В эксклюзивном интервью изданию Persona.Top Валентин Землянский объяснил, почему украинская власть «вынуждена» воровать, рассказал, как Порошенко и Гройсман цинично пиарятся на отключении украинских городов от газа, а руководство “Нафтогаза”, проигрывая тяжбы с “Газпромом”, выплачивает себе миллионные премии.  

Крайне важно нам было услышать экспертное мнение о том, останется ли в нашей собственности украинская ГТС?  Да, останется, но уже на совершенно других условиях. Будет ли построен “Северный поток–2”? Да, и США с этим ничего не смогут сделать!

Валентин Землянский открыл глаза и на политические манипуляции США с их стремлением поставок своего сжиженного газа в Европу. Оказывается, эти стремления – не более чем политические заявления, а штатам намного выгоднее поставлять газ в Азию!

Интересно, информативно, насыщенно. Ни слова популизма, только реальные факты и цифры.

Обозначим регалии нашего собеседника и – поехали!

Валентин Землянский – директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАН Украины, независимый эксперт по энергетическим вопросам, экс-начальник управления по связям с общественностью НАК «Нафтогаз Украины».

– Валентин Валентинович, объясните понятными словами для украинцев, как формируется цена на газ, сколько реально должно стоить голубое топливо для населения, какие тарифы были бы оптимальными? Наши граждане смотрят в платежки и не понимают, откуда берутся эти цифры.

– Недалекость наших граждан слишком преувеличена, все они прекрасно понимают. Формирование любого тарифа определяется государственной политикой. Каждое государство выбирает для себя ту модель формирования тарифов, которую считает наиболее экономически обоснованной. То, что у нас происходит последние 4 года – это модель перехода к либеральному уровню. Было принято решение, что цены на газ для населения должны соответствовать импортному паритету, т.е. закупаться по цене промышленности. Все это шло под благовидным предлогом реализации положения Третьего энергопакета (ТЭП) и соглашения об Ассоциации с Евросоюзом, но что-то пошло не так…

По большом счету, кроме кратного роста тарифов (в 11 раз!) никаких реформ в стране не произошло

Какие на этом пути были допущены ошибки? Во-первых, вопросы тарифообразования стали предметом переговоров с МВФ. Тарифообразование – это вопрос внутренней политики государства, который не может быть предметом переговоров с международной организацией. Во-вторых, в качестве импортного индикатора был взят хаб «Дюссельдорф+» с максимальным уровнем цены в Европейском Союзе. Любой хаб – это биржевая цена, и она никогда не будет ниже, чем цена контракта. Для примера, чтобы было понятно: по контракту цена на российский газ в Европе в среднем составляет 230 долларов. Мы покупаем на бирже по 330 долларов. Разница в 100 долларов существует уже только за счет того, что мы привязались к бирже.

Кстати, в чем в свое время обвиняли Тимошенко? В том, что когда был подписан контракт с “Газпромом”, взяли самый большой индикатив на тот период времени – 450 долларов, хотя цена никогда такой не была.

И, в-третьих, сам процесс перехода к так называемым рыночным тарифам был очень сжат во времени. Переходного периода как такового не было. Украинские домохозяйства были не в состоянии перестроиться и подготовиться. В результате мы пришли ко всей этой истории с субсидиями, когда минимум половина домохозяйств находятся на субсидиях. Ни в одной стране мира нет такого, чтобы одна половина садилась на социал, а вторая ее содержала.

По большом счету, кроме кратного роста тарифов (в 11 раз!) никаких реформ в стране не произошло.

Сейчас мы видим, как «Нафтогаз» благополучно крутит как «цыган солнцем» принятым в 2015 году Законом “О рынке газа”.

Если мы посмотрим на потребителей, на игроков рынка, то все сидят в минусе. В плюсе только «Нафтогаз». Это игра в пользу одного монополиста, который очень сильно не хочет сдавать свои позиции.

Вообще цена на газ устанавливается Кабинетом Министров. Последнее решение правительства вообще на голову не оденешь, потому что они взяли средневзвешенную цену для промышленности летом, умножили ее на понижающий коэффициент и получили сегодняшние 8550 гривен, которые и выставили населению. К рынку это точно не имеет никакого отношения. Это называется подгоняли формулу под нужный результат. Планируется, что повышение тарифов продолжится и в следующем году. К следующему отопительному сезону 2019-2020 мы должны выровнять тарифы на газ для населения и промышленности. А значит, речь идет о тарифах в районе 14 тысяч гривен.

– В своих интервью вы неоднократно заявляли, что газа собственной добычи Украине хватило бы для того, чтобы обеспечить собственные нужды с лихвой…

– Да, и тут самое интересное! По большому счету, Украина может формировать цену на газ исходя из того, что обладает собственными ресурсами. С учетом нынешней экономической ситуации – это половина от украинских потребностей, даже чуть больше.

Украина в год потребляет 34 миллиарда кубов. Государственная «Укргаздобыча» добывает 15 миллиардов, еще порядка 5 миллиардов дают независимые производства и 14 миллиардов Украина импортирует. Т.е. 20 собственных, а 14 импортных.

Сказать о том, что промышленность должна платить исключительно импортный паритет, свыше 500 долларов, – тоже не выход, потому что тогда мы убиваем собственного производителя. Тоже самое, как и в домохозяйствах, чем больше вы платите за коммуналку, тем меньше у вас остается на другие статьи расходов. А в Украине на коммунальные услуги из дохода уходит порядка 40%, еще 50% на продукты. Вот такая печальная картина…

Поэтому, конечно, газ собственной добычи может существенно повлиять на ценообразование. Это не будет стоить, как раньше (795 грн/тыс кубометров с 2010 до 2014 года при Януковиче), но минус 100$ от сегодняшней цены (8550 гривен) вполне сделать возможно.

Субсидия – это прекрасная ширма для коррупционных схем. Она настолько мутная, что в ней без 100 грамм не разберешься

Газовый бизнес – это бизнес на кончике пера. Вы берете и определяете, сколько газ будет стоить. Есть условно-постоянные затраты на его добычу, т.е. себестоимость, а все остальное это ваша фантазия. Помните, Гройсман говорил, что Украина будет добывать к 2020 году 27 миллиардов кубов газа? «Ну не шмогла я, не шмогла!..». А вот и последнее заявление премьера, что к 2025 году начнем добывать такой объем. Опять же, это ничем неприкрытая ложь!

Так почему этим никто не занимается?

Это не выгодно. Потому что субсидия – это прекрасная ширма для коррупционных схем. Она настолько мутная, что в ней без 100 грамм не разберешься. Это должен быть человек со специальным финансовым образованием, который все эти проводки разнесет и покажет. Плюс есть вещи, которые вы никогда не увидите, а это то, что заносится в чемоданах.

Газ собственной добычи и снижение его цены для потребителя не в интересах «Нафтогаза», потому что здесь будут терять прибыль. Это не выгодно МВФ, который лоббирует интересы транснационалов, потому что теряется маржинальный доход. Они хотят здесь зарабатывать столько, сколько они зарабатывают в Европе. Стоимость газа для конечного потребителя в ЕС разнится. В странах Центральной и Восточной Европы – это 300-600 долларов за тысячу кубометров. Западной Европы – порядка 800-900 долларов за тысячу кубометров.

И, конечно же, это политика. Решение о повышении цен на энергоносители было принято в 2014 году, и ряд международных и внутренних документов как раз регламентируют происходящее.

Да, цены будут расти, это объективно, но они должны быть приравнены к росту доходов. А так у нас очень интересный европейский вектор: по тарифам – да, по зарплатам – нет. Если нет паритетов между покупательской способностью и уровнем тарифов, мы будем иметь субсидии, неплатежи, банкротство компаний, износ инфраструктуры.

Что примечательно, при росте тарифов растет только цена на газ, другие игроки от этого не получают никаких преференций. Областные газораспределяющие компании, предприятия коммунальной энергетики, водоканалы – их тариф не растет. В ноябре облгазы прислали платежки с коэффициентом, и тут же поднялся скандал. Но посмотрите, за 2 года тариф для облгазов не менялся. На сегодняшний день у них нет денег даже людей удерживать, не говоря уже о поддержании инфраструктуры. «Нафтогаз» все время кричит, что облгазы им должны. Конечно, потому что «Нафтогаз» ведет учет с коэффициентами, а облгазы должны вести учеты четко по счетчикам без коэффициента. Да, я понимаю, что это крайне непопулярное решение, но оно даст возможность областным газораспределительным компаниям собрать хоть какие-то средства, чтобы не утонуть в долгах. Либо “Нафтогаз” должен отказаться от системы использования коэффициентов, но тогда это будет противоречить Закону “О рынке газа”.

Если мы фокусируемся только на повышении цены газа как товара, то это путь в никуда. Все закончится тем, что, во-первых, газ будет некому доставлять, во-вторых – нечем. Трубы имеют свойства ржаветь, их надо менять. Ничего не делая, мы будем иметь праздники горячих фонтанов, как это было в Киеве в текущем отопительном сезоне.

– Международное рейтинговое агентство «Fitch Ratings» предположило, что «Нафтогазу» не удастся взыскать денежные средства с компании «Газпром» по итогам Стокгольмского арбитража. Каковы ваши прогнозы по этому поводу?

– Что я могу сказать, честные парни работают в этом агентстве. Они же несут ответственность за оценку и рейтингование «Нафтогаза», соответственно, они обязаны сказать правду. Конечно, я с ними согласен.

Господа из «Нафтогаза» понимают, что времени осталось крайне мало, поэтому необходимо срубить все, что можно. Вопрос в том, из какого ресурса были взяты деньги на преждевременные премии за якобы выигранный арбитраж. Это же деньги, которые заплачены потребителями и которые пришли за транзит российского газа. По прошлому году за транзит заплатили 3,5 миллиарда долларов. Вопрос, где ж деньги, Зин? А деньги растворились.

Интервью Землянский

Для «Нафтогаза» этот арбитраж – это единственная возможность поправить свое финансовое положение. Коммерческий директор Юрий Витренко рассказывал же, сколько каждая украинская семья сэкономила благодаря арбитражу. Но, по сути, если мы посмотрим по искам, то требования «Нафтогаза» в большей части не были удовлетворены.

Первый иск к российскому “Газпрому” украинский «Нафтогаз» проиграл. Цинизм и степень манипулятивности заявлений «Нафтогаза» не знает границ. Я работал в «Нафтогазе» и понимаю, что это структура не белая и не пушистая, но такого не было никогда. Называть черное белым и говорить, что они с «Газпрома» часть долгов взяли газом – это чистой воды ложь.

Почему премии выписывались из суммы 4,6 миллиарда, хотя по факту они должны получить из суммы в 2,6 миллиарда

Это проигрыш «Нафтогаза» по исковому требованию к «Газпрому». Это газ, который поставили в Украину в 2014-2015 годах, и был спор по цене. Украина считала, что должна платить по 265 долларов, а Россия требовала 485. Арбитраж принял соломоново решение и вывел некую среднюю цифру. И 2 миллиарда долларов автоматически списали. «Газпром» остался должен 2,6 миллиарда.  Тоже хороший вопрос, почему премии выписывались из суммы 4,6 миллиарда, хотя по факту они должны получить из суммы в 2,6 миллиарда.

Деньги не взыскали, но баснословные премии себе навыписывали. А это, на минуточку – более 46 миллионов долларов. И это при том, что всю юридическую работу сделали дорогостоящие норвежские адвокаты. Ориентировочный гонорар юристов за это дело составил 25 миллионов долларов. То есть за решение нанять профессиональных международных юристов –  премия в 46 миллионов…. Подобные случае вообще известны в истории Украины или любой другой стране?

Нет, мы впереди планеты всей, такого нигде и никогда не было! В «Нафтогазе» не очень любят говорить про премии. Председатель правления Коболев вообще получает 3 вида поощрений. Почему «Нафтогаз» так рвется за прибылью любой ценой и неважно, что происходит вокруг? Да потому что, чем выше НАК показывает прибыльность, тем выше премия у господина Коболева. Ежемесячно он получает миллион зарплаты + миллион премии. Можно жить, причем не только в Украине.

– В недалеком прошлом вы сами являлись работником «Нафтогаза». Занимали должность начальника управления по связям с общественностью, знаете всю внутреннюю кухню. Как обсуждаются вопросы повышения тарифов, кто реально влияет на этот процесс?

– Изначально идеологом был «Нафтогаз», а точнее Коболев и Витренко. Хотя сейчас они открещиваются от этого, но на переговорах с МВФ, в далеком 2015 году, первыми, кто заявил о том, что газ для населения должен стоить 9600 гривен, были Коболев с Витренко.  

Дальше цена газа стала предметом переговоров с МВФ. Процесс переговоров происходит в недрах Кабинета Министров в координации с МВФ. Никакого отношения к рынку, к экономически обоснованной цене, наша цена не имеет. Она не рыночная, потому как неподъемна для большей части украинских потребителей. Это рыночная цена, которая устанавливается административно. Это тоже, кстати, украинское ноу-хау. Представьте цену на рынке, которую установила местная администрация. Это сложно представить, но у нас происходит именно так.

Т.е. формирование происходит в кулуарах. Вопрос «Потянут или не потянут?» там не стоит. Мы это видим по результатам принятия бюджета. 55 миллиардов гривен субсидий против 71 миллиарда в прошлом году, и это при таком росте тарифов.

– Каков удельный вес внешнего влияния на цену на газ в Украине? Есть суждения, что никаких обязательств перед МВФ в контексте повышения цен на самом деле нет, а Меморандум с МВФ, где правительство планирует за счет того или иного действия сбалансировать доходы и расходы бюджета, отнюдь не обязательство…

– Ну как это нет обязательств? Смотрите, МВФ же не требует поднять тарифы. Это еще одна манипуляция со стороны правительства, когда Гройсман выходит и говорит, что это МВФ требует поднять тарифы. Это бред. На самом деле МВФ требует от правительства выполнения взятых на себя обязательств. Как это было с земельной реформой, с Антикоррупционным судом, точно также в соглашении с МВФ прописывались тарифы. Другой вопрос, какое все это имеет отношение к МВФ, но это мы сейчас не обсуждаем.

Если исходить из логики, что мы не рассматриваем дальнейшее сотрудничество с МВФ, тогда это не обязательство. Если мы хотим получить очередной кредит, то должны выполнить определенные условия. Вот смотрите, я пообещал вам денег, а вы обязались сделать три пункта, и пока вы не выполните их, я вам денег не дам. Это обычный договор между сторонами. В данном случае это все-таки обязательство в контексте сотрудничества с МВФ.

Вообще, это зависело от политической воли правительства, которое могло заявить, что считает такие обязательства невыполнимыми по ряду объективных обстоятельств – экономический кризис, падение уровня доходов граждан. Да, мы сохраняем свою приверженность европейским идеалам, но нам нужен более длительный переходной период для того, чтобы украинские домохозяйства могли подготовиться. А получается, что с подачи МВФ у нас процесс тарифообразования превратился в косвенное налогообложение. Попадают все – кто стоял на Майдане и кто не стоял, кто имеет теневые доходы и кто нет.

Безусловно, общество будет требовать жертв. И Коболев в списке тех, чью голову народ будет требовать. Он один из тех магнитов, которые притягивают на себя негатив – на пару с Гройсманом, Яценюком, Розенко, Ревой. Это люди, которые рассказывали, что украинцы много «жрут» и у них слишком много тепла

Относительно тарифов есть еще очень важный момент. До 2014 года существовали нормы потребления. Если вы потребляли газ до 2500 кубических метров в год, то платили минималку 72 копейки со счетчиком и 78 без счетчика. Потом господа Яценюк вместе Коболевым отменили эти нормы.

Нам рассказывали, что мы, таким образом, датируем богатых. Это была чистая ложь. Когда действовали эти нормы потребления, вам нужно было уложиться в 2500 м3. Если вы выходили за эти пределы, то платили за весь объем уже по-другому тарифу. Почему их отменили, у нас ведь 60% домохозяйств укладывались в эти нормы? Да потому что нынешней власти это было невыгодно, ей выгодно залезть в карман украинцев.

Был нарушен общественный договор, заключенный во времена Кучмы: «Мы воруем заводы, но мы не трогаем вас». Власть, вроде бы, пообещала не воровать, а теперь она рассказывает, что ворует, чтобы Путин не напал.

– В своем недавнем интервью, которое у многих украинцев вызвало, мягко говоря, негодование, Коболев заявил, что Украина представляет собой «классический фейл-кейс» и не может считаться даже середнячком на глобальном рынке. Как вы считаете, о чем свидетельствует такое заявление руководителя газового концерна? И беря во внимание его перевод 8 миллионов долларов стокгольмской премии в США любимой маме, как скоро он улетит вслед за премией?

– 27 марта 2019 года истекает его контракт. Очень надеюсь, что он не будет продлен. Хотя бы исходя из того конфликта, который есть между «Нафтогазом» и Кабинетом Министров. Но когда я вижу, какие решения принимаются Кабмином, в особенности по последним тарифам в пользу «Нафтогаза», закрадываются подозрения, что все эти конфликты носят весьма условный характер. У Гройсмана с Коболевым полное взаимопонимание при слиянии государственного и частного капитала.

Ну а то, что Коболев “края потерял”, так это чистой воды цинизм и мизантропия. Кстати его шеф, приведший его в «Нафтогаз», – господин Яценюк, тоже не отличался любовью к людям. Коболев не имеет в Украине практически никакой недвижимости. Деньги все там, где мама. Будет ли он переживать относительно того, что будет происходить в стране дальше, если здесь его ничего не держит? В Украине у него ферма, на которой он стрижет овец. Он прекрасно понимает, что благоприятные условия сложились для него исключительно исходя из существующей политической конъюнктуры. Если она изменится, Коболеву в лучшем случае придется отсюда бежать. Те же премии уже тянут на хороший срок.

Землянский Persona.Top

– Есть ли вероятность того, что при смене власти виновные в коррупции понесут наказание? Многие эксперты говорят о том, что сегодня у общества есть большой запрос на справедливость.

– Безусловно, общество будет требовать жертв. И Коболев в списке тех, чью голову народ будет требовать. Он один из тех магнитов, которые притягивают на себя негатив – на пару с Гройсманом, Яценюком, Розенко, Ревой. Это люди, которые рассказывали, что украинцы много «жрут» и у них слишком много тепла.

Страна вошла в состояние энергетической бедности. Потребовать крови тех, кто загнал в нищету, – с этого начиналась Французская революция. Ну, а если мы говорим о правовом поле, то, безусловно, Коболев наработал ни на одну статью уголовного кодекса. Поэтому, если будет политическая воля, я думаю, что такое преследование будет, но к тому моменту в стране его уже не будет, как и многих других коррупционеров.

– В начале отопительного сезона ограничения поставок газа носили массовый характер. Газовый монополист ограничивал газоснабжение не только в Кривом Роге. Кропивницкий, Павлоград, Северодонецк, Смела, Шепетовка — это также города, где компания «Нафтогаз» не обеспечила выделение достаточных объемов газа для производства тепла для населения. Проанализируйте позицию правительства. «Нафтогаз» чувствует свою полную безнаказанность?

– У меня была надежда, что это элемент криворукости исполнителей, но, как показала ситуация, – нет. Это чистый пиар для того, чтобы Порошенко мог стукнуть по столу, а Гройсман повращать глазами.

Нужно понять причину и тогда сразу становится понятно, кому это было выгодно. А причиной стало постановление Кабинета Министров №867, которым в том числе устанавливались и новые тарифы на газ. Там был прописан уровень задолженности предприятий коммунальной энергетики. Т.е., если задолженность теплокоммунэнерго выше, чем прописанный уровень, «Нафтогаз» получал право не предоставлять газ. Параллельно НКРЕКП приняло решение, что «Нафтогаз» имеет право отключать газ в отопительный сезон.

Вероятность того, что мы останемся без ГТС, высокая, но это произойдет не сразу

Т.е. эта ситуация была создана искусственно. Не мог не понимать Кабмин или регулятор, что принятие подобных решений приведет к таким последствиям. Параллельно с этим НАК «Нафтогаз» получил индульгенцию на выбивание денег из местных бюджетов для покрытия долгов предприятий коммунальной энергетики. Глава “Нафтогаза” неоднократно заявлял, что местные бюджеты должны покрыть задолженность за свой счет. Получается, с одной стороны, мы говорим об успешной децентрализации, а с другой –  вытаскиваем деньги из регионов снова на Киев.

Представители «Нафтогаза» выходят и говорят, что облгазы не готовы, а облгазы утверждают, что еще в мае подали все необходимые документы и подтвердили свою готовность к ведению суточной балансировки. Суточная балансировка – это когда в режиме онлайн можно видеть, сколько газа ушло и кому пришло в течении суток.

И вот «Укртрансгаз» быстренько фиксирует «не баланс» и появляются штрафные санкции. Начисленные штрафы и пеня обозначают, что газ стоит уже не условно социальные 8550 гривен, а 26 тысяч гривен. Где взять деньги, чтобы рассчитаться? А облгаз обязан истребовать эти деньги с ТКЭ, потому что согласно новому законодательству они отвечают за долги с газом. Рост этих долгов на половину, если не больше, носит искусственный характер. Разница в тарифах, недофинансирование облгазов, возникновение так называемых небалансов.

– Со строительством новых газопроводов в обход Украины резко возросла вероятность того, что уже с 2020 года украинская газотранспортная система останется без работы. Мы действительно в скором времени вообще останемся без ГТС? Кто сдает интересы Украины и во имя чего?

– Вероятность того, что мы останемся без ГТС, высокая, но это произойдет не сразу. Категорически не согласен с заявлениями, что после 2020 года у нас не останется газа. Это даже технически неправда. Украина будет терять ГТС  постепенно.

То, что правительство делает с нами внутри, то же самое делают с нами и на внешней арене. Мы как лягушка в кастрюле с горячей водой, где температуру поднимают постепенно. Если лягушку бросить в горячую воду, она выскочит, а если добавлять газку постепенно, то она сварится.

То, что правительство делает с нами внутри, то же самое делают с нами и на внешней арене. Мы как лягушка в кастрюле с горячей водой, где температуру поднимают постепенно

Из украинской ГТС будет выделено наиболее приоритетное и коммерчески выгодное направление. С высокой долей вероятности, это будет словацкое направление и несколько подземных хранилищ. Т.е. Украина будет выступать в качестве балансирующей мощности в отопительной сезон. Если будет резкое похолодание и нужно будет увеличить объемы поставок газа, то как раз украинская ГТС со своими хранилищами пригодится. Наша ГТС, в принципе, и строилась еще в советские времена с этой целью. Что будет происходить с оставшимися магистральными газопроводами, которые останутся невостребованными, сказать очень тяжело в контексте будущих проблем для украинских потребителей. Ведь все украинские потребители заведены на магистральные газопроводы. Как быть в этой ситуации, ответа нет ни у кого. И на повестку дня этот вопрос никто не ставит.

Скорее всего, что в украинскую ГТС зайдут иностранные партнеры, но опять же не сразу. Украину будут мариновать до последнего, торгуясь по цене. Это будут аффилированные с Германией или «Газпромом» через Германию компании, которые будут заинтересованы в работе на этом маршруте. Почему Германия? Да потому что эта страна получает двойную выгоду, участвуя в Северном потоке-2, получая там дивиденды, а также получая дивиденды здесь за транзит российского газа.

Деньги немецкой компании, необходимые на модернизацию одного магистрального направления, отобьются за один год. Речь идет о сумме в 1,5-2 миллиарда долларов, для Германии это не деньги.

Сегодня Украина могла бы претендовать на объемы до 50 миллиардов м3 в год. По крайней мере, в ближайшие 2-3 года такие объемы вполне реалистичны. А дальше – это вопрос дипломатии. Коболев не в состоянии решить этот вопрос. Он говорит о том, что нам нужен партнер, который заплатит за пакет акций 49% (7 миллиардов долларов) и еще договорится с «Газпромом». Простите, а Коболев с Витренко что вообще делать будут? Это чисто инфантильная позиция. Придите, решите наши вопросы, дайте нам денег, а мы разрешим управлять нашей ГТС. Всем же понятно, что это не конкурентная позиция.

Валентин Землянский

Поэтому перспективы есть, но они будут зависеть от урегулирования конфликта между Украиной и РФ. Построив Турецкий поток и Северный поток-2, Россия дает Европе альтернативу. Тезис о том, что строительство этих газотранспортных систем усиливает зависимость Европы от российского газа – это бред собачий. А транзит по украинской ГТС не усиливает зависимость?

От количества газопроводов количество газа на рынке не изменяется. Оно может измениться только при изменении конъюнктуры, т.е спроса. Кстати, динамика у “Газпрома” за последние 10 лет впечатляющая. После падения 2008 года, когда «Газпром» занимал 25% европейского рынка, сейчас он вышел на показатель 40%.

Нам нужно понимать, что украинская ГТС становится одной из газотранспортных систем, по которой российский газ доставляется в Европу, т.е. теряет свою уникальность. Уже через год речь будет идти совершенно о других деньгах, условиях и перспективах.  

Глава «Газпрома» Алексей Миллер заверил, что российскую компанию не остановить никакими угрозами — проект «Северный поток-2» будет реализован, невзирая на противодействие со стороны США. В тоже время о совместных действиях против «Северного потока-2» договорились президент Украины Петр Порошенко и министр энергетики США Рик Перри. Как в действительности Америка сможет повлиять на строительство “Северного потока-2”?

Интерес Америки в Украине исключительно как к тарану Европы. В интернете есть замечательная картинка, когда экс-президент США Барак Обама бежит с украинцем наперевес и прошибает стену Кремля. Если бы наши условные партнеры действительно хотели добра Украине и развития украинской ГТС, то они бы говорили о том, что с ней нужно делать. Например, они могли выступить посредником между Москвой и Киевом. Но этого же нет! Они заявляют, что мы должны выступить против “Северного потока-2», и на этом все.

А что касается санкций, то Трамп очень хороший торговец и переговорщик. Он давит санкциями, потом приезжает в Польшу и утверждает, что передумал и уже не будет вводить санкции против “Северного потока-2”.

Украина на этом фоне все время выглядит очень глупо, пытаясь подыграть американским партнерам. Все очень хорошо помнят ситуацию с Клинтон, когда все дружно топили за нее, а потом очень неудобно получилось. Вот с “Северным потоком-2” происходит та же ситуация. Конструктивная позиция – это когда говорят о технических и дипломатических нюансах дальнейшего развития украинского транзита, а не о противодействии другим проектам.

Нужно понимать, что “Северный поток–2” все равно будет достроен, потому что Европа получает альтернативу, ищет собственную выгоду, а оглядываться на США вряд ли будет.

США серьезно планируют потеснить Российскую Федерацию на рынке углеводородов? После того, как Америка стали самым крупным добытчиком нефти, они хотят нарастить свои мощности для экспорта сжиженного газа. США хотят заместить часть российского экспорта на европейском рынке своей продукцией. Как вы считаете, им это удастся?

Тезис о том, что строительство этих газотранспортных систем усиливает зависимость Европы от российского газа – это бред собачий. А транзит по украинской ГТС не усиливает зависимость?

Говорить о том, что США интересен европейский рынок, весьма спорное утверждение. Это исключительно политический вопрос. У США нет таких ресурсов, им интересней этот газ поставить в Азию, потому что тихоокеанский рынок премиальный. На 1000 м3 газа получается 100$ дополнительно, это в сравнении с европейским рынком. Естественно, с точки зрения бизнеса американским компаниям гораздо выгоднее тащить газ в Азию, чем в ту же Польшу. Хотя они подписывают в Польше договора и кричат о том, что американский газ будет дешевле российского.

Европейский рынок – это 500 миллиардов м3 газа. «Газпром» заявлял, что планирует в этом году выйти на поставки в размере 200 миллиардов м3. США же являются нетто-экспортерами, потому что, в принципе, им не хватает своего газа. У них большой рынок, порядка 800 миллиардов м3. Из-за большой территории часть объемов газа импортируется из Канады, в ход идут схемы замещения. Максимум, что они могут предложить Европе – так это 20-40 миллиардов м3.

А вот что касается самого быстрорастущего рынка Китая, где сейчас разворачивается нешуточная борьба, там США может быть интересно. Не случайно ударными темпами в направлении Китая строится газопровод «Сила Сибири», а российский «Новатэк» реализует проекты по транспортировке сжиженного газа.

Нужно также понимать, что национальный фактор с каждым годом все меньше влияет на рынок газа. И поставки российского газа прошлой зимой в США, которые были зафрахтованы Британией, перекуплены Францией, а затем куплены Америкой, свидетельствуют сами за себя.

– Региональный директор Всемирного банка по делам Украины, Белоруссии и Молдавии Сату Кахконен заявила, что при нынешних темпах роста ВВП Украине понадобится 100 лет, чтобы догнать развивающиеся европейские страны. Мы в силах повлиять на этот катастрофический прогноз?

– Мы единственные из постсоветских стран, кто не поднялся до уровня 1991 года. В 2013 году у нас было 67% от 1991.

Если бы Европейский Союз или США, т.е. те, кого у нас принято называть западными партнерами, были бы действительно заинтересованы в развитии Украины, то в первую очередь деньги выделялись бы на проведение институциональных реформ.

С этой точки зрения не сделано ничего. Все деньги выделялись якобы на борьбу за демократию, на что угодно, кроме реальных изменений в административном управлении и устройстве страны.

Кому нужен конкурент в виде Украины? Мы должны очень четко понимать, что в нынешнем глобальном, изменяющемся со скоростью звука мире, страны, подобные Украине, не нашедшие себе ведущего, т.е. крупного мирового геополитического игрока, обречены на нищенское существование.

Мы не интересны западным партнерам и разругались со всеми соседями, причем по надуманным, смешным поводам. Вопросы языка, национальных меньшинств, истории – это не те вопросы, которые должны разделять соседствующие страны. У нас, по-моему, только Грузия и Словакия остались незатронутыми. Хотя Словакия еще до Майдана очень активно реализовывала газовый проект по обходу Украины по территории стран восточной Европы. Этот проект Eastring (“Восточное кольцо”) лоббируется бывшим руководителем Eustream, газовым словацким оператором. Я даже могу напомнить, чем мы обидели словаков. Когда господин Коболев организовывал реверс, а словаки упирались. Тогда Коболев жаловался в Брюссель и Вашингтон, чем вынудил словаков согласиться на реверс российского газа. Ответ не заставил себя ждать. Я думаю, что Eastring – это такой завуалированный дипломатичный ответ нам.

Давайте понимать, что Украина является транзитным государством. Для того, чтобы Украина могла нормально производить какую-то продукцию с более высокой добавленной стоимостью, чем просто чушки и слябы, нужен рынок. И это не европейский рынок. Вам любой экономист скажет, что Украина неконкурентоспособна на европейском рынке. Украина изолирована в экономическом плане. Конечно, как ресурсы, пожалуйста. «Партнеры» с удовольствием заберут наш лес, семечку, трудовые ресурсы и все остальное сырье.

После утраты в 2014 году рынков России и СНГ замены же не произошло. Падение экономики произошло не по причине войны, ведь на большей части страны боевые действия не ведутся. А у нас все любят прикрывать войной.

Если бы наши условные партнеры действительно хотели добра Украине и развития украинской ГТС, то они бы говорили о том, что с ней нужно делать

Во-первых, я категорически не приемлю этот термин, потому что если у вас война, то будьте так любезны принять соответствующие нормативно-правовые решения. А если это внутренний конфликт, который происходит при поддержке РФ с одной стороны, и США с другой, тогда придется объяснять, что с экономикой происходит.

Это страусиная позиция. Нужно встать и честно сказать, что текущая ситуация в Украине обусловлена ее экономической изоляцией, ресурсным значением для западных стран и нежеланием Российской Федерации поддерживать украинскую экономику путем открытия своих рынков.

Подытожив, мы понимаем, что Украина имеет колоссальный потенциал для того, чтобы стать одним из важнейших газовых рынков в регионе. Почти весь восток – это добыча угля и газа. Что-то может измениться после выборов в 2019 году?

Можно, конечно, сказать политкорректные вещи относительно того, что что-то поменяется после выборов, но все же мы безнадежно отстали даже от Российской Федерации. Мы живем в постсоветском состоянии конца 90-х, в то время как все наши соседи круто сдвинулись совершенно в другом направлении.

Нельзя сменив политических игроков, изменить ментальность внутри страны. Даже если придет самый честный кандидат и соберется здесь строить рай на земле, то с кем он это будет делать? Качество украинцев как в интеллектуальном, так и в профессиональном плане, очень сильно упало.

За последние 4 года наиболее социально-активные, профессионально-подготовленные и интеллектуально-развитые люди собрались и уехали из страны.

Боюсь, что без достаточно жестких административно-правовых мер вернуть страну в состояние более-менее цивилизованного государства не получится. Я говорю об абсолютно непопулярных решениях, которые не понравятся большинству. Знаете, какая мечта украинцев? Чтобы все было по закону и был кум, который все порешает. Вот до тех пор, пока это не будет введено в какие-то более-менее цивилизованные рамки, говорить о борьбе с коррупцией абсурдно. Коррупция существует в любой стране, вопрос в том, насколько деструктивно она влияет на социально-экономическую сферу. В Украине как при феодализме: ты мне должен платить не за то, что я буду тебе помогать, а за то, что не будут мешать.

Пока будет возможность решения вопроса в «неправовом» поле, думаю, никакие реформы не помогут. В этом плане могу только проиллюстрировать пример, который приводил глава Ассоциации импортеров автомобилей Олег Назаренко. Когда в Украину зашел инвестор строить завод, местные ему сказали, что либо он платит 100 тысяч долларов, либо они устроят ему бойкот. Он отвечает, что будет рабочие места создавать, а они ему, что им не нужны рабочие места, им подавай 100 тысяч долларов.

Правовой нигилизм и уровень правовой культуры – это два ключевых фактора. Причем уровень правовой культуры сам по себе не поднимается, только из-под палки. Это звучит грубо, но это правда. Вот когда большинство получит этой самой палкой, начнет понимать, что ответственность за страну лежит не на стороннем дяде. А то нам все привыкли рассказывать о 400 летней оккупации… Так и живем, как же не спереть у хозяина. А с 1991 года оказалось, что воруем сами у себя.

И самое главное – это восстановление добрососедских отношений со всеми без исключения. Да, возможно, путем болезненных компромиссов для самолюбия отдельно взятых патриотически настроенных граждан, но без этого восстановить страну и вернуть людей не получится.

Потому что речь должна идти не о возврате территории, а о возврате людей. Бороться нужно за умы, а не за квадратные метры. К сожалению, мы идем по лекалам 19 века, когда видим себя только в составе определенной территории. Для примера, если бы Китай потерял условный Крым с его тысячелетней историей, это был бы вообще не вопрос для них. Они бы сказали, что мы вернем его – через 500 лет, но вернем. У нас же многие понимают, что этот вопрос нельзя сейчас решить и на этом пиарятся.

Валентин Землянский 1

– Чтобы вы посоветовали украинцам?

– Не потерять себя. Это мне советует мой стоматолог, который ушел в эзотерику. На самом деле, я серьезно. Потому что в сегодняшнем бурно развивающимся мире, в информационном потоке белого шума, нужно не потерять себя. Необходимо правильно определить приоритеты и сохранить свое психическое здоровье. Потому что если вы будете смотреть телевизор, то, как у кошки героя Брюса Уиллиса из “5 элемента”, у вас может случится разжижение мозговСохраните здравый смысл, не впадайте в крайности, и все будет хорошо.

АВТОР: Мария МАЛОВИЧКО

ФОТО: Дмитрий БУРГЕЛА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии