Украинская церковь еще в ноябре 1917 года поставила на повестку дня вопрос об отделении от российской. Об этом заявил Петр Порошенко, выступая утром 14 октября,- сообщает Комсомольская правда в Украине. 

В праздник Покрова на Софийской площади в Киеве прошло молитвенное мероприятие по случаю возможного предоставления автокефалии. “КП” в Украине” в сокращенном виде публикует речь президента, выделяя главные тезисы.

Автокефалию просили еще в 1917 году

– Во время национально-освободительной революции 1917-1921 годов вопросы государственности, языка и церкви были так же тесно связаны друг с другом, как и сейчас. Тогдашний Киевский митрополит Владимир, которому впоследствии суждено было принять мученическую смерть от безбожных большевиков, не позволил поминать во время литургии “государство украинское, власть ее и все украинское войско”. По словам очевидцев, владыка с удивлением спрашивал: “Какая такая Украина? Какой такой украинский народ? Разве малороссы не такой же народ как русский?”

Митрополит Харьковский и Ахтырский Антоний на Пасху 1917-го запретил читать Евангелие на украинском, свысока и по-хамски назвав наш язык “базарным”.

Но, несмотря на тотальное неприятие украинской автокефалии российским епископатом, всей белой и красной Россией – движение за национальную православную церковь появилось и набирало обороты. Инициатива шла снизу, от приходского духовенства и верующих.

Руководство новообразованного государства пусть не сразу, но все же осознало исторический масштаб вопроса, который явно выходил за церковные пороги.

…Идеи министра Лотоцкого (министр исповеданий Александр Лотоцкий. – Авт.) легли в основу закона об автокефалии, который 1 января 1919 года приняла Директория УНР. Впрочем, реализовать его не удалось. Главным образом из-за внутренних раздоров, когда Украина не устояла перед внешней агрессией, потеряла государственную самостоятельность, а, следовательно – и предпосылку для создания и признания собственной православной церкви.

И восстановление независимости в 1991 году вполне логично вернуло на повестку дня и проблему независимой православной Церкви, которой всем канонам предначертано быть в самостоятельном государстве. Поэтому завершить дело, которое Иван Огиенко (митрополит УАПЦ Илларион. – Авт.) называл делом “полного розмосковления” церкви, сейчас выпало нашему с вами поколению. И мы с вами это делаем!

Автокефалия для Украины – из разряда Евросоюза и НАТО

– У нас в Украине, к сожалению, есть храмы, которые все еще поминают патриарха Кирилла… Я думаю, что это точно не для украинского народа. И разве могут храмы, в которых звучат молитвы патриарха, который молится за российское войско, называться украинскими?

Я гарантирую, что не будет никакого давления. Я гарантирую, что будет сохранено право своего пути к Богу каждого украинца. Но я просил бы просто задуматься, задуматься и паству и верных этой конфессии.

Вопрос Томоса и автокефалии выходит далеко за пределы церковной жизни. Это вопрос нашей независимости. Это – вопрос национальной безопасности. Это – вопрос нашей украинской государственности. Это – вопрос всей мировой геополитики. И если это не так, то объясните мне, а почему решение Вселенского Патриарха позавчера обсуждалось на совете безопасности Российской Федерации под председательством Путина? Не потому ли, что в жизни, как в той русской сказке: Кощей точно знает, где и игла, в котором яйце, в котором сундуке и под каким дубом! Реакция Москвы на действия Киева и Фанара (исторический район в Константинополе, где расположена резиденция константинопольского патриарха. – Авт.) свидетельствует о том, что мы на правильном пути.

Автокефалия – часть нашей проевропейской и проукраинской стратегии, которую мы последовательно воплощаем в жизнь последние четыре с половиной года… И ни у кого мы не будем спрашивать разрешения, потому что решать Украине и ее народу, который борется за свободу, за свободу, за будущее. Автокефалия – это весомое событие из того же ряда, что и наше стремление к вступлению в Евросоюз и НАТО, Соглашение об ассоциации, безвизовый режим с Европейским Союзом, выход из СНГ, отказ от ложного Договора о “дружбе” с Россией и тому подобное. Все это – основа нашего собственного пути развития, развития государства Украина и развития нашей украинской нации.

“У нас не было, нет и не будет государственной церкви”

У нас не было, нет и, подчеркиваю, не будет государственной церкви. И в освященную Томосом православную церковь тоже никто никого не будет “приглашать” силой. Еще раз подчеркиваю, это – вопрос свободного выбора для каждого верующего. Гарантирую, что власть будет уважать выбор тех, кто решит остаться в той церковной структуре, которая сохраняет единство с Русской православной церковью. Это их выбор и нам его надо уважать. Но также гарантирую, что государство защитит права тех священников и мирян УПЦ Московского Патриархата, которые добровольно решат выйти из-под Москвы, чтобы вместе с другими православными творить единую Украинскую православную поместную церковь.

Совместное развитие независимой церкви не может быть основанием для раздора, для противостояния, для насилия. Я уже говорил, как только где увидите людей, которые будут призывать взять силой Лавру, монастырь или храм, знайте, это – московская агентура. И мы не позволим Кремлю разжечь религиозную войну внутри нашего государства.

…Промыслом Божиим во всех православных государствах, которые получали свою независимость, появлялись свои Поместные Церкви: Болгария, Греция, Грузия, Россия, Румыния, Сербия и другие. Очень важно, что сейчас к ним добавится и Украина.

Дорогие соотечественники!

Я искренне поздравляю вас с приближением автокефалии. Это – большая победа боголюбивого украинского народа над московскими демонами, победа добра над злом, света над тьмой. Три года назад, два года назад, и даже в апреле я говорил: нам надо молиться и бороться. И Господь услышал наши молитвы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии