться самовыражаться и быть смелыми, всегда подчеркивать свою особенность. Это касается не только одежды, но и деятельности. Не бойтесь заниматься тем, что нравится и о чем всегда мечтали.

Отбросьте предрассудки, не  пугайтесь косых взглядов и размышлений на тему «А будет ли это пользоваться популярностью…». Ведь, если в дело вкладываешь душу, рано или поздно ты получишь настоящее признание.

АВТОР: Ирыся Герцун

ФОТО: Александр Гиманов, а также из архива мастера

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии