Шанс Украины, как видит Игорь Мизрах, - реализоваться именно в новой геополитической и мировоззренческой реальности, которую условно можно назвать «корпоративным империализмом»

События 2014 года подтвердили ряд гипотез, которые пока не стали теорией. То есть, до сих пор не осмыслены, не признаны и не являются идеологическими «отправными пунктами» для значительной части политиков мирового уровня. Не говоря уже о большинстве специалистов и обывателей.

Но если идея ещё не понята, это ещё не значит, что она не работает. Мир изменился и продолжает меняться. За последние годы в нём перестала доминировать убеждённость о безальтернативности человеческого прогресса в сторону технологического развития, утверждения демократии либерального типа с опережающим развитием экономики и повышением социальных стандартов. Ранее тот уровень жизни, который сумела обеспечить для своих граждан Западная цивилизация, казался «маяком» для развивающихся стран, который они, если примут соответствующие правила игры, могут со временем достигнуть.

Но, вот именно, казался! С одной стороны, оптимальная модель начала терять привлекательность. С другой – ряд порождённых цивилизационным кризисом проблем заставляет искать новые формы существования в меняющемся мире.

Если вам интересно, какое место в этих процессах может занять Украина, и причём здесь встреча Путина и Трампа – давайте об этом поговорим.

Эпоха перемен началась с теракта в Америке

Символически эпоха перемен началась с теракта 9.11.2001 года, продолжилась в ходе «цветных революций» и «арабской весны», и окончательно оформилась с аннексией Крыма в 2014 году.

Ключевые симптомы таких перемен и грядущей эпохи: уязвимость всех, без исключения стран и международных институтов (от вмешательства хакеров в выборы, до безнаказанных обстрелов других государств и кровавых терактов); обострение борьбы за ресурсы; девальвация принципов, по которым сосуществовали суверенные государства, а также ценностей, характерных для демократических обществ; поиск иных путей обеспечения национальной безопасности и экономического взаимодействия.

Эксперт считает, что будет в кресле президента РФ сидеть Путин, Зюганов, Навальный или любой другой, – он всё равно должен действовать в интересах «Газпрома» и других мега-корпораций

Иногда такие признаки очень сложно воспринимаются на уровне общественного мнения.

Если вам интересно, какое место в этих процессах может занять Украина, и причём здесь встреча Путина и Трампа – давайте об этом поговорим

Например, украинские патриоты, наблюдая за ростом товарооборота между РФ и Украиной (в 2017 году он вырос на 28,6% – до 9,36 миллиардов долларов, в том числе импорт из РФ – на 38,6%, до 6,3 миллиардов долларов) пытаются привести аналогию, что это также немыслимо, как если бы СССР торговал с Рейхом во время войны.

Но ведь это реальность! И устроенная в рамках этой теории блокада Донбасса не отменяет рост импорта в Украину российского (донецкого) угля. $350,8 миллионов, между прочим, в 2017 году и аж $472,4 миллионов в первом квартале 2018 года (62,12% от общего объёма).

Да, коррупционная схема в данном случае очевидна. Но без неё элементарно не будут работать отечественные ТЭЦ и ТЭС. Поэтому приведённая выше аналогия «ура-патриотов» не совсем удачна, так как они берут один конкретный пример из ХХ века и сравнивают его с примером из ХХІ века. Хотя ближе была бы параллель с Холодной войной, когда вооруженные конфликты в различных частях света не мешали экономическому взаимодействию противоборствующих капиталистической и социалистической систем. РФ и Украина пребывают в состоянии необъявленной войны, но не разрывают связи. Абсурдно? Да. Ранняя христианская апология также начиналась с непостижимой максимы Credo quia absurdum est («верую, ибо абсурдно»).

Главное отличие Холодной войны прошлого века от нынешней в том, что роль системообразующих элементов, в том числе государств, резко ослабла. Консолидированный Запад, противостоящий СССР, в данном случае уже не является монолитным. В его среде происходят торговые войны. То и дело вспыхивают взаимные скандалы. А, к примеру, недавнее требование Трампа увеличить расходы европейцев на оборону с 2% до 4% ВВП наткнулось на уклончивое сопротивление европейцев.

Brexit, ливийский кризис, сирийская война, демарш Турции…

Запад де-факто согласился, что невмешательство РФ можно обеспечить лояльностью и, если не игнорированием, то замалчиванием действий Москвы, забыв о собственных ценностях и принципах, которые не разделяет кремлевский режим. Это, будем откровенны, ни хорошо, ни плохо – это объективная реальность сегодняшнего дня. Та самая реальность, в которой Европу регулярно сотрясают проблемы беженцев и мигрантов, в которой состоялся Brexit, ливийский кризис, сирийская война, демарш Турции в сторону от ЕС и многое другое.

Поэтому апелляции украинских политиков, прежде всего, к западным демократическим ценностям, на защите которых стоит Украина, конечно, выслушиваются, одобряются, однако… так и остаются в протоколах, не подкреплённые значительными объёмами помощи. Тот факт, что «Северный поток-2», вопреки Европейской энергетической хартии и энергетическим стратегиям, на данном этапе пребывает в процессе реализации (вне зависимости от его завершения), уже говорит о пересмотре весомой частью западных политиков основ международных отношений.

Экономический базис Запада, который дал ему возможность победить социалистический Союз, – капитализм – остался прежним. Но со сменой форм общественной жизни –  вынужден меняться и он.

Основа всего – борьба за ресурсы и мега-корпорации

Если государство не способно защитить крупный бизнес, он будет всё более замыкаться в корпорациях. В 2016 году в руках 0,18% долларовых миллионеров, составляющих населения Земли, было сосредоточено около 68,6 триллионов долларов, что составляет порядка трети общемирового благосостояния.

Если исповедуемые обществом ценности мешают наращивать объёмы бизнеса – их будут обходить (поставки турбин Siemens в Крым, «Северный поток-2»).

Если кто-то стоит на пути к ресурсам – его будут совсем недемократическим методом отодвигать, как в Ливии.

РФ и Украина пребывают в состоянии необъявленной войны, но не разрывают связи. Абсурдно? Да

Просто руководство РФ не то, чтобы поняло, а, вероятно, интуитивно почувствовало грядущие изменения, поэтому с начала 2000-х стало активно подстраиваться, а где-то и моделировать их. Оставаясь при этом исключительно капиталистическим государством, большая часть экономики которого представлена активами корпораций. Финансируя социальную сферу по остаточному принципу. И будет в кресле президента РФ сидеть Путин, Зюганов, Навальный или любой другой, он всё равно должен действовать в интересах «Газпрома» и других мега-корпораций.

Точно таким образом, как Трамп действует в интересах корпораций США, собирая по всему миру заказы на поставки американской продукции и устраивая торговые склоки с конкурентами на международном рынке. Поэтому не было, да и быть не могло между лидерами США и РФ публичных разногласий в Хельсинки. Трамп упомянул о «конкуренции» между поставками российского газа и американского сжиженного. И это – факт. Корпорации могут конкурировать, могут даже враждовать с применением вооруженной силы, как в Сирии, куда нефтяные компании завели частные военные структуры (помните разгром «Вагнера»?). Но это не отменяет основной цели их существования – получение прибыли.

В опоре на корпорации – сила, но и уязвимость РФ. «Газпром» не может закрыться от мира и работать исключительно на внутреннем рынке. Поэтому Москва не прекратила поставки газа и вынуждена была признать новое украинское правительство в 2014 году.

Шанс Украины – не быть прокладкой

Шанс Украины – реализоваться именно в новой геополитической и мировоззренческой реальности, которую условно можно назвать «корпоративным империализмом». Не уповать исключительно на слабеющее НАТО, а искать перспективные союзы, по типу военной структуры Евросоюза EUFOR, а также выстраивать новые военные оси. С той же Польшей, странами Балтии и Кавказа.

Не надеяться на то, что коллективный Запад наконец оценит жертвенность Украины и сделает из неё «витрину», а пытаться занять своё место на новом этапе развития человечества.

Не сдавать национальные экономические интересы в угоду «ценностям», но попытаться содействовать развитию собственных корпораций. Да, да – это тот самый «крупный бизнес», который так любят критиковать отечественные популисты всех мастей. Попытаться окончательно перестроиться под нацию мелких лавочников и заробитчан, значит, целенаправленно ослаблять и государство, и общество.

И, уж конечно, не попасться на удочку идеи превращения в «аграрную сверхдержаву», в случае чего из страны будет выдавлено большинство трудоспособного населения, а оставшемуся придётся заниматься низкооплачиваемым ручным трудом.

«Корпоративный империализм», как новый этап капитализма, не может избежать кризисов. На данный момент вся мировая экономика, по сути, является одним большим кредитным пузырём. Согласно исследованию Института международных финансов, общемировые долговые обязательства достигли рекордной отметки $247 триллионов. За I квартал 2018 года показатель вырос на $8 триллионов. При этом большая часть мировой задолженности приходится на нефинансовый корпоративный (!) долг, доля которого составляет $74 триллиона.

По мнению Игоря Мизраха, нам не стоит надеяться на то, что коллективный Запад наконец оценит жертвенность Украины и сделает из неё «витрину», нам нужно пытаться занять своё место на новом этапе развития человечества

Рано или поздно этот «мыльный пузырь» лопнет. С непредсказуемыми последствиями для большинства населения Земли.

Консолидированный Запад, противостоящий СССР, в данном случае уже не является монолитным

И та страна, или их союз, которые будут более подготовлены к грядущим тектоническим изменениям на глобальном уровне, получат очевидное преимущество. Возможно, если в среде украинского истеблишмента будет осознана новая геополитическая реальность, сделаны соответствующие выводы и приняты адекватные меры, то Украина сумеет не только выстоять, но и выйти из испытаний окрепшей.

Кстати, не факт, что новый кризис сумеет пережить РФ, элита которой, похоже, потеряла связь не только с обществом, но и с реальностью.

Проблема в том, что нынешнее украинское руководство реагирует ситуативно, исходя из вызовов сегодняшнего дня, и, что хуже, ориентируясь на идеологические концепции дня вчерашнего.

Но долго так продолжаться не может. Украину, как и весь мир, действительно, ждут серьёзные испытания. При чём – в обозримом (5-7 лет) будущем.

В завершение хочется сказать, что что Украине нужно найти себя и не идти на поводу у любой пропаганды.

Как видим, демократии в самом прямом смысле слова нет ни на Западе, ни в Америке.

И на любые проблемы нужно смотреть намного шире, и менятся, видоизменяться, подстраиваться, адекватно и быстро реагировать на любые вызовы.

Тогда Украину и украинцев не смогут использовать в виде прокладки в геополитических игрищах, в гибридных войнах между мега-корпорациями, как это фактически произошло на фоне двух отгремевших революций.

Игорь Мизрах, политический эксперт, юрист, общественный деятель, продюсер, шеф-редактор журнала Persona.Top

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии