В Украине завершилось действие тридцатидневного военного положения. Что оно принесло стране и стоило ли его вводить, выясняла DW.
В Украине завершилось действие 30-дневного военного положения, которое украинские власти ввели 26 ноября в десяти областях страны в связи с инцидентом в Керченском проливе. Чему украинцы научились за это время?
Подготовка украинских силовиков
После введения военного положения отдельные воинские подразделения Вооруженных сил Украины (ВСУ) были передислоцированы в регионы, граничащие с РФ и ближе к Азовскому и Черному морям. Украинская армия, Нацгвардия и Служба безопасности Украины (СБУ) были приведены в полную боевую готовность. Хотя полной или частичной мобилизации не проводилось, менее чем через неделю после объявления военного положения в учебных центрах ВСУ начались сборы резервистов первой очереди в возрасте до сорока лет. В Генштабе ВСУ сообщили, что более трех тысяч резервистов прошли обучение, которое длилось от 15 до 20 дней.
В тех областях Украины, где действовало военное положение, были проведены десятидневные массовые сборы военнообязанных территориальной обороны. Кроме этого, в середине декабря состоялись масштабные тактико-специальные учения подразделений системы МВД Украины, в ходе которых проверялась готовность силовиков работать в условиях полномасштабного военного вторжения.
А в Совете национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины сообщили, что все административные структуры подготовились к слаженным действиям в условиях возможного военного вторжения. Также была проверена готовность бомбоубежищ и других объектов гражданской обороны, отработаны планы эвакуации, создан резерв медикаментов.
“В совершенно ином измерении теперь находятся оборонительные возможности украинских вооруженных сил и других подразделений сектора обороны и безопасности. Проведена огромная работа по дислокации, сокращению сроков боевого слаживания, доукомплектации, поставки в войска нового вооружения и военной техники”, – сказал в среду, 26 декабря, на заседании СНБО президент Украины Петр Порошенко.
Как связаны выборы с военным положением
Порошенко подчеркнул, что угроза российского военного вторжения никуда не делась, ведь на территориях Донбасса, неподконтрольных властям Украины, ОБСЕ зафиксировала подтягивание реактивных систем залпового огня “Град”, увеличение количества артиллерии, танков. По словам Порошенко, не уменьшилось и военное присутствие РФ в Азовском море, однако он решил не продолжать военное положение из-за приближающихся выборов. “Я буду с вами откровенен: если бы не выборы, мы бы попросили Верховную раду продлить это военное положение”, – заявил украинский президент.
Еще месяц назад, чтобы избежать обвинений относительно блокирования начала президентских и парламентских выборов в стране, Петр Порошенко сократил действие военного положения с 60 до 30 дней, и Верховная рада безотлагательно проголосовала за постановление о назначении президентских выборов в Украине на 31 марта 2019 года. Впрочем, из-за военного положения Центральная избирательная комиссия все-таки отменила около полусотни выборов в объединенных территориальных общинах, назначенных на 23 декабря.
Ограничения на въезд в Украину
Особенно остро военное положение в Украине почувствовали на себе российские граждане. После его введения украинские пограничники пропускали граждан РФ на территорию Украины лишь только после тщательных дополнительных проверок. Особое внимание пограничников было приковано к мужчинам, имеющим российский паспорт, в возрасте от 16 до 60 лет. По информации Государственной пограничной службы Украины, за тридцать дней военного положения они не пропустили на украинскую территорию более полутора тысяч граждан России.
Кроме того, Украина запретила въезд иностранцам в Крым и Донбасс. Пересекать границу с аннексированным Крымом и неподконтрольными украинскому правительству районами Донбасса на время военного положения могли только граждане Украины. В СНБО считают, что эти ограничения были эффективны и их, возможно, продолжат в обычных условиях.
“Лайт-вариант” военного положения
Однако эксперты настаивают, что возможности введения военного положения в Украине не были использованы максимально. “Шанс провести стресс-тест для страны, чтобы реально подготовиться к возможной военной агрессии, был упущен. Государственная машина работала в полурасслабленном режиме”, – считает содиректор программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова Алексей Мельник.
Он отмечает, что введение военного положения на какое-то время снова привлекло внимание международных партнеров к Украине, а Генассамблея ООН даже приняла резолюцию о милитаризации Крыма, в которой, зафиксировала требование освободить украинские корабли и моряков “без дополнительных условий”, однако дальше “обеспокоенности украинским вопросом”дело так и не пошло. “Все это можно было сделать и без введения военного положения, в обычном режиме”, – говорит представитель Центра Разумкова.
Президент Центра глобалистики “Стратегия ХХ” Михаил Гончар в интервью DW выразил мнение, что в течение последних тридцати дней Украина только пыталась смоделировать военное положение, а не применяла его “по назначению”. “Это была лайт-версия военного положения, и в основном на бумаге, не считая обучения резервистов. Были отработаны только определенные алгоритмы, но не в поле, а, к сожалению, только за столом в кабинетах”, – отмечает Гончар.
Он убежден, что, учитывая гибридные военные угрозы, за это время Украине стоило бы попробовать протестировать возможности национальной экономики в условиях военного режима, однако этого не было сделано. При этом эксперт отмечает, что украинским властям удалось доказать, что они могут гарантировать соблюдение демократических свобод, таких как свобода слова, деятельность политических партий даже в режиме военного положения. “Здесь власть прошла между Сциллой и Харибдой, приняв во внимание настроения общества. Думаю, что сейчас тестировалось поведение общества в таких условиях”, – не исключает Михаил Гончар.
При этом эксперты уверены, что даже “имитация” военного положения нужна была Украине, чтобы хотя бы на бумаге “отработать” противодействие вероятному широкомасштабному вторжению РФ. “Это лучше, чем ничего”, – считает президент Центра глобалистики “Стратегия ХХ” Михаил Гончар.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии