Сегодня поговорим об экономике. Несмотря на то что глава государства формально не отвечает за экономические показатели, президент любит поговорить о них. Да и парламентское большинство состоит из преданных президенту фракций. Так что все успехи и промахи в экономической сфере так или иначе касаются Петра Порошенко, — сообщает Комсомольская правда в Украине. 

ВВП страны: до уровня 2013 года — пять лет без кризисов

С 2014 года Украина сильно изменилась. Частично были утрачены территории и промышленный потенциал, изменилась структура экономики. Мы решили взять за основу показатели 2013 года и сравнить с тем, что имеем на сегодня.

В 2013 году ВВП Украины составлял 183 млрд долларов. Правда, назвать период 2012-2013 гг. для нашей экономики успешным язык не поворачивается. Несмотря на то что тогда не было войны, а курс был стабильным, в экономике наблюдалась рецессия.

По данным Госстата, ВВП сокращался начиная со второго полугодия 2012 года и первые девять месяцев 2013 года. В первом квартале падение составило 1,1%, а в двух последующих — по 1,3%. В такой ситуации избежать спада украинской экономике помог лишь резкий рост ВВП в IV квартале — на 3,7%.

В последнем спокойном году номинальный ВВП составил 1444 млрд гривен, что было всего на 2,5% выше показателя 2012 года — 1408,9 млрд гривен. В начале года в правительстве планировали, что ВВП вырастет на 132 млрд гривен.

После этого из-за аннексии Крыма и потери части территорий Донбасса Украина получила спад ВВП на 16%. Эксперты сравнивают этот кризис с кризисом 2008 года.

— Глубины падения в 2008 и в 2014-2015 гг. были примерно сопоставимы, оба раза Украина теряла 15-16% ВВП, — пояснил «КП» в Украине» аналитик Алексей Кущ. — Это достаточно цинично звучит, но для экономики не имеет значения, как терять ВВП: завод стоит, потому что его продукция не продается на внешних рынках, или по причине того, что он разрушен. Постараемся оставаться в плоскости рационального: во многих странах развитие армии, послевоенное восстановление — мощный источник роста ВВП, так как это инструмент создания добавочной стоимости, не зависящей от внешней конъюнктуры. В 2009-2012 гг. наш ВВП частично «вытянула» программа Евро-2012, связанная с масштабными инфраструктурными проектами. Сейчас таким драйвером могли бы стать новая промышленная политика и ВПК. Но корреляции между затратами 5% ВВП на оборону и ростом экономики у нас нет. Значит, эти 5% идут куда-то «не туда». Новой промышленной политики тоже нет. Из 16% утраченного ВВП «отыграть» удалось лишь половину. Эквивалент в долларах валового продукта в 2018-м достиг 120 млрд, при том что в 2013-м был более 180 млрд. Нужно еще примерно пять лет роста для выхода на этот уровень.

Большинство экспертов называют нынешний рост ВВП на уровне 3-3,5% недостаточным для страны.

— Рост ВПП за 2018 год на уровне 3,4% — это меньше, чем средний рост по странам нашей группы с так называемым развивающимся рынком, — пояснил исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко. — Они показывали рост около 4,5% в прошлом году. Это значит, что мы где‑то на 30% отстаем от общего роста по нашей группе.

Зарплаты и курс

Для простого человека цифры роста ВВП страны мало что говорят. Многие смотрят в свои кошельки и говорят, мол, ВВП на хлеб не намажешь. Поэтому мы решили сравнить зарплаты украинцев тогда и сейчас.

По данным Госстата, в декабре 2013 года средняя зарплата была 3619 гривен, что при курсе 8,00 грн за доллар составляло около 450 долларов.

В декабре 2018 года средняя зарплата составляла 10 573 гривны. Даже если взять нынешний (упавший до 27,5 грн) курс доллара, то все равно получим более низкие цифры — 385 долларов в месяц. А если учесть еще и инфляцию американской валюты — около 2% в год, то чтобы выйти на уровень 450 долларов 2013 года, сейчас нужно получать в среднем около 500 современных долларов.

Немного лучше обстоит дело с минимальной зарплатой — она выросла с 1218 грн до 4173 грн, но если сравнивать долларовый эквивалент, то фактически топчется на месте: было 152 доллара, а сейчас — 151 доллар. Между тем существенно выросла доля расходов на услуги ЖКХ. И хоть многие граждане получают субсидии, чувствуют себя существенно беднее, чем в 2013 году.

У пенсионеров дела тоже обстоят не самым лучшим образом. Средняя пенсия в 2013 году составила 1503 гривны, или 187 долларов, а в 2018 году она не дотянула до 100 долларов. По состоянию на 1 января 2019 года средняя пенсия в Украине составила 2645,6 грн, что всего на 6,7%, или на 165,6 грн, больше, чем годом ранее.

— Уровень доходов населения все еще ниже уровня 2013-го — это является спусковым крючком трудовой миграции за рубеж, — продолжает Алексей Кущ.

Между тем именно мигранты поддерживают сейчас нашу экономику. За прошлый год они перечислили в страну более 11 млрд долларов.

Бесперспективная структура

Последние десятилетия экономисты говорят об одном и том же — нужно менять структуру украинской экономики. Вместо того, чтобы экспортировать зерно, руду, металл и лес, наши товаропроизводители должны продавать готовые изделия из этого сырья. Плюс нужно развивать такие секторы, которые не зависят от цен на сырье, — в первую очередь речь идет об IT-отрасли.

Но в Украине до сих пор основными статьями экспорта являются металлургическое сырье и продукция агросектора. Если внешние рынки начнет штормить и цены на сырье рухнут, то наша экономика снова может испытать шок, как в 2008 году.

— Главная проблема заключается в том, что нынешняя сырьевая открытая модель экономики зависит от внешних ценовых шоков на сырьевых рынках, — говорит Алексей Кущ. — Так долго сырье в мире расти не будет. Значит, в ближайшие годы нас ждет очередная экономическая коррекция в сторону снижения. Украина утратила рынки СНГ, а экспорт в ЕС едва вышел на показатели 2013 года, когда у нас не было соглашения о ЗСТ с ЕС. Сырьевая зависимость еще более усугубилась, удельный вес в экспорте товаров с высоким уровнем добавочной стоимости снизился с 15% до 5-6%.

По его словам, решить многие проблемы украинской экономики смогли бы радикальные реформы, которых, к сожалению, не наблюдается.

— Самый главный недостаток нынешней власти — это нежелание в условиях войны и обнищания населения снизить уровень коррупционной ренты, которую они снимают с экономики, — резюмирует эксперт. —  А также интеллектуальная импотенция «элит», которые не способны начать реформы с создания новой экономической модели развития, как это делали все успешные страны (Южная Корея, Польша, Турция и т.д.). Единственное, что они могут — использовать сырьевую модель, и этим так похожи на средневековых «панських» арендаторов, которые выжимали из доверенного им «маєтку» все соки…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии