Первый из списка политзаключенных, выдачи которых мы добиваемся от России, уже на свободе. Отбыв срок в три с половиной года за бросок камнем в бывшего сотрудника “Беркута” на Майдане, Александр Костенко вернулся в Украину в сопровождении дипломатов, – сообщает Комосомольская правда в Украине. 

Бывшего заключенного Кирово-Чепецкой колонии по телефону поздравил сам президент Петр Порошенко, а премьер-министр Владимир Гройсман похлопотал о выделении ему двухкомнатного жилья. Но в Киеве Александра могут ждать не только почести, но и проблемы. Его имя фигурирует в деле, которое сейчас рассматривает Святошинский районный суд.

Герои или антигерои?

Александр Костенко родом из Крыма, до Майдана работал в милиции Симферополя вместе со Станиславом Красновым – активистом “Азова”, которого сейчас обвиняют в государственной измене. Вместе они и уехали в Киев из Крыма, когда вспыхнула революция. Если верить друзьям Костенко и Краснова (то же самое, но с отрицательным оттенком, писала, к слову, российская пресса), они были активными участниками всех митингов и противостояний, являлись комендантами захваченного здания мэрии.

Но вот неожиданный поворот: в мае 2014 года СБУ сообщила, что разоблачила террористов, которые якобы работали на российскую ФСБ. Задержанными оказались Костенко и Краснов. Их взяли в квартире, которая находилась в том же здании, где и приемная депутата Владимира Арьева. В помещении нашли много оружия.

“Установлено, что задержанные, которые оказались бывшими милиционерами, готовили серию диверсионно-подрывных акций на территории Украины, а также собирали и передавали своим российским координаторам информацию о ситуации в стране”, – говорилось в официальном пресс-релизе.

Сейчас эту информацию не найти на сайте СБУ, но она сохранилась на разных ресурсах в интернете.

Две версии ареста

Задержанных суд взял под арест, но с правом залога, который внес депутат от “Свободы” Эдуард Леонов (друзья числились у него в помощниках). Не очень громкое дело быстро растворилось в гуще информации о других событиях, которые Украина переживала летом 2014 года. Пути двух коллег-крымчан тоже, видимо, разошлись.

Второй раз о Костенко заговорили зимой 2015 года. 8 февраля его арестовали в Симферополе по подозрению в нападении на бывшего “беркутовца”, который сбежал из Киева в Крым. Подвергнутый пыткам, со сломанной рукой, Александр оказался в СИЗО, где его продолжали избивать заключенные, распознав бывшего “мента”.

По версии Костенко, сотрудники ФСБ выкрали его из Киева, тайно перевезли в Россию, а оттуда – в Симферополь, чтобы предъявить надуманные обвинения в отместку за проукраинскую позицию. Обвинения лично поддерживала скандально известная прокурор Крыма Наталья Поклонская.

Но есть и другая трактовка событий, которую изложил  блогер  Анатолий Шарий и дополнил журналист Владимир Бойко: Костенко сам уехал из Украины, избегая следствия. Сначала подался в российский Брянск, а оттуда – к родным в Симферополь. Он якобы даже получил российский паспорт, но полиция Крыма устроила проверку, и осевший в Крыму бывший “беркутовец” опознал своего обидчика.

Ничто не забыто

О Станиславе Краснове тоже заговорили во второй раз, но годом позже и в другом контексте. В 2016-м году его вместе с женой опять задержала СБУ, предъявив подозрение в государственной измене, сотрудничестве с российской ФСБ и покушении на террористический акт. Дело было скандальным и громким, Краснова снова взяли под арест, однако стараниями активистов “Азова” и усилиями адвокатов ему удалось выйти из СИЗО.

Обвинительный акт, содержащий шесть статей УК, против Станислава и его супруги Оксаны зимой этого года был направлен в Бориспольский горрайонный суд. Однако по представлению Генпрокуратуры, как рассказал “КП” в Украине” адвокат Станислава Андрей Мамалыга, подсудность изменили. Дело будет слушаться в Печерском суде и не раньше середины осени.

Тем временем, как оказалось, инцидент мая 2014-го отнюдь не забыт. И Краснов по нему уже находится под судом, который проходит в Святошинском районном.

– Обвинения состоят в незаконном храненим оружия, – говорит  Андрей Мамалыга. – Процесс тормозится по вине ГПУ, которая не может предоставить надлежащие доказательства. Александр Костенко тоже проходит по документам, но его статус не определен. Подозрения или обвинительного акта я не видел, не является он и свидетелем.

Требуется прояснить

По мнению юриста, с появлением Костенко в Киеве логично определить для него статус. Но если его сочтут невиновным, то оправдать надлежит и Краснова.

– Претензии к ним идентичные. Правда, мне приходилось встречаться с делами, где один из предполагаемых подельников делался агентом СБУ и получал статус свидетеля, – отмечает Андрей Мамалыга.

Так или иначе, считает юрист, но правоохранительные органы должны до конца прояснить также вопрос, как Костенко, находясь под следствием в Киеве, оказался в Крыму. Правда если это и случится, то позже. Сегодня для бывшего узника Кремля время лавров и литавр.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии