Евгений Мураев
Наш собеседник высказывается в поддержку федерализации страны, вернее, глубокой ее децентрализации. По его мнению, в какую церковь ходить и на каком языке разговаривать, должны решать украинцы на местах

Змиевский «вундеркинд». Так часто называют Евгения Мураева и друзья, и враги, завидуя стремительной политической карьере парламентария, его острому уму, умению убеждать и вести диалог с аудиторией.

В эксклюзивном интервью журналу Persona.Top экс-представитель партии регионов, депутат Верховной Рады, председатель политического совета партии «За життя» рассказал, почему единственная модель Украины для окончания войны – это внеблоковое нейтральное государство. Причем, в какую бы сторону мы не стремились – в Европу или Россию, – всегда будем получать майданы и Донбасс.   

Евгений Мураев высказывается в поддержку федерализации страны, вернее, глубокой ее децентрализации. По его мнению, если перестать навязывать идеалы другой части Украины, тогда это будет предпосылкой к возврату Донбасса и объединению. А в какую церковь ходить и на каком языке разговаривать, должны решать украинцы на местах.  

А еще политик объяснил, какая разница между патриотизмом и вандализмом. Что активисты спортивной наружности, одетые в балаклавы, – это те же титушки, только поедающие брошенные с барского стола кости уже этой власти. Власти воров, ценные указания которым, как и какие реформы проводить, дает американский Госдеп.

– «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан…». Эти строки почти  200-летней давности Николая Некрасова сейчас в Украине имеют другое толкование: гражданственность измеряется патриотизмом. Как вы думаете – это приведет к «сингапурскому чуду» или к «Варфоломеевой ночи»?

– Для меня слово «патриотизм» в нынешнее время имеет резко негативный характер, поскольку явления, которые оно обозначает, отнюдь патриотизмом не являются.

Заворачиваться в национальную символику, но при этом все уничтожать под предлогом большой любви к Родине – это вандализм, а не патриотизм. Что такое Родина? Она во всем. Это и круг общения, и территория, и язык, и ценности, и культура, а не название государства или населенного пункта. Это что-то близкое, как бы банально не звучало, это как родная мать. За что вы маму любите? За совокупность всего самого лучшего, иногда даже вопреки всему этому.

Гражданин и патриот – это тот, кто созидает, создает рабочие места, защищает, платит налоги, так или иначе участвуя в развитии государства. А те товарищи, которые за брошенные хозяевами кости бегают и уничтожают бизнес, штурмуют банки – это те же титушки, только это звучит теперь по-другому: «патриоты» и «активисты».

На самом-то деле, те же спортсмены в балаклавах продолжают быть инструментом у нынешних власть имущих. В таком виде патриотизм ни к чему хорошему, конечно же, не приведет.

– Украинцы нацелены на выборы, но немногие понимают, что в 2019 году государственное устройство Украины может измениться. Об этом говорят лидеры мнений – и Юлия Тимошенко, и Вадим Рабинович, и Роман Бессмертный, и Юрий Бойко…. Ваша оценка возможных событий в этом ключе?

– Особо не вникаю в то, что они предлагают, но понимаю одну вещь. Нынешний конфликт продиктован историей и тем, что Украина никогда не была однородной, собиралась по частям. И то, что часть Украины, которой приросла наша страна по итогам Второй Мировой войны, сейчас навязывает какое-то свое мировоззрение – неприемлемо и является основой конфликта.

Вообще, я считаю, что государство должно обеспечивать права и свободы в первую очередь. Если платишь налоги, то требуй от него защиты, социальных стандартов и определенного уровня комфорта. Когда эти права и свободы попираются, возникают конфликты. Когда происходят перекосы и когда обязательная идеология, запрещенная Конституцией, становится данностью, возникают внутренние конфликты, приводящие к войнам. Как бы ни пыталась власть выдать события на юго-востоке страны за какие-то геополитические процессы, считаю, что основная их причина – это внутренний фактор.

Сможем ли мы собраться снова и прирастить те территории, которые эта власть потеряла, зависит от того, какими будут правила игры. Если мы перестанем навязывать свои идеалы другой части Украины – это будет предпосылкой к объединению.

Заворачиваться в национальную символику, но при этом все уничтожать под предлогом большой любви к Родине – это вандализм, а не патриотизм

Все очень боятся слова “федерализация”, но, по сути, следующее устройство Украины должно соответствовать этому понятию. То есть мы должны передать на места максимум полномочий. Какие у нас праздники, какие названия улиц, в какую церковь ходить – все это должны быть самостоятельные решения громад. За них не могут решать политики, особенно если они не имеют никакого доверия. Вот министр инфраструктуры Владимир Омелян отменяет поезда в РФ, но извините, он представляет партию, поддержка которой меньше статистической погрешности. Как он мог взять и расписаться за всю страну? В этом несовершенство всей системы управления нашим государством.

Поэтому давайте назовем все глубокой децентрализацией, где власть выбирается на местах, а не присылается из Киева. Тогда не будет «донецких», «днепровских», «винницких», и перед громадами будут подотчетны те, кого они сами поставили над собой. Ведь даже по Конституции источник власти – народ, управляющий через институты, которые сам и формирует.

Выборными должны быть судьи, а местный референдум – основным инструментом в определении внутренней, региональной политики. Украина многонациональна, мультикультурна, с совершенно разной историей. Если мы учтем все интересы, изменим баланс властных полномочий, тогда сможем ее сохранить от раскола на более мелкие куски. Более того, вернуть Донбасс и вести хотя бы какую-то дискуссию о Крыме, хотя уже весь мир снял этот вопрос с повестки дня.

Евгений Мураев
Как говорит Евгений Мураев, Украина многонациональна, мультикультурна, с совершенно разной историей. Если мы учтем все интересы, изменим баланс властных полномочий, тогда сможем ее сохранить от раскола на более мелкие куски

Внеблоковое нейтральное государство – вот единственная модель Украины, гарантирующая окончание войны. На территории нашей страны столкнулись интересы двух геополитических монстров и их военных блоков. Это Североатлантический альянс и Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Если мы будем стремиться в альянс с Россией или в ОДКБ, то всю жизнь будем получать Майданы. Если будем стремиться в Европу и НАТО, у нас везде будет Донбасс.

– Партия «За життя!» имеет все шансы войти в группу фаворитов на парламентских выборах (октябрь 2019 года) и сформировать парламентскую фракцию. Насколько реалистичны эти прогнозы? Если так, то какие политические силы и персоналии вы видите союзниками в будущей коалиции?

– У меня сейчас сложное отношение к партии «За життя». Некоторые процессы внутри меня категорически не устраивают. Поскольку партия должна объединять единомышленников, у которых есть общие цели, задачи, программа, она должна быть абсолютно независимой – ни от внешних факторов, ни от представителей финансово-промышленных групп, иначе она становится политическим проектом, который обслуживает чьи-то интересы.

Как у Грибоедова: «Служить бы рад, прислуживаться тошно». Поэтому после определенных событий я даже написал в Facebook, что взял тайм-аут и сейчас встречаюсь с абсолютно всеми областными организациями. Буду принимать для себя решение, какой дорогой идти дальше.

– У избирателей вызвало раздражение решение Виктора Медведчука о сотрудничестве с партией «За життя!»…

– Ключевые вопросы должны решаться с политсоветом. Это только в монархии принимаются решения единолично.

С уважением отношусь к Медведчуку, прекрасно понимаю степень его потенциальной полезности в урегулировании вопросов, связанных, в первую очередь, с Российской Федерацией, учитывая его близкие отношения с президентом РФ. Немаловажную роль он сыграл при проведении переговоров по обмену пленными.

Сможем ли мы собраться снова и прирастить те территории, которые эта власть потеряла, зависит от того, какими будут правила игры. Если мы перестанем навязывать свои идеалы другой части Украины – это будет предпосылкой к объединению

Нам необходимо честно говорить о том, что без российского рынка, без рынков стран СНГ экономически мы на ноги не станем.

Поэтому он, конечно же, важный переговорщик. Должен ли Медведчук быть политиком или функционером? Мне кажется, что больше функционером. То есть он однозначно ряд вопросов может урегулировать лучше, чем другие. Хотя если Россия заинтересована в Украине, и Украина будет способна вести нормальные переговоры, то и конфликт закончится, и экономика нормализуется.

– Бесконечны призывы к максимальному обновлению власти. А как быть при этом с компетентностью некоторых молодых депутатов «Батьківщины», «Самопомочі», Радикальной партии, у которых кроме лозунгов и ультиматумов в помине нет практических навыков управления ФАПом, ЦНАПом, ЖЭКом, РСУ, цехом, фермой и т.п.?

– Опять-таки, эти глупые решения связаны с тем, что кадровых чиновников полностью заменили неквалифицированные кадры. Чиновники не растут на деревьях. Они должны понимать, как функционирует местное самоуправление, как оно коммуницирует с центральными органами исполнительной власти. Для того, чтобы что-то починить, нужно знать, что сломалось. Огульно ведь уволили миллионы людей, которые годами работали в различных структурах и понимали, как они устроены и как взаимодействуют.

Подобное абсурдное решение связано с тем, что люди, никогда бы не ставшие властью при демократических выборах, до нее просто дорвались. И тут же начали трудоустраивать своих родственников, друзей, знакомых. Порошенко, который обвинял в кумовстве предыдущую власть, сам же затянул в парламент половину своей семьи. Его представитель в парламенте, «женщина третьего тысячелетия» – его кума, генеральный прокурор – ее муж, а глава фракции – одноклассник.

Люстрация и создавалась, чтобы провести везде своих. Помните, как под генерального прокурора даже изменили закон, чтобы Луценко занял пост без профильного юридического образования? Меня всегда учили, что обязанность руководителя – правильно сформулировать задачу и проверить ее выполнение. Но если генпрокурор не в материале, если он не понимает, как работают органы, если он даже не юрист, какую задачу он может поставить подчиненным?

Задачи чинить, сделать страну более комфортной и развитой не было. Была задача расставить везде своих, полностью уничтожить оппозицию и получить власть в вечное пользование. Думаю, это все диктовалось не только внутренним эгоизмом власть имущих, но и теми, кто признал события 2013-2014 года демократическим процессом. Хотя мы прекрасно понимаем, что вопрос легитимности этой власти у каждого здорового человека вызывает крупные сомнения.

А люстрацию придется отменить. Возвращать нужно тех, кого еще можно вернуть. Я общался со многими людьми, которые прошли через это унижение, и они говорят, что уже не хотят. Распробовали гражданскую жизнь, кто-то нашел себя в бизнесе и в это ярмо больше никогда в жизни не залезет. Но их нужно убеждать, находить мотивацию, в первую очередь, возвращать в правоохранительную систему. Она самая сложная, самая тонкая, поскольку оперативно-розыскная деятельность построена на информаторах, сети осведомителей, рухнувшей с уходом людей, которые нарабатывали все это много лет.

Сейчас нас шокируют резонансные преступления, и не то чтобы власть не хотела их расследовать. Она этого делать не в состоянии потому, что система разрушена.

Проблема кадров – номер один. Девять миллионов людей за границей – это как приговор. Уезжают лучшие специалисты, которые мгновенно там могут трудоустроиться. Раньше шутили: «Поедете в свою Европу горшки мыть». Но сейчас туда уезжают не только чернорабочие, но и представители технических профессий.

– Теперь сравним: премьер-министр Украины Николай Азаров и Владимир Гройсман. У тех, кто не подвержен склерозу, складывается впечатление, что последний выполняет программу первого (децентрализация, реформа медицины и образования, легализация «теневой экономики», «прощение оффшорных капиталов»). Оцените удельный вес рационального и абсурдного в работе правительств Украины под руководством этих двух топ-менеджеров.

– Как можно сравнить академика с продавцом арбузов? Большой вопрос есть ли у Гройсмана высшее образование. Вот уже два года он показывает нам, «как управлять страной»: концепции нет, программы социально-экономического развития нет, отчета правительства по этим программам тоже не существует.

Я руководил районом, по сути, это государство в миниатюре, и начал разбираться, что к чему, когда прошел цикл, через год. Привлекал своих лучших менеджеров из бизнеса, чтобы они нормализовали работу юридического аппарата, отсеяли все фирмы-присоски, вытаскивавшие деньги из бюджета. В результате высвободился ресурс, за счет которого с семнадцатого места мы вывели район на первое. Появилось больше денег, которые были направлены на инфраструктурные проекты, медицину, образование.

На территории нашей страны столкнулись интересы двух геополитических монстров и их военных блоков. Это Североатлантический альянс и Организация Договора о коллективной безопасности

Государство – система более сложная. Чтобы стать премьер-министром, нужно пройти длинный путь, быть свободным в решениях, привести с собой достойную команду. А кто такой Гройсман? Достойный продолжатель дела Яценюка. Живет в том коридоре, который ему обозначили МВФ и Вашингтон. У него жесткие рамки и минимальные деньги, которые выдают доноры. Обратите внимание, по Украине принимаются очень неблагоприятные решения, причем не только экономического, но и социального характера. Все наши потери переложены на граждан. Реформы таковыми не являются, это лишь сокращение расходов на каждую из отраслей под различными предлогами.

Евгений Мураев
Евгений Мураев полагает, что вопрос легитимности этой власти у каждого здорового человека вызывает крупные сомнения…

Посмотрите, что произошло с энергетикой. Мы сейчас платим сопоставимые с европейцами цены на коммунальные услуги. При этом можно ли обвинять в этом Гройсмана? Наверное, он часть этой системы и представитель одной из тех политических сил, которая такую конфигурацию создала. Можно ли как-то ее изменить? Да, можно – сменив власть.

Азаров был опытным топ-менеджером. При нулевой инфляции и девальвации уровень выплат всегда рос. Он следил за тем, чтобы покупательная способность населения увеличивалась. Да, отчасти у него была политическая задача, поскольку он все-таки был главой партии. Но такой путь имеет и абсолютно четкое экономическое обоснование: чем больше люди зарабатывают, тем больше они тратят. Если больше тратят, значит, должно больше производиться, а это дополнительные рабочие места, в том числе, рост доходов граждан.

Если вы спросите, что Гройсман построил за эти годы, какое предприятие открыл, сколько новых рабочих мест появилось, вы не увидите результата. Высшие чиновники подтасовывают социологические данные, потому что в ВВП страны они начали включать деньги, которые присылают наши граждане, работающие за границей. Но это же не ВВП, это полный абсурд.

Невозможно сравнивать этих людей – так же, как и ситуации в стране. Таких безапелляционных ультиматумов, которые нам сейчас выдвигают международные институты, раньше не было. Кредиты, которые получали от МВФ, были дополнением к чему-то. Вспомните, сколько в 2012 году было построено станций метро, стадионов, аэропортов, объектов инфраструктуры, гостиниц. Кредиты были резервами страны, и госдолг был в полтора раза меньше.

Порошенко, который обвинял в кумовстве предыдущую власть, сам же затянул в парламент половину своей семьи. Его представитель в парламенте, «женщина третьего тысячелетия» – его кума, генеральный прокурор – ее муж, а глава фракции – одноклассник

Многие ненавидят постмайданную власть за то, что они сделали со страной, за то, что в обмен на свои кресла ввергли украинцев в войну и уничтожили экономику. И, честно говоря, если ситуация не изменится в течение ближайших двух-трех лет, в кадровом потенциале мы пройдем точку невозврата, когда у страны останется только аграрное будущее. Но аграрная Украина способна прокормить только 15 миллионов, значит, остальные либо умрут, либо уедут.

Самое интересное, что «вашингтонский обком» и демократических европейцев это вполне устраивает. Они неглупые люди и считать умеют. Поэтому, все время улыбаясь, выжимают из Украины последнее. Как с лесом, который постоянно требует Европейский банк…

– Их не волнуют наши лысеющие Карпаты…

– Лысеющие Карпаты – это контрабанда леса. Но вы же понимаете, что контрабанда не может быть односторонней. Одни-то вывозят, но и вторые пускают. По железной дороге нельзя же в карманах лес везти, я еще понимаю, когда сигареты, но лес в карманах не перевезешь. Значит, наши пускают, значит, европейцы воспринимают нас как сырьевой придаток, значит, участвуют в этой международной контрабандной схеме.

А закон, который усиливал ответственность за вывоз леса кругляка, Порошенко так и не подписал. Значит, всех это устраивает.

Мир двуличен. Надеяться на то, что кто-то будет нам помогать, глупо. Украинцам нужно самим становится сильными, а для этого важна формула успеха. Почему идею внеблокового нейтрального государства я буквально насаждаю всем и всегда? Потому, что это единственное условие, при котором от нас отстанут. А считаться с нами будут, когда мы будем сопоставимы по потенциалу, в первую очередь, в экономическом и только потом уже в военном плане. Сильными в смысле обороны невозможно быть без денег, это все вопрос инвестиций, а если у нас экономика меньше, чем у Прибалтийских государств, которые в десятки раз меньше, то о какой сильной армии можно разговаривать? Только Порошенко может так беззаветно врать свои гражданам…

– Бертольд Брехт в «Трехгрошовой опере» наглядно показал неизбежность влияния криминала на власть. Тем более сейчас, когда криминал не отличишь от солистов Национальной оперы. К чему это все может привести? И что делать?

-А что вы вкладываете в понятие криминал? Людей, которые убивают, или, например, воровство из бюджета?

– Конечно, воровство из бюджета – это тоже криминал…

– Мной зарегистрирован законопроект, который приравнивает коррупцию, то есть воровство из бюджета или преференции, которые предоставляют аффилированным структурам чиновники, к измене Родине. Они постоянно кричат про войну, о том, что на фронте не хватает необходимого, что медицин бедная. Значит, и статья за коррупцию должна быть соответствующая – с высшей мерой, предусмотренной в законодательстве, 15 лет с конфискацией. Как вы думаете, кто-то этот закон принял или хотя бы в комитете рассмотрел? Конечно же, нет!

Евгений Мураев
Политик зарегистрировал законопроект, который приравнивает коррупцию… к измене Родине!..

Чтобы не воровали, повторюсь, должен быть закон об оппозиции. Вот представьте, я сейчас генеральный прокурор. Сильно бы получалось воровать у представителей ББП? Я бы с большим удовольствием их наказывал. Точно также, я думаю, если бы сейчас Юлии Тимошенко отдали этот пост, тоже воровали бы значительно меньше. А вот как может, объясните мне, кум кума контролировать? Как может человек, которого назначает президент, контролировать его самого или его людей? Так не может быть, эти контрольные функции должны быть у оппозиции. Да, у президента должна быть СБУ, армия, так как он отвечает за внешний вектор и за целостность государства. Но для того, чтобы коррупции стало меньше, контрольные функции необходимо отдать оппозиции.

Но в Украине власть – это бизнес. Становишься властью – зарабатываешь.

А сколько наплодили антикоррупционных органов? Несметное множество. Огромные деньги потрачены на их создание, а на некоторые, в нарушение Конституции, деньги тратят иностранные государства и содержат их по грантовой системе. Ну, и скажите мне, какие деньги вернулись в бюджет? Где эти пресловутые миллиарды? Кто из высших чиновников сидит? Снизился уровень коррупции? Все международные организации констатируют только ее рост.

Высшие чиновники подтасовывают социологические данные, потому что в ВВП страны они начали включать деньги, которые присылают наши граждане, работающие за границей

Стоит сказать и о судебной реформе. Все суды полностью в руках у Петра Порошенко. А кто голосовал за это? Да все! Все, кто считает себя оппозиционерами, в том числе и Оппозиционный Блок. Получается, что судебную вертикаль сдали в аренду президенту. А теперь представьте – прокуратура, следствие, судебные органы – все это под контролем президента. Ну, и где в этой стране правда, где справедливое наказание? На этом фоне я бы выделил «уличную демократию». Если ты активист, а еще и в национальной символике, делай, что хочешь!

Нам нужно восстановить саму систему права. Нам важно сформировать большинство в Раде и потратить годы на то, чтобы наладить жизнь. Если говорят о том, что реформы пройдут за 30 шагов, за 100 дней, это полный бред, подобное невозможно. Но года через 3-4 украинцы смогут уже ощутить изменения.

– Борьба с коррупцией, по мнению Иммануила Валлерстайна, бессмысленна, поскольку центр мировой коррупции там, где больше всего денег – в США. Просто в Америке коррупция обернута в «упаковку» лоббизма. Какой рецепт нужен Украине?

– Не согласен, что лоббизм – обязательно плохо. У него есть две стороны. В США те, кто формирует избирательные фонды политиков по известной процедуре, потом открыто получают какие-то преференции. Инвесторы тоже получают новые возможности – но опять прозрачно и под определенные обязательства перед государством. У нас же у каждой финансово-промышленной группы есть своя партия в парламенте. За каждой стоят олигархи, и политика тесно слилась с экономикой.

Когда я рисовал экономическую модель, то понимал, что абсолютно все доходы и расходы нужно отдать на места. В центре нужно оставить МИД, армию, финансовую систему, Нацбанк и управление государственными монополиями.

За счет государственных предприятий олигархи стали миллиардерами. Прибыль, которая должна была быть у государства, остается у них на счетах. За счет того, что у них есть политические партии и политическое влияние, они паразитируют на этих предприятиях. Почему я ранее заявлял, что не буду в партии, которую финансирует иностранное государство или олигархи? Потому что не хочу обслуживать эту модель.  

Мы вычистим эту систему только тогда, если будем независимы в предвыборный, выборный и послевыборный период. Госпредприятия должны генерировать прибыль для того, чтобы содержать государственный аппарат, армию, формировать прибыль для масштабных инфраструктурных проектов. Это международные трассы, аэропорты, порты, – то, что будет приносить прибыль и развивать Украину.

– Вернемся к взрывным темам. Некоторые мои знакомые убеждены, что Донбасс Украине не нужен. Но после этого Виктор Орбан (премьер-министр Венгрии) может заявить, что и Закарпатье исторически не принадлежит Украине, а на очереди – Румыния, Польша, Турция. И даже Литва может вспомнить о наследстве короля Данилы Галицкого. Чем это все может закончиться?

– Тем, кто утверждает, что Украине не нужен Донбасс, нужно проходить обязательный медосмотр. Когда я слышу подобные фразы, хочется кого-то больно ударить. Помните, как было в легендарной картине «Иван Васильевич меняет профессию» про Кемскую волость? Так вот – нечего землю разбазаривать! Донбасс – это наша территория, там живут наши граждане. Чем они хуже украинцы, чем мы? Они точно также любили свою страну, платили налоги, трудились на ее благо. Они, мол, не такие из-за того, что в другую церковь ходят или на другом языке говорят? Донбасс сейчас – это продолжение того внутреннего конфликта, о котором мы говорили.

Россказни о том, что он якобы дотационный – действительно россказни. Донбасс – промышленный и ресурсный регион. Это полезные ископаемые, энергетические угли, антрацитная группа. У нас половина теплоэлектростанций работает на этом сырье. Донбасс – наш экономический потенциал.

Что же касается Закарпатья, да и вообще претензий всех наших соседей к нашей территории, то если мы не изменим свою политику и позволим реализоваться худшему сценарию, мне кажется, нас растянут как лоскутное одеяло.  На наши территории будут претендовать Россия, Венгрия, Польша, Румыния. Соседи, безусловно, хотят прирасти новыми территориями с белым христианским населением из-за того, что в Европе большая проблема с мигрантами и с мусульманизацией на ее территории.

Вот одна из причин, почему Европе тоже выгодна нестабильность в Украине. Для получения рабочей силы страны ЕС с каждым днем все больше и больше упрощают систему въезда и получения визы на работу.

Мир двуличен. Надеяться на то, что кто-то будет нам помогать, глупо

Личным примером дополню картину. Близкие мне люди занимаются бизнесом в Словакии, они завезли в эту страну 90 строителей за два месяца. Достаточно дать объявление и заявку с требованиями, что нужны строители со знанием украинского языка. А много ли словаков знают украинский? Поэтому они и мотивируют разрешения украинцам, что у них якобы нет специалистов со знанием украинского языка. Через три месяца вы получаете рабочую визу. После того, как новая Европа стала частью ЕС, очень многие поехали работать в старую Европу, так как там выше заработные платы. Восполнять нехватку трудовых резервов они могут исключительно за счет мигрантов из стран бывшего СССР.

Или другой пример. Ко мне приехал товарищ из Закарпатья и говорит, что венгры дали деньги на строительство аэропорта и дорог. Я спрашиваю, как дали, в кредит? А он говорит, нет, просто так. В принципе, в Венгрии ВВП не самый высокий в Европе, и, конечно же, можно говорить, что они помогают своей диаспоре. Но мне кажется, что все готовятся и уже начинают вкладывать деньги в перспективные территории.

Мир агрессивен. Он с удовольствием поделит нас как сладкую булку, и мы медленно к этому идем. Наш внешний государственный долг, культурная война, которую развязал Вятрович (Владимир Вятрович, директор Украинского института национальной памяти – прим. Ред), это все вещи, которые стимулируют эти процессы.

– Сколько еще нужно положить наших сограждан – как с этой, так и с той стороны, чтобы в Украине наступил мир? И, если говорить о генеральном наступлении по освобождению Донбасса, кто должен его возглавлять?

– Скажите, а кто хочет погибнуть? Хотят умереть те, кто живет на Донбассе или те, которые должны будут «пойти в наступление»? Вспомните все волны мобилизации, как людей ловили на улице. Конечно, можно рассказывать очень много, но у кого память не короткая, помнят, как снимали с поездов, ловили в институтах, ходили по домам. Все прекрасно понимают природу этого конфликта, и я не верю в военное решение этого вопроса. Глупо спорить, что Россия принимает активное участие в жизнеобеспечении этих регионов. После всех блокад, отключения Донбасса от газа, воды, электроснабжения, банковской системы, он все больше и больше интегрируется в Россию.

Она несет потери, ведь основные санкции были за Донбасс, после падения малазийского «Боинга». Поэтому Россия даже заинтересована быстрее его вернуть назад. Но вернуть его, в моем понимании, можно только в одном случае: если Украина перестанет нести бред о том, что мы станем частью НАТО. Для России это огромные затраты, сотни миллиардов, это проблема, связанная с оборонной доктриной. Северному соседу придется полностью перестраивать систему противоракетной обороны. Так Украина была в буферной зоне – между НАТО и ОДКБ, а так НАТО вплотную подойдет к территории России, которая этого не допустит.

Если помните, в 2008 году, когда было письмо Яценюка, Тимошенко и Ющенко, инициативу по плану постоянного членства Украины в НАТО заблокировала Франция и Германия. Эти страны не хотели иметь конфликт с Российской Федерацией, потому что они зарабатывают с ними колоссальные деньги. Их товарооборот многократно превышает товарооборот с Украиной. Так вот, когда мы снимем этот вопрос с повестки дня (а снять его может только референдум), когда проголосуем за нейтральный, внеблоковый статус, когда дадим гарантии соблюдения интересов граждан, которые живут на временно неподконтрольных территориях, а это я еще раз говорю, глубокая децентрализация, наступит мир, и Донбасс вернется.

– А что касается газотранспортной системы Украины, то каков ваш прогноз?

– Я сторонник консорциума на троих, когда в интересе все: и те, кто добывает, и мы, как транзитная страна, и те, кто покупает. Такая формула рабочая. Если мы условно сделаем трехсторонний консорциум, тогда можно остановить процессы строительства Южного, Северного и других потоков. Это же огромный бизнес, огромные деньги, которые зарабатывает не только государство, но и отдельные политики.

Международная коррупция тоже существует. Если мы не хотим, чтобы это превратилось в металлолом, надо понимать, что в эту историю надо втягивать абсолютно всех, кто в ней заинтересован. К слову, сейчас ни Тимошенко, ни Порошенко не вспоминает про газотранспортную систему, хотя все понимают, что как только в обход будут построены газопроводы, то 18 миллиардов кубов, которые нам пообещали с барского плеча в Газпроме, превратятся в убытки.

Многие ненавидят постмайданную власть за то, что они сделали со страной, за то, что в обмен на свои кресла ввергли украинцев в войну и уничтожили экономику

Украина должна прокачивать, как минимум, 40-50 миллиардов кубов, чтобы труба обходилась нам в ноль. Чтобы зарабатывать, объемы прокачки должны быть еще выше. Не забывайте, что в газотранспортную систему необходимо постоянно вкладывать деньги. С ней носились как с писаной торбой, пытались вести дискуссии о создании консорциума, но Тимошенко, Яценюк и им подобные кричали, что это наше народное достояние и что власть сдает национальные интересы. Но уже тогда было понятно, что если мы этого не сделаем, то в обход нас пойдут другие газопроводы, и мы останемся ни с чем.

Предыдущая власть очень плохо работала со СМИ. Их глобальная ошибка была в том, что они не объясняли причины принятых решений. Сейчас власть стала более открытой, появилось больше средств массовой информации. Другой вопрос, что это не вызывает никаких действий со стороны социально-активных граждан, я не вижу политической оппозиции. Помните, сколько Майданов было при предшественниках? «Налоговый майдан», «оранжевая революция», «революция достоинства». Но сейчас ведь жить стало гораздо хуже. Платная медицина, мизерные пенсии и так далее, но я что-то людей на улице не вижу. Где же эта самоорганизация, гордость нации?

Может быть, потому, что все «революции» происходят благодаря технологиям? И, к сожалению, те, кто этими технологиями обладают, находятся у власти? Никто симметричный ответ пока дать не может. Хотя власть все равно боится, и именно поэтому содержит все эти парамилитарные формирования, чтобы сдерживать гнев народа и держать его в страхе.

-Каких самых опасных и непредсказуемых технологий можно ожидать от команды Петра Порошенко на предстоящих выборах? Как Петр Алексеевич может поступить со своими оппонентами? Черный пиар уже вовсю пошел в оборот…

– Нынешняя власть, то есть БПП и «Народный фронт», понимает, что потеря полномочий означает наступление ответственности, в том числе уголовной. За конфликт на Донбассе, который они развязали, за сдачу Крыма. Они, конечно, могут рассказывать, что кто-то в этом виноват, но именно у них была вся полнота власти. Защищать суверенитет и границы обязаны были они, а конкретно – исполняющий обязанности президента Александр Турчинов, глава МВД Арсен Аваков, премьер-министр Арсений Яценюк.  Они же ответят за антитеррористическую операцию, за Роттердам плюс, за массовое разворовывание бюджетных средств. Поэтому они будут делать абсолютно все, чтобы остаться во власти и не потерять контроль.

Временщики будут цепляться за нее любыми способами, возможно, введут военное положение, будут проводить масштабные фальсификации, естественно, включать репрессивный аппарат.

Посмотрите, массово открываются уголовные дела против многих мэров городов для того, чтобы они поддержали Порошенко на этих выборах и помогли ему сохранить власть. Точно также будут давить и на парламентских выборах на представителей мажоритарных округов, под эгидой беспартийности будут проводить своих, чтобы потом формировать пропрезидентскую фракцию.

Думаю, что все способы будут задействованы, вплоть до прямого подкупа. Я побывал в нескольких городах, изучил ситуацию, где совершенно четко видно, как проведены выборы в территориальных громадах, сформированы сети, пирамиды подкупа голосов. Но всему этому можно противостоять. Во-первых, если будет максимальная явка, то намного сложнее подтасовывать результаты. Чем больше людей приходят голосовать, тем меньше влияние административного ресурса. Во-вторых, наши соседи не заинтересованы в недемократических выборах, будет огромное количество наблюдателей на всех участках.

Самое неприятное, до чего может опуститься власть – это введение военного положения. Ему должны предшествовать какие-то глобальные теракты на территории мирных городов и, насколько я знаю, такие сценарии тоже рассматриваются. Представьте взрывы в метрополитене в Харькове, на вокзале в Днепропетровске, в тех городах, где электоральная поддержка власти невысока. Там вводится временная военная администрация, и выборы не проводятся.

– Один из экспертов нашего журнала политолог Руслан Бортник подробно рассказал, почему идти на выборы нужно обязательно. Чтобы радикальное меньшинство не решало судьбу всей страны. Ваше мнение?

– Это правда. Тем более, что на Юго-Востоке всегда явка ниже, чем на Западной Украине. Я никогда не думал, что общество может быть настолько радикальным и агрессивным. Не мог и представить, что государство умышленно потеряет монополию на насилие и позволит уличной демократии диктовать повестку дня, но это случилось. Поэтому единственный вариант – привести во власть прагматичных людей. Если избирателей придет не как обычно, 40%, а за 60%, то могу сказать, что баланс в парламенте может быть восстановлен. Нынешние власть предержащие смогли продавить свои интересы, поэтому несколько десятков представителей Юго-Востока ничего не могут им противопоставить.

Евгений Мураев
Тем, кто утверждает, что Украине не нужен Донбасс, нужно проходить обязательный медосмотр. Когда я слышу подобные фразы, хочется кого-то больно ударить

– Бортник также говорил, что вы чуть ли не единственный депутат в Верховной Раде, который еще противостоит действующей власти, а вот вся так называемая оппозиция является ручной…

– Они все представители финансово-промышленных групп. Тот же Оппозиционный блок принадлежит нескольким олигархам, и это не секрет. Они сотрудничают с властью за то, что она не трогает те государственные предприятия, которыми они управляют. Такая «оппозиция» давно не защищает интересы граждан, и изменить это возможно только в одной ситуации: если партия не будет брать у олигархов деньги и скажет им «до свидания».

– Кто должен сидеть в тюрьме в Украине из нынешних и бывших топ-чиновников? Можете назвать фамилии?

-Я не прокурор. Это только Луценко всем ярлыки вешает. Необходимо разбираться с каждым, поднимать акты, проводить ревизии. Смотреть, как проводились закупки, куда выделялись деньги. Вот тут, как ни странно, США могли бы нам помочь. Ведь там настоящий центр украинской коррупции. США администрируют абсолютно все оффшоры. Заокеанские “друзья” прекрасно понимают, куда наши чиновники и их фирмы выводят деньги. Более того, если деньги перечисляются в валюте Штатов, то они проходят через аналог нашего Нацбанка. Они все знают и позволяют нашим чиновникам красть, взамен получают рычаги влияния и продавливают свои политические и коммерческие интересы у нас в Украине. Американцев полностью пустили в бизнес, в том числе в добычу газа. Это все делается не просто так. Проворовавшиеся чиновники становятся марионетками…

Россия, по мнению Мураева, даже заинтересована быстрее вернуть Донбасс назад. Но вернуть его можно только в одном случае: если Украина перестанет нести бред о том, что мы станем частью НАТО. Так Украина была в буферной зоне – между НАТО и ОДКБ, а так НАТО вплотную подойдет к территории России, которая этого не допустит…

Раньше говорили, что у нас президенты пророссийские, а сейчас проамериканские. Порошенко – тоже ручной, он напрямую получает ценные указания из Госдепа США. К нам приезжают и рассказывают, какие законы и реформы принимать, какие вертикали власти выстраивать. Антикоррупционный суд, САП и НАБУ в Конституции не прописаны. Это вертикаль управления США внутри нашей страны. Антикоррупционный суд будет судить не именем Украины, а именем Госдепа.

– Что бы вы пожелали читателям журнала Persona.Top? Расскажите, что из последнего прочитанного произвело на вас впечатление?

– Знаете, в последнее время я много пишу. Пытаюсь систематизировать все законы в концепцию. Я не верю в то, что наши избиратели читают программы партии, но, тем не менее, все равно стараюсь все это систематизировать, чтобы было понятно для разного уровня восприятия. Как говорят мои помощники: «Евгений Владимирович, сильно много букв, никто это читать не будет». Я сейчас стараюсь структурно свернуть это в миниатюру вплоть до тезисов. Хочу в ближайшее время со всеми отраслевыми специалистами провести дискуссию той программы страны, которую я вижу. Очень надеюсь, что мы будем делать это в прямом эфире для того, чтобы это понимали и простые люди.

Мы попытаемся вести дискуссию на всех уровнях, однозначно люди должны знать правду. Потому что накануне выборов нам опять начнут рассказывать, что пенсия будет в миллион, а зарплата – в два. Это же бред. Ответственные политики должны говорить, что и как они будут делать. Если мы опять будем попадаться на сладкие обещания, то будем жить, как при Гройсмане, Яценюке и им подобным.

Так что, скорее бы, не посоветовал, а попросил наших граждан помочь спасти нашу страну. Не уезжать, не ставить крест на Украине. Ведь лучше Украины нет, и это не пустые слова.

Я много путешествую и знаю, что есть красивые города, хорошие рестораны, приятный климат, но вот полного комплекса, который бы соответствовал моим запросам и ожиданиям от страны, я нигде не нашел. Европейские ценности для меня чужды, европейский уровень жизни – он тоже не однозначен. А вот наши ценности… Помните стихотворение Маяковского «Что такое хорошо и что такое плохо»? Вот ценности, заложенные с детства, и они самые лучшие. Там не умеют так дружить, там так не помогают, там ты чувствуешь себя одиноким.

Украину надо спасать, а для этого нужно объединение. А вот это «все пропало», «все равно за нас решают» – неверно! Некоторые мои товарищи смеются и говорят, что я никого не разбужу, а я верю, что все равно умные люди понимают, что есть причины наших бед и мы будем откровенно о них говорить. Нужно запастись терпением и впрягаться в работу. Легко и быстро не будет, но зато наши дети скажут спасибо, а за это стоит побороться.

АВТОР: Мария Маловичко

Фото предоставлено пресс-службой политика

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии