В очередной раз подводя итоги года для экономики Украины, хочется сказать — этот год был непростым. Но, что поделаешь, если именно так все и было?.., – пишет Богдан Данилишин в своем блоге для Капитал. 

Как говорил главный герой фильма «Семнадцать мгновений весны», лучше всего запоминается последнее. 18 декабря Международный валютный фонд утвердил новую программу сотрудничества с Украиной — Stand-by на сумму 3,9 млрд. долларов (в этом году должны поступить 1,4 млрд. долларов кредитных средств).

«Украинская власть успешно возобновила макроэкономическую стабильность и рост при поддержке международного сообщества. Разумная фискальная и монетарная политика, гибкий режим обменного курса помогли уменьшить дефицит бюджета и текущих операций. Резервы были частично восстановлены, а доверие выросло», — заявил первый заместитель главы Фонда Д.Липтон, комментируя решение об утверждении программы Stand-by.

Утверждение программы кредитования МВФ — позитивная новость. Конечно, не от хорошей жизни Украина вынуждена привлекать кредиты международных организаций, но сейчас сотрудничество с ними необходимо. Прежде всего, потому, что на погашение и обслуживание внешнего долга Украины в 2019 году необходимо потратить 150 млрд. гривен (согласно прогнозным данным Минфина на 1 декабря).

Кредит МВФ (последующие транши запланированы на май и ноябрь 2019), вместе с макрофинансовой помощи от Евросоюза (0,5 млрд. евро уже поступили, такую же сумму ожидаем в следующем году) и гарантиями от Всемирного банка на 0,75 млрд. долларов позволяют надеяться на то, что не будет угроз финансовой стабильности государства в течение следующего года. Вероятно, в случае необходимости государство сможет занять деньги на международных рынках капитала по более приемлемой, чем в 2018 году, ставке — много кредиторов и инвесторы оценивают свои риски по работе со страной с оглядкой на наличие или отсутствие у заемщика программы с МВФ.

Международные резервы (а именно о них шла речь в приведенной выше цитате Д.Липтона), к концу года вырастут, отыграв свое снижение в конце лета и в начале осени. По состоянию на 1 декабря они составили 17,7 млрд. долларов, очевидно, что к началу следующего года они приблизятся к отметке 20 млрд. долларов.

Несмотря на периоды волатильности (январь и июль-август) курс гривны в уходящем году в целом продемонстрировал стабильность — если сравнивать с концом 2017 года, по состоянию на 20 декабря 2018 национальная валюта укрепилась по отношению к доллару на 0,75%. В этом году валюты развивающихся рынков были подвержены девальвации — из-за роста ставки ФРС, что повлекло за собой отток капитала с развивающихся рынков, а также из-за сильных финансово-экономических потрясений в Аргентине и Турции. Но гривна чувствовала себя гораздо лучше большинства валют стран с развивающимися рынками.

За декаду до конца года пока нет предпосылок для повторения ситуаций декабря 2016 и декабря 2017 года, когда правительство тратило большие объемы средств (например, в прошлом году за декабрь остаток средств на едином казначейском счете уменьшился в 10,6 раз), что приводило к девальвации гривны. Надеюсь, мы делаем первый шаг к надлежащему уровню координации фискальной и монетарной политик.

Касательно инфляции — она росла высокими темпами в начале года, с мая по сентябрь был благоприятный период нулевого роста цен и даже их снижение в августе. После резкого скачка в сентябре темпы роста потребительских цен характеризуются нисходящей динамикой. Думаю, что прогноз Нацбанка по потребительской инфляции по состоянию на конец года — 10,1% — выглядит относительно реалистично. Инфляция в этом году будет ниже, чем в 2017 году, однако цель, установленная в Основных принципах денежно-кредитной политики на 2018 год и среднесрочную перспективу (6% ± 2 процентных пункта) достигнута не будет. Инфляция существенно выше целевого уровня связана с динамикой потребительского спроса. Например, в октябре 2018 по сравнению с октябрем прошлого года реальная заработная плата выросла на 14,2%. А задолженность по банковским кредитам домохозяйств по состоянию на 1 декабря была на 19,5% больше, чем на конец 2017 года.

Без громких баталий был принят государственный бюджет на 2019 год. Положительное решение о предоставлении кредита от МВФ — лучшее свидетельство того, что госбюджет является реалистичным и сбалансированным (дополнительно повышает шансы на сохранение стабильности в сфере государственных финансов в 2019 году).

Экономический рост будет обеспечен прежде всего благодаря расширению внутреннего спроса. Однако, и это важно, не только за счет потребительского, но и за счет инвестиционного спроса. Об этом свидетельствует, например, заметная активизация инвестиционного импорта (в частности, продукции машиностроения и электротехнического оборудования).

Темпы роста ВВП Украины по итогам 2018 ожидаются примерно на уровне 3%. Много это или мало? Отвечу так — это тот уровень роста, который может позволить себе нынешнее качество украинской экономики.

Для того, чтобы очертить институциональные и структурные проблемы экономики Украины, следует понять, что в данный момент происходит в мировой экономике, частью которой является экономика Украины. А в мировой экономике идет Третья промышленная революция, начавшаяся в конце XX века, темпы которой особенно ускорилось в начале нового тысячелетия. Последствия этой революции будут колоссальными, она вызовет не меньше потрясений, чем ее предшественники Первая (начало XIX века), и Вторая (конец XIX — первая половина XX века) промышленные революции. Эта последняя по времени промышленная революция, прежде всего, характеризуется следующим:
— изменением энергетической парадигмы — ископаемое топливо будет постепенно заменено возобновляемыми источниками энергии.
— субтрактивное производство, доминирующее в данный момент, в среднесрочной перспективе будет существенной степени заменено аддитивным производством (3D печать), значительно более экономичным с точки зрения затрат на производство (до 90% экономии энергии и ресурсов по сравнению с субтрактивным).
— кардинальным повышением роли программного обеспечения в конечном продукте.
— значительным ростом использования новых инновационных материалов (например, графена) в производстве, которые заменят классические материалы (например, черные металлы, алюминий).
— существенным усилением роли автоматизации в производстве, вплоть до полной замены производственных единиц-людей роботами.
— повышением роли вертикальной интеграции при производстве товаров и локализация этого производства, в отличие от глобально и горизонтально организованного производства товаров, существующего в данный момент.

Эти векторы развития мировой экономики радикально изменят доминирующий в настоящее время способ производства товаров. Украина сейчас в этом отношении является страной промышленного устройства, сформированного Второй промышленной революцией, роль которого в мировом производстве товаров уже снижается и будет стремительно сокращаться. Что мы и видим, например, в постепенном уменьшении некогда мощной украинской металлургической отрасли. В последнее время ее долю в украинском экспорте занимает не наукоемкая продукция, а пшеница и кукуруза. И здесь еще вопрос: где больше степень добавленной стоимости — в металлургических полуфабрикатах или в агросырье. Но точно известно, что в обоих товарным группам добавленная стоимость низкая.

Поэтому макрозадачей экономических реформ должна стать трансформация украинской экономки в направлении, заданном вышеприведенными векторами развития, задействование потенциала украинской науки. И тогда наша страна будет экспортировать не только катанку, ячмень и семена подсолнечника, аммиачную селитру и карбамидно-аммиачную смесь. Тогда Украина будет производить и продавать на внешних рынках электронное, оптическое телекоммуникационное и мультимедийное оборудование, продукцию аэрокосмической промышленности, судостроения, сельхозмашиностроения, станкостроения и фармацевтики. Добиться этого — не вопрос одного года. Но начинать реально работать в этом направлении нужно немедленно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии