Москва и Дамаск начали военную операцию в граничащей с Турцией сирийской провинции Идлиб. Они нанесли 8 сентября авиаудары на юге и юго-востоке провинции, в результате которых погибли 9 гражданских, – сообщает 112 Украина. 

Идлиб – это оплот разношерстной сирийской оппозиции. После падения Алеппо, Восточной Гуты и провинции Даръа в Идлиб перебралась значительная часть противников режима президента Башара Асада. Там находится “Сирийская свободная армия” – военное крыло “Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил” Халеда Ходжа. В Идлибе присутствуют около 30 тыс. вооруженных исламских экстремистов из террористической организации “Ахрар аш-Шам” и исламской коалиции “Хайат Тахрир аш-Шам” во главе с “Джебхат ан-Нусра” – сирийским филиалом “Аль-Каиды”. Еще до начала боев США, ЕС и ООН выразили обеспокоенность относительно гуманитарной катастрофы – в Идлибе проживает до 3,5 млн человек. С начала сентября под бомбардировками погибли 26 местных жителей.

Обеспокоен ситуацией в Идлибе и президент Турции Реджеп Эрдоган. На прошлой неделе он заявил, что попытается убедить лидеров России и Ирана не устраивать массированные бомбардировки в Идлибе и отделять террористов от других людей. Слушать Эрдогана на саммите глав России, Турции и Ирана в Тегеране никто не стал. Президент РФ Владимир Путин сказал, что недопустимо, когда под предлогом защиты гражданского населения хотят вывести из-под удара террористов, а  также нанести ущерб сирийским правительственным войскам. Хозяин Кремля говорил о готовящихся в Идлибе провокациях, инсценирующих применение Дамаском химического оружия. Его иранский коллега Хасан Роухани призвал к выводу американских военных из Сирийского Курдистана и прекращению авиаударов Израиля. Военная операция в Идлибе вскрывает разногласия России и Турции вопреки попыткам построить вместе с Ираном военно-политический альянс в противовес США, Израилю и Саудовской Аравии на Ближнем Востоке.

Удар по имиджу Эрдогана

Военная операция в Идлибе может негативно отразиться на репутации Эрдогана и Турции в мусульманском мире. С момента прихода к власти Эрдоган содействовал усилению влияния ислама в общественно-политической жизни своей страны. В годы “арабской весны” турецкий президент сблизился с исламистами, которые свергли светские правительства в Египте, Ливии, Тунисе. Он выступал за прорыв морской блокады Израиля Сектора Газа, где правит террористическая организация “Хамас”. Поддержка умеренно-исламистской оппозиции в гражданской войне в Сирии является пазлом в ближневосточной политике Эрдогана. Турецкий президент стремится укрепить влияние Турции в странах, которые когда-то находились в составе Османской Порты, и потеснить влияние США в регионе.

С первых дней вооруженного конфликта в соседней арабской республике турецкие власти поддерживали “Сирийскую свободную армию”. Эрдоган позволил оппозиционной партии “Сирийский национальный совет” коммуниста Джорджа Сабране основать свою штаб-квартиру в Анкаре. В 2016-2017 гг. вооруженные силы Турции совместно с “Сирийской свободной армией” провели военную операцию “Щит Евфрата” и очистили от ИГИЛ и курдских вооруженных формирований сирийскую мухафазу Халеб, превратив ее в буферную зону под управлением “Временного правительства Сирии” (штаб-квартира расположена в турецком городе Газиантеп). Эрдоган в духе политики пантюркизма нарабатывал себе имидж защитника сирийских туркоманов от произвола режима Башара Асада. При поддержке Анкары они основали оппозиционные Дамаску “Сирийское туркоманское движение” и вооруженные формирования “Бригада сирийских туркмен”, “Бригада Джабаль ат-Туркман” (связана с террористическими организациями “Аль-Каида” и “Джебхат ан-Нусра”), “Бригада султана Селима”. Лидер сирийской оппозиции Халед Ходжа является сирийским туркоманом.

Турция была заинтересована в том, чтобы разрозненные группировки сирийской оппозиции “Сирийская национальная армия” из Халеба и “Национальный фронт освобождения” из Идлиба объединили усилия и перешли в наступление против войск Асада. Заместитель командующего “Сирийской национальной армии” Ахмед аль Отман предполагал, что в случае успеха на севере Сирии появится боеспособная 100-тысячная военная группировка оппозиционных сил, которая сумеет взять под контроль всю провинцию Алеппо.

Однако российско-турецкое наступление на Идлиб ставит под удар планы Турции в Сирии. Воздушно-космические силы России и войска Асада просто обескровят вооруженные формирования сирийской оппозиции в ходе боев за Идлиб. Вряд ли Эрдоган окажет военную помощь своим сателлитам в Идлибе в виду того, что обострение отношений с Россией невыгодно Турции. Анкара налаживает с Москвой военно-техническое сотрудничество, участвует в реализации российского газопровода “Турецкий поток”. А в мусульманском мире просто не поймут бездеятельность Турции. Нынешняя ситуация выглядит, как будто Эрдоган решил сдать “своих людей” в Идлибе на съедение “неверным” в лице России и режима Асада ради политических и экономических интересов.

Военная операция в Идлибе демонстрирует слабость Турции, неспособность отстоять свои интересы в Сирии и договориться с Россией и Ираном о сохранении статуса-кво для территорий, контролируемых сирийской оппозицией. Негатива добавляет тот факт, что захватив Идлиб, войска Асада освобождают себе тропу для похода на север Сирии, который сейчас находится в сфере влияния Турции. В мае Асад заявил, что правительственные войска будут силой отвоевывать территории, если не получится договориться с сирийской оппозицией. Масла в огонь подливает угроза притока новых толп беженцев из Идлиба в Турцию. А Турция знакома с миграционным кризисом не понаслышке. Турецкие города превратились в проходной двор для сотен тысяч сирийских беженцев на пути в Евросоюз. С 2016 года Турция содержит на своей территории 3 млн беженцев по договоренностям с ЕС. Согласно прогнозам ООН, в результате наступления в Идлибе не менее 800 тыс. жителей останутся без крыши над головой. Военная операция в Идлибе ставит под сомнение способность Турции играть роль самодостаточного центра силы на Ближнем Востоке.

Пассивность Запада в интересах России

Россия не собирается учитывать интересы Турции в Идлибе и прерывать военную операцию. Глобальная цель вмешательства Москвы и Тегерана в сирийский конфликт – сохранить Асада в кресле президента. Режим Асада стремится вернуть под свой контроль все регионы Сирии при военной поддержке России. Идлиб – это очередная цель. Проводя военную операцию в Идлибе, Россия пытается наработать в глазах Запада имидж борца с терроризмом и исламским экстремизмом, отвлечь внимание международной общественности от продолжающейся агрессии в Украине.

Двойственной позиции по Идлибу придерживаются в Америке и в Европе. На Западе считают неприемлемым применение химического оружия войсками Асада, большие жертвы среди гражданских, но никто из политиков или военных не призвал Россию и режим Асада не проводить военную операцию в Идлибе. Канцлер Германии Ангела Меркель, комментируя события в Идлибе, подчеркнула, что нужно попытаться побороть радикалов, но в то же время защищать гражданское население. Президент США Дональд Трамп предостерег Путина и Асада от опрометчивых действий. Председатель Комитета начальников штабов США, генерал Джозеф Данфорд заявил, что военная операция в Идлибе должна иметь узконаправленный характер во избежание гуманитарной катастрофы.

Дело в том, что “Ахрар аш-Шам” и “Хайат Тахрир аш-Шам”, которые сосредоточены в Идлибе, воспринимаются на Западе как угроза международной безопасности, а Россия и режим Асада как меньшее зло, способное их уничтожить. Группировка “Джебхат ан-Нусра” ответственна за этнические чистки шиитов и алавитов, издевательства над пленными из правительственных войск и признана террористической организацией как в России, так и в США, Австралии, Великобритании и ООН. США наносили авиаудары в Сирии как по позициям ИГИЛ, так и по позициям “Джебхат ан-Нусра”. Данная организация выступает за создание в Сирии исламского государства после свержения режима Асада.

“Сирийская свободная армия” также вызывает сомнения на Западе, поскольку она взаимодействовала с “Джебхат ан-Нусра” во время обороны Алеппо в 2016 году и призывала США исключить ее из списка террористических организаций за то, что она сражается против режима Асада. В рядах самой “Сирийской свободной армии” воюет много исламских экстремистов и наемников из разных ближневосточных стран. В связи с этим в 2017-2018 гг. США, Франция и Великобритания перестали оказывать данной организации финансовую и военную помощь, а сейчас отнеслись к ней как к разменной монете. Запад устраивает, что Россия делает в Сирии всю грязную работу, а режим Асада воспринимается как меньшее зло, чем “Джебхат ан-Нусра”. Москва и Дамаск пользуются пассивностью Вашингтона и Брюсселя и устанавливают свой контроль над территориями сирийской оппозиции под предлогом борьбы с исламским экстремизмом.

“Красная черта” Трампа в наказание Эрдогану

Вашингтон уже очертил Москве и Дамаску “красную черту” в Сирии, которую нельзя пересекать. США применят силу в Идлибе в том случае, если войска Асада используют химическое оружие против своих противников. Пресс-секретарь Госдепартамента США Хизер Нойерт перед началом операции предостерегла Россию и режим Асада от применения химического оружия и пообещала в противном случае оперативный и адекватный ответ США. Для США нежелательно, чтобы следующей целью Путина и Асада стал Сирийский Курдистан, который контролируют спонсируемые американцами “Сирийские демократические силы”. Самопровозглашенное сирийскими курдами автономное образование Рожава является оплотом американского влияния в Сирии, там находятся несколько тысяч американских военных.

Если Россия и войска Асада перейдут очерченную Трампом “красную черту”, Пентагон в очередной раз нанесет ракетно-бомбовые удары по их позициям. Так было в прошлом году, когда американские военные разбомбили военный аэродром Хайрат, в апреле этого года, когда объектом авиаударов США и Франции стали промышленные предприятия и склады в районе Дамаска в ответ на применение сирийскими военными химического оружия. В феврале 2018 года американские военные уничтожили отряд российских наемников из ЧВК “Вагнер” при попытке занять нефтяные месторождения в провинции Дейр-эз-Зор, которые контролируют курды. США уже перестраховались и перебросили в Средиземное море эсминец и подлодку с крылатыми ракетами “Томагавк”, разместили на авиабазе Эль-Удейд в Катаре стратегический бомбардировщик В-1В с ракетами класса “воздух-поверхность”, чтобы в случае необходимости задать жару войскам Асада.

Вряд ли Трамп будет применять военную силу в Идлибе ради защиты сирийской оппозиции. Дело не только в том, что США, Франция и Великобритания списали со счетов “Сирийскую свободную армию”. Все дело в Эрдогане, который пошел на политическую конфронтацию с Западом. США не устраивает то, что Турция начала сближение с Россией и Ираном, а также игнорирует американские интересы на Ближнем Востоке. Последней каплей в чаше терпения США стала закупка Эрдоганом комплексов С-300 в России, которые не соответствуют стандартам НАТО, желание закрыть американскую авиабазу Инджирлик и отказ освободить политзаключенного, американского пастора Эндрю Брансона, которого Анкара подозревает в шпионаже и связях с оппозиционным богословом Фетхуллахом Гюленом. Такое поведение не подобает военно-политическому партнеру США по НАТО, поэтому Белый Дом умывает руки в Идлибе. США оставляют сирийских партнеров Турции один на один с превосходящим по силам противником. Трамп действует с Эрдоганом по принципу “каков привет, таков и ответ”.

Георгий Кухалейшвили, политолог-международник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии