“О, сколько нам открытий чудных готовит госстата дух, и сам министр, сын ошибок трудных, и реформатор, парадоксов друг…”. Именно эту фразу хочется вслед за классиком воскликнуть при достаточно поверхностном взгляде на данные нашей статистики в контексте выявления причин и природы современного кризиса. Удивительно, что наши министры смотрят примерно туда же, но видят почему-то лишь различные комбинации из пальцев, как при взгляде “в книгу” не вполне просвещенного индивида, – пишет Алексей Кущ для 112 Украина. 

Среди причин нынешней экономической вялотекущей “немощи” называют что угодно, но только не отток населения за рубеж. Хотя не все чиновники у нас страдают эпизодической близорукостью (“здесь вижу, здесь не вижу, а здесь в карман накладываю”). Так, в отчете НБУ усиление трудовой миграции названо ключевым риском для будущего экономического роста страны. По мнению аналитиков, этот фактор бросается в глаза как детородный орган на лбу. Если даже внешняя конъюнктура на наши экспортные товары в ближайшее время будет благоприятна (цены на металл, зерно, руду на международных рынках) и начнется такой-сякой приток внешних и внутренних инвестиций в реальный сектор, он все равно не сможет быстро развиваться по той причине, что некому будет его развивать. Уже сейчас даже средние стартапы в сфере промышленности и инжиниринга в Украине сталкиваются с колоссальной проблемой нехватки кадров, особенно в техническом и инженерном сегментах. Не говоря уже о том, что реанимация крупных производств на востоке и юге страны, равно как и заход туда больших западных корпораций, которые с большого корпоративного бодуна вдруг захотят разместить у нас свои производства, вообще не реальна по причине тотального дефицита рабочих кадров.

Зато центральный банк Польши в своем аналитическом отчете назвал трудовую миграцию из Украины ключевым фактором нынешних высоких темпов экономического роста в Речи Посполитой. Именно благодаря притоку свежей украинской крови нынешняя провластная партия в Варшаве даже смогла пойти на беспрецедентный шаг по отмене решения “попередников” касательно повышения пенсионного возраста для поляков. Произошло это благодаря тому, что часть польской трудовой миграции, выехавшей в страны Западной Европы, была замещена притоком мигрантов из Украины. Простыми словами, вместо сантехника из Лодзи, уехавшего в Лондон, появился сантехник из Житомира. Сегодня поляки снимают об украинских гастарбайтерах умилительные сериалы а-ля “Девушки из Львова” и даже не скупятся на социальные ролики, в одном из которых украинская домработница помогает местному шалопаю решить задачу по математике, вспоминая о своем высшем образовании. Хотя, конечно, не все так радужно, и наряду с заверениями о том, что без украинцев польское экономическое чудо никогда бы не состоялось, иногда слышны и совершенно иные диалоги, как, например, вот этот, прозвучавший в эфире радиостанции Eska Rock (справедливости ради отметим, что это произошло еще в 2012-м, но с тех пор все только усугубилось, и если тогда смеялись, то сейчас бьют, и иногда – ногами):

“Воевудский: А знаешь, что я вчера сделал после матча с Украиной?

Фигурский: Что?

Воевудский: Я поступил как истинный поляк…

Фигурский: Ты пнул собаку?

Воевудский: Нет, я выгнал свою украинку. (Смех)

Фигурский (смех): А, это хороша идея (смех). Мне это еще не приходило в голову. Знаешь, что? Я со злости сегодня ей не заплачу.

Воевудский: Знаешь, а я заберу свою назад, заберу ее деньги и снова выгоню. (Смех)

Фигурский: Скажу тебе, что если бы моя была хоть немного симпатичнее, то я бы ее еще изнасиловал.

Воевудский: Э-э.. я не знаю, как моя выглядит, потому что она все время на коленях (смех)”.

Хотя подобная сегрегация не слишком волнует наши политические элиты. Они больше заняты подсчетами тех трансфертов, которые заходят в Украину от “заробитчан”. В прошлом году вообще “шара в форточку влетела”: НБУ насчитал целых 9 млрд долл.Под эти деньги туземные ФПГ развернули и жилое строительство, и новые торговые центры. Все так и норовят заполучить хоть маленький ручеек от этого полноводного потока. Польские банки развернули целые маркетинговые программы в надежде поработать с этим ресурсом. На телевидении не утихают нескромные вздохи армии экспертов о том, как же это все “дастиш фантастиш”. А тут еще и новые данные с рынка полькой недвижимости подоспели. По сообщению польских СМИ, граждане Украины уже третий год кряду становятся лидерами покупок жилья среди иностранных покупателей. В 2017-м украинцы приобрели в Польше 70 тысяч “квадратов”, и это было на 16% больше, чем годом ранее. Суммарные покупки жилья иностранцами в Польше составили 264 тыс. кв. м (рост на 6%). Отсюда следует простой вывод: каждая четвертая квартира в Польше, купленная иностранцами, приходится на выходцев из нашей страны. На втором месте немцы, “бронза” у англичан. В пятерку также вошли французы и белорусы.

А что говорит наша статистика? По различным оценкам, за рубежом работают от 2 до 6 млн человек. Так как нынешняя власть шарахается от переписи населения как депутат от народа, то приходится гадать в стиле “где-то так, сэм-восэм”. Самые объективные данные, которые довелось видеть, говорят о 2,7 млн постоянных трудовых мигрантов.

За последние годы количество трудоспособного населения Украины сократилось с 20,9 млн (2010) до 17,85 млн (2017), и главными причинами этого стали аннексия Крыма и оккупация части Донбасса.

Удивительно, но при этом динамика валового продукта в перерасчете на душу трудоспособного населения за последние семь лет практически не изменилась: если в 2010-м данный показатель составлял 6,5 тыс. долл. в год, то в 2017 – 6,1 тыс. долл. Экстремумы были зафиксированы в 2013-м – 8,8 тыс. долл. (максимум), что объясняется политикой фиксированного курса, когда ВВП рос, а обменный курс оставался неизменным, и в 2015-м (минимум) в размере 5 тыс. долл. (опять же одна из причин – резкая девальвация национальной валюты). Данные показатели взяты без учета АРК Крым, города Севастополя и территорий проведения АТО, так что фактор внешней агрессии при расчетах по возможности выведен за скобки.

Если брать динамику ВВП в 2014-2015 гг., то суммарное падение валового продукта составило 16,4%, в то время как в 2009-м вследствие глобального мирового кризиса – сопоставимые 15,1%.

Данные по душевому доходу наглядно показывают, что если показатель общего роста ВВП в 2016-2017 годах смог отыграть лишь примерно 5% из потерянных 16,4%, то ВВП в долларах в расчете на душу населения практически вернулся к уровню 2010 года (рост данного показателя в 2010-2013 гг. в значительной степени был обусловлен политикой фиксированного курса). А это значит, что если кризис 2008-го носил внутренний, эндогенный характер (хоть и был привнесен извне, но усугубился вследствие неэффективной внутренней структуры нашей экономики), то кризис 2014-2015 гг. был спровоцирован внешними, экзогенными причинами (война, аннексия), хотя спусковой крючок находился внутри национальной политической системы. Таким образом, все, что требовалось от власти, – это не мифические “144 реформы”, а простое восстановление заглохшего экономического потенциала, эффективные экономические стимулы и новая политика занятости, которая стимулировала бы рост доходов и замедление трудовой миграции.

В настоящее время производительность труда в Украине практически находится на уровне 2010 года, а если масштабы трудовой миграции превышают оценочные показатели, то и превосходит этот уровень. Оставшееся население генерирует конечный национальный продукт на своем максимуме. Переход на более высокую планку возможен лишь вследствие колоссальных инвестиций (инновационный скачок), что практически нереально, или в результате активации замороженного потенциала реального сектора экономики. Плюс развитие третичного сектора (услуги, наука, образование, медицина). Но для этого попросту нет людей. Те 2,7 млн человек, которые выехали за рубеж, могли бы генерировать внутри страны ВВП на уровне 16,5 млрд долл. Вместо этого правительство утешается 9 млрд трансфертов, которые не только почти в два раза меньше, но и практически не участвуют даже в минимальном бюджетном перераспределении. Кроме того, работа 2,7 млн человек – это фонд заработной платы в размере 300-320 млрд грн в год с отчислениями в ПФУ в объеме более 70 млрд грн и подоходным налогом порядка 58 млрд грн, что позволило бы и нарастить доходную часть бюджета, и сократить дефицит Пенсионного фонда.

Но что все эти цифры для “отцов украинской демократии”! Для них – ничто, а для нас – жизнь. Пока же политические элиты почивают в теплой ванне из траншей МВФ и “полируются” доходами от роста торговли благодаря трансфертам трудовых мигрантов. Старый потенциал индустриальной экономики Украинской ССР они “амортизировали” в течение 25 лет. Нынешняя заробитчанско-сырьевая модель прослужит куда меньше. Хотя в контексте нынешней экономической политики – главное, чтобы дотянула до лета следующего года. Плюс 24 часа на сборы и самолет.

Алексей Кущ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии