Общественное телевидение снова отключили от аналогового вещания. Теперь – тотально по всей Украине. Хотя и раньше в крупных городах аналоговый сигнал “Суспильного” периодически пропадал – в последний раз этим летом. Причиной стала неоплата за услуги трансляции, – сообщает Страна. 

Не помогло и то, что телерадиокомпания попала в список исключений при переводе Украины на цифровое вещание. UA:Перший дали возможность продолжить вещать в аналоге, что обеспечивало ему преимущество в сравнении с конкурентами в плане покрытия (по данным экспертов, до 1,5 миллиона украинцев не имеют возможности получить цифровой сигнал).

Впрочем, все эти проблемы могли бы оставаться частной драмой канала и его сотрудников, если бы украинцы не финансировали его из своих карманов.

За прошлый год государство потратило на “Суспильне” почти миллиард гривень налогоплательщиков. В этом году на хромающую “кнопку” уйдет еще 750 миллионов. При том, что рейтинги того же UA: Перший довольно низкие. Хотя у руководства на это есть свое объяснение.

“Страна” разбиралась в ситуации.

Что происходит с НОТУ

Итак, к Национальному общественному телевидению Украины (НОТУ) за недолгий срок его существоания сформировалось ровно два вопроса. Первый – почему рейтинги его центрального продукта – телеканала UA:Перший – неуклонно падают. И второй – действительно ли для работы этой компании, которая включает в себя радио, центральный и несколько региональных телеканалов, нужно столько денег?

Невысокие рейтинги UA:Першого в НОТУ признают. И связывают их с тем, что государство недофинансирует компанию. Ей должны по закону выделять 0,2% ВВП – но реально этот бюджет каждый год “режут”. В этом году – почти наполовину.

Частично об это упоминает и глава телерадиокомпании Зураб Аласания, который и сообщил об отключении.

” – А давай так: мы отрываем тебе ручки и не кормим тебя – но ты вырасти сильным, чтобы устанавливать нам мировые рекорды.

Десять месяцев спустя:

– Ты смотри, все еще жив … А давай-ка мы тебе ножки оторвем. И помни – мы же ждем рекорды!

Сегодня утром государственный концерн РРТ отключил вещание UA: Первый (за долги государства государству)”.

 

В НОТУ приводили примеры других стран, где на подобные проекты государство тратит втрое и даже вдесятеро больше средств.

Второе объяснение проблем с рейтингами звучит так: компания перешла на качественный контент, которому сложно конкурировать с “попсой” коммерческих телеканалов. По данным НОТУ, задача Общественного ТВ  сводится к соблюдению стандартов и поднятию общественно-важных тем, что усложняет рост аудитории.

Оппоненты “Першого” с медиарынка говорят о том, что суммы, которые он получает от государства, очень велики и превышают расходную часть на любом из рейтинговых телеканалов страны – даже с урезанным бюджетом выходит примерно миллион долларов в месяц.

Качество телепрограмм – отдельный вопрос. “Перший” еще с 2015 года начал выпадать из своей аудитории – пенсионеров и жителей глубинки (напомним, что тогда он еще назывался УТ-1 и имел самое большое покрытие по стране). Пришедший руководить каналом Зураб Аласания начал его ребрендинг, и старая аудитория начала уходить. А завоевать новую, как видим, не получилось.

Одновременно “Перший” перестал показывать спортивные и развлекательные программы, которые раньше УТ-1 транслировало с помощью государства – оно оплачивало покупку трансляций. УТ-1 таким образом смотрели очень многие, и рекламные доходы росли.

В тоже время, у менеджмента телеканала свое объяснение проблемам. Они говорят, что сравнивать расходы на коммерческие телеканалы и НОТУ нельзя, так как в состав последней включены еще более двух десятков региональных телекомпаний. Поэтому выделяемых сотен миллионов гривен на развитие и не хватает. Тем более, что в казне не закладывают необходимые суммы.

Так, в 2018 году, вместо положенных по закону 1,54 млрд грн, телерадиокомпания получила только половину средств.

То есть дефицит бюджета Общественного в 2018 году составляет 759 млн грн.

“Закон четко предусматривает, каким должно быть государственное финансирование. Но в этом году, вопреки закону, оно урезано в два раза. Фактический бюджет “Общественного” составляет 776 млн грн, хотя должен быть в два раза выше. Ясно, что с таким финансированием не остается никаких средств ни на оплату трансляций, ни на развитие компании, ни на производство контента”, – комментирует “Стране” глава пресс-службы “Общественного” Виктория Сидоренко.

Сейчас, объясняют “Стране” на “Общественном”, ситуация достигла апогея: денег на счетах почти не осталось, и компании нечем покрывать свои финансовые обязательства перед сотрудниками и контрагентами. А главное – нечем платить за оплату трансляций.

В Национальной общественной телерадиокомпании (НОТУ) говорят, что критический дефицит составляет 220 млн гривен.

“Если говорить о бюджете выживания – тех деньгах, которые крайне нужны компании, чтобы закрыть финансовый 2018 год, дефицит составляет 220 млн грн. Это деньги, которых не хватает на обязательные платежи и финансовые обязательства. Без них компания не может оплачивать трансляции, налог на землю, коммунальные услуги”, – уточняют “Стране” в пресс-службе НОТУ.

Так или иначе, но появляется вопрос: почему государство сейчас не хочет поддержать НОТУ на плаву? Ведь погасить долги за вещание – не является проблемой даже для небогатого украинского правительства.

“Перший” и политика

Многие считают, что в деле густо замешана политика. Неудовольствие властей могла вызвать, например, программа “Схемы”, которая провела несколько расследований деятельности президента Петра Порошенко. Журналисты “Схем” находятся в перманентном конфликте с властями: сейчас глава проекта Наталья Седлецкая судится с Генпрокуратурой.

С исчезновением аналогового вещания “Першого”, из широкого эфира исчезают, в общем-то, и “Схемы”.

Летом на телеканале разразился еще один политический скандал. На “Першем” закрыли утреннюю программу “Доброго ранку, Країно!”, после того, как в ней появилась Юлия Тимошенко и заявила о якобы планах Порошенко сорвать выборы при помощи войны.

После этого руководство НОТУ внезапно закрыло программу – по официальной версии, не из-за Тимошенко, а из-за “неоднократных нарушений стандартов”. Это “манипуляции фактами, подача собственных мнений как фактов, безосновательные обобщения, неконкретные ссылки на источники информации, экспертные комментарии ненадлежащего качества” и другие моменты, заявили в компании.

Именно политический подтекст видят в де-факто закрытии “Першого” некоторые комментаторы.

“Первый канал отключен от вещания. Как бы за долги. Но не будем же мы думать, что его отключили за транслируемую там программу СХЕМЫ, неоднократно разоблачавшую в коррупции Порошенко, БПП и Народный Фронт”, – считает адвокат и медиаменеджер Андрей Портнов.

Об этом же говорит и блогер Олеся Медведева: “Суспільне телебачення в Украине – такой же миф, как и свобода слова. UA: суспильне прекратило аналоговое вещание так точно. В цифре пока ещё есть.

Многие журналисты боролись за общественное телевидение под предлогом его якобы независимости, но Порошенко и Ко закроют все, что его критикует. Программу СХЕМЫ, будут показывать,возможно, и дальше в ютубе, они от гос финансирования не зависят. Но аудитория уже другая, уже. А бабушки будут смотреть прямой.

Долг по госфинансированию, пха, смешно)”.

 Однако, если бы канал был качественным и нравился аудитории, то мог бы и сам, за счет рекламных доходов, оплатить хотя бы вещание. Поэтому многие связывают проблемы с неэффективным менеджментом.

Так, политтехнолог Дмитрий Касьянов пишет о некомпетентности Зураба Аласании: “Люблю наблюдать за подвигом кризисных менеджеров, которые знают, что нужно делать и как потратить эффективно государственные миллиарды, когда конкуренты мучаются в прибылях на коммерческом рынке, а тебе дали деньги из бюджета и не хватило.

Аласания Зураб – это тебе не Авакова убеждать в эффективности своим языком”.

 Что теперь делают на “Суспильном”?

В компании уже приняли план антикризисных мер.

Так, руководству НОТУ прекращается выплата премий. С 1 октября НОТУ перестанет принимать на работу новых сотрудников. А чтобы сэкономить на зарплатах, сотрудникам предлагают уходить в неоплачиваемые отпуска на срок до 15 дней.

Но понятно, что саму проблему это не решит. Да и кто работать будет, если все уйдут в отпуск?

Виктория Сидоренко объясняет: речь не идет о сотрудниках, которые непосредственно обеспечивают эфирное вещание. “В отпуск предлагается уходить только руководящему составу – это члены правления, руководители направлений, департаментов, менеджеры направлений”, – заявила “Стране” глава пресс-службы “Общественного”.

Как будут спасать “Суспильное”?

В компании заявляют, что урезанное вдвое финансирование ставит под угрозу дальнейшее существование общественного вещателя в Украине.

Подействуют ли антикризисные меры – непонятно. От конкретных прогнозов в НОТУ пока воздерживаются, так как решение зависит не от них, а от правительства.

В НОТУ надеются, что государственное финансирование все-таки получат. Потому что если нет, “Общественному” грозит банкротство и полная остановка вещания.

Сегодня “UA:Перший” уже перестал вещать в аналоговом сигнале. Цифровое вещание канала по-прежнему ведется. Но это пока.

“Сегодня уже было официальное заявление, что из-за неуплаты концерн РРТ отключил нам вещание в аналоговом формате. Есть у нас и другие контрагенты, которые ожидают от нас оплаты. Мы ведь платим не только за аналоговую трансляцию концерну РРТ, а и за цифровую – “Зеонбуду”. Сейчас “UA:Перший” еще вещает в “цифре”. Но долги за “цифру” тоже растут”, – отметила Виктория Сидоренко.

Глава правления НОТУ Зураб Аласания уже предположил, что вскоре цифровой провайдер “Зеонбуд” может отключить и цифровое вещание телеканала.

Хотя скорее всего до этого все-таки не дойдет.

Министерство информационной политики уже экстренно бросилось на спасение канала.

Минстець подал на рассмотрение Кабинета министров проект нормативного акта о погашении долгов НОТУ.

Документ предполагает целевое выделение средств исключительно на погашение скопившегося долга, а не простое увеличение финансирования телеканала.

В Мининформе не исключают, что вопрос рассмотрят уже завтра на Кабмине.

Правда, пока непонятно кто ответит на главный вопрос – зачем выделять из бюджета сотни миллионов гривен для финансирования канала с низкими рейтингами и не нужно ли полностью переосмыслить концепцию развития общественного ТВ в Украине на деньги налогоплательщиков.

Что говорят сотрудники НОТУ?

“Страна” пообщалась с сотрудниками ряда структурных подразделений “Суспильного”.

Настроения там, прямо скажем, не праздничные.

“Когда-то Харьковский областной канал славился одной из самых больших студией, сегодня же это осталось в воспоминаниях нескольких десятков сотрудников местного телевидения – студию продали, а численность работников постоянно сокращается, – рассказывает один из сотрудников Харьковского филиала “Суспильного”. – Недавно еще ряд сотрудников подали заявления об уходе. Эти люди числились в рядах стойких, но после массового сокращения в рамках реформы и они дали слабину – ведь объем работы расчитывался не на то количество людей, которые остались. Когда в декабре прошлого года пришло новое руководство (продюсер и менеджер, отобранные по конкурсу в Киеве – Прим.Ред.), то почти сразу была озвучена акция: кто увольняется до 29 декабря – получает две ставки, и некоторые ушли. После нового года людям были вручены предупреждения о сокращении в конце марта. Также была предложена акция: кто уволится до 1 марта тоже получит два оклада – и тоже часть ушла”.

Киевским руководством многие здесь недовольны.

“Мы ждали реформ и верили, что наш земляк, харьковчанин Зураб сделает что-то толковое. Например, один оператор всегда спорил со скептиками в отношении реформы, но оказался среди сокращенных. Многие разочаровались в новой команде. Начальники в Киеве делают мизер, а шума вроде пилотируемый корабль к Плутону запустили!”, – рассказывает сотрудник.

Одна из журналисток харьковского филиала подтверждает, что сейчас многие люди сами уходят с телеканала.

“В марте ушло 2/3 канала и передачи закрыли. Обещанной новой техники нет. Изменений нет. Режиссёры уходят с работы в 22:30 и им никто надбавку не дает, а заработные платы, как минимум, средние. Ни одной премии не было! За вычетом налогов получается практически столько, сколько мы получали до этой реформы. Но есть и те, кто останется работать здесь в любом случае – у кого других вариантов нет, к примеру, мамы одинокие”, – говорит журналистка “Стране”.

В Запорожье, после 70% сокращения состава сотрудников, настроения также невеселые.

Журналист Запорожского филиала “Суспильного”, глава редакционного совета Национальной общественной телерадиокомпании Украины Ольга Вакало говорит, что главным фактором остается непонимание – как дальше будут развиваться события.

“Нет понимания куда мы идем, нет децентрализации никакой. Я была на стратегической сессии, чтобы понять куда мы движемся в ближайшие 4 года, но я так и не поняла, что будет дальше. Вижу только то, что было задание сократить сотрудников. Сейчас лишь 10-часовое вещание, собственных программ осталось очень мало, акцент сделан на новостях. Но если останутся лишь новости, то для меня на этом реформа окончена, я категорически против такого. У нас кризисная ситуация весь этот год. Лично мне не хватает децентрализации, которая сейчас должна быть трендом, а тут с точностью наоборот – команды с центра отправляются такие, что сегодня одни, а завтра другие. В Запорожье очень мало своего собственного контента мы делаем, мы не можем освещать того, что происходить в регионе из-за того, что мы сокращены – получасовая ежедневная программа не дает такой возможности. У нас ресурс есть, но мы не можем его реализовать. Настроения в коллективе разные, есть те, кто очень разочарован. Хотя, к примеру, на радио настроения лучше – они получили от руководства обещанный кондиционер”, – рассказывает Ольга Вакало “Стране”.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии