По состоянию на 01.12.2018 на государственные банки приходилось 55% чистых активов банковской системы и приблизительно 63% депозитов населения. Такая статистика ясно показывала, что госбанки по-прежнему могли оказывать определяющее влияние на банковскую систему Украины, и если не открыто надиктовывать условия для негосударственных банков, то, во всяком случае, устанавливать негласные правила игры на рынке, – пишет Виталий Шапран для Капитал. 

Большое расслоение

По итогам 2018 года в среде госбанков можно было наблюдать некоторое расслоение, которое сразу после национализации Приватбанка не было таким очевидным. По моему мнению, лидером среди госбанков по-прежнему оставался Укргазбанк. 11 месяцев 2018 года банк завершил с прибылью 870,5 млн. грн. Если сопоставить сумму прибыли с 13,3 млрд. грн. инвестиций в уставный капитал банка, то это немного, но значительно больше, чем у Ощадбанка и Укрэксима (если считать прибыль на 1 гривну, вложенную в уставный капитал банков).

Второй характеристикой, по которой Укргазбанк выбивался из общей картины госбанков, была очень маленькая доля неработающих кредитов (NPL) в кредитном портфеле банка. На 01.12.2018 доля NPL в кредитах банка составляла всего лишь 17%, при среднем показателе по системе 55%, а по украинским госбанкам — 69%. Возможно, из-за таких разительных отличий Укргазбанк стоит первым в очереди на приватизацию.

С Приватбанком тоже все ясно. Анализировать его операционную эффективность нет смысла, поскольку по объективным причинам эффект от работы Привата в целом для акционера будет зависеть от итогов войны с бывшими собственниками в судах, как в Украине, так и за рубежом. Впрочем, за 11 месяцев 2018 года Приватбанк показал прибыль 9,02 млрд. грн., что может указывать на отсутствие необходимости у государства оказывать банку финансовую поддержку.

«Старики» по две копейки

А вот с Ощадбанком и Укрэксимбанком картина не очень радужная, и не очень поддается логическому анализу.

Во-первых, в глаза бросается сравнительно низкая эффективность работы обоих госбанков, и хотя данные за 11 месяцев являются предварительными, их все же стоит упомянуть. Так, Ощадбанк показал прибыль за 11 месяцев в сумме 115,6 млн грн. С учетом размера уставного капитала Ощадбанка (49,47 млрд. грн.) выходило, что банк заработал для своего акционера всего по 0,23 копейки на каждую гривну, вложенную в капитал банка.

У Укрэксима ситуация была чуть лучше. За 11 месяцев он показал прибыль почти в 799 млн. грн., т.е. по 2,06 копейки на каждую гривну, вложенную в уставный капитал банка. Это, конечно, лучше, чем хроническая убыточная работа прошлых лет, но учитывая рост в банковском секторе в 2018 году показатели эффективности работы обоих банков оставляют желать лучшего и совсем не гарантируют отсутствие необходимости в их докапитализации в 2019 году.

Во-вторых, разгребание «авгиевых конюшен» в кредитных портфелях Ощадбанка и Укрэксимбанка происходило слишком медленно. На 01.12.2018 доля NPL в кредитном портфеле Ощадбанка оставляла почти 67,5%, а Укрэксимбанка — 58,5%, и в обоих случаях была выше, чем среднее значение по банковской системе, а также в 2-2,2 раза выше, чем по всем негосударственным банкам в Украине.

Также существуют риски того, что по «старой доброй традиции» при смене политических элит в Украине доля NPL на балансах этих банков может продолжать расти, во всяком случае, пока нет никаких гарантий того, что это не произойдет. Ощадбанк и Укрэксимбанк, конечно, провели большую работу, пытаясь расчистить активы от мусора, но пока что результаты этой работы выглядят недостаточными для преодоления кредитного кризиса в госбанках «старого разлива».

Будущее

Низкая операционная эффективность «старых» госбанков, конечно, не может не беспокоить не столько их вкладчиков, сколько их основного акционера. Придет ли менеджмент «старых» госбанков за деньгами или не придет — этот вопрос висит в воздухе, и как бы наслаивается на реформу управления этими банками. После подписания Президентом Украины в октябре 2018 года нового закона, регламентирующего корпоративное управление в госбанках, Кабмин начал формировать новые набсоветы в Ощадбанке и Укрэксимбанке. На рынке разделились мнения как об эффективности работы нового закона, так и о глубине независимости новых наблюдательных советов.

Впрочем, эффективность старых госбанков и степень независимости их набсоветов — это все вопросы тактические. Формирование набсоветов этих банков по-новому открывает двери иностранным инвесторам в лице ЕБРР и МФК в число акционеров госбанков, а это уже может ослабить негативный эффект от того, если им опять потребуется докапитализация в 2019 году.

Впрочем, даже удачная реформа корпоративного управления в старых госбанках не решает вопрос взаимодействия всего блока госбанков с негосударственной частью банковского сектора, которая работает эффективнее, показывает лучшие результате по доле неработающих кредитов в кредитном портфеле, и в целом выглядит куда более здоровой и готовой к возобновлению кредитования чем госбанки.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии