Что нужно сделать команде Зеленского, чтобы цифровое государство не осталось красивой пиар-оберткой, – пишет Новое Время. 

Когда новоизбранный Президент Украины Владимир Зеленский выразил идею создания «Государства в смартфоне», то почти сразу получил ответ от старой власти. Первый вице-премьер-министр Степан Кубив заявил, что такое государство уже три года как создано. Но соответствует ли это действительности? И что нужно сделать команде действующего президента, чтобы цифровое государство не осталось красивой пиар-оберткой, а реально работало. И чтобы гражданин мог быстро, без бюрократических проволочек получить административные услуги онлайн, не сталкиваясь с чиновниками.

К тому же, «государство в смартфоне» — это не только публичные онлайн-сервисы для граждан, но и электронное управление, е-демократия, исключительно цифровой документооборот во всех госструктурах, в конце концов, онлайн-голосование. Или господин Кубив считает, что мы уже всего этого достигли на уровне Великобритании или Эстонии?

Почему нынешние е-сервисы — в основном имитация

Чиновники из старой команды никогда не уставали пиариться на «высоких достижениях» в сфере электронных публичных услуг. Мол, у нас уже работает около 400 электронных сервисов для граждан. Как правило, называются услуги по регистрации ФЛП, оформление свидетельства о рождении ребенка, подача заявления на заключение брака, различные разрешения для строительного бизнеса, получение выписки из вещественных реестров или земельного кадастра и тому подобное.

Все это, конечно, гораздо лучше, чем выстаивать очереди в различных инстанциях, давать взятки чиновникам, чтобы те ускорили оформление необходимых документов. Впрочем, можно ли назвать все это «государством в смартфоне», так как его трактовал президент Зеленский, а не так, как утверждал господин Кубив? Нет к сожалению.

Первое, в 2018 году Украина заняла 82 место из 193 в Индексе развития электронного управления ООН «E-Government Development Index» (EGDI)с показателем 0,6165 рядом с Тунисом. Кстати, по сравнению с 2016 годом наша страна упала в рейтинге аж на 20 пунктов.

Во-вторых, почти все электронные услуги являются лишь частично автоматизироваными. То есть, органы власти размещают только базовую информацию в сети и обеспечивают элементарную электронную связь между правительством и гражданином через загружаемые формы и простые приложения. А информация, которую подает гражданин в госорган онлайн все равно обрабатывается чиновником. Именно поэтому здесь до сих пор срабатывает человеческий фактор, при этом срок рассмотрения заявления объективно замедляется, так же могут возникать коррупционные факторы. В то же время, в Эстонии предоставляется около 1500 полностью цифровых услуг, и все заявки обрабатываются специальными алгоритмами на основе искусственного интеллекта. В Украине же наиболее востребованные услуги до сих пор не выведены в онлайн: например, значительное количество предпринимателей-физлиц не может узнать онлайн размер налоговой задолженности — нужно ехать к фискалам. Создается впечатление, что эта информация скрывается намеренно, чтобы на сумму долгов накручивались штрафы.

В-третьих, в Украине существуют сотни «параллельных» государственных реестров (медицинский, страховой, земельный, судебный и т. д.), которые никоим образом не корреспондируются между собой, поскольку их распорядителями являются разные министерства или ведомства. Так, например, чтобы получить ID-паспорт, нужно параллельно обращаться в налоговую инспекцию за идентификационным кодом. Хотя, если бы реестры миграционной службы и налоговой были интегрированы в единую систему, а услуга — полностью автоматизированной, то человек смог бы получить оба документа по почте — без посещений нескольких инстанций. Зато сегодня имеем основном имитацию базовых е-услуг — в том числе из-за того, что чиновники из разных ведомств не заинтересованы делиться между собой информацией.

В-четвертых, нормативно правовая база по нынешнему «государству в смартфоне» — слишком фрагментарна. Это — несколько правительственных концепций и законов, касающихся развития электронного управления, услуг и демократии, цифровой подписи, электронных доверительных услуг и тому подобное. Беда этих документов в том, что ряд их положений или дублируются, или даже противоречат друг другу. Кроме этого, большинство документов не содержат конкретных шагов цифровизации, а дорожная карта изменений отсутствует. К тому же важнейший документ — «Цифровая повестка дня — 2020» — с 2017 года даже не был зарегистрирован как законопроект. Самое главное — средства на «государство в смартфоне» до сих пор являются мизерными, более того — они распылены между различными министерствами и программами.

В-пятых, существуют значительные проблемы с идентификацией граждан, что серьезно тормозит доступ украинцев к электронным услугам. На сегодня единственной опцией является электронная цифровая подпись (ЭЦП). Однако, ее основном используют предприниматели. Для большинства же граждан ее получение в налоговой или в органах юстиции является слишком сложным процессом. Поэтому, ЭЦП сегодня имеют не более, чем 3 млн человек. Остальные не имеют досупа к е-сервисам государства. Проблема усугубляется еще и тем, что более 40% украинцев не имеют возможности пользоваться интернетом — это, в основном жители небольших городков и сел. Поэтому, пока все эти помехи не будут устранены, о полной цифровизации публичных услуг в Украине до 2020 года (какзначится в одной из правительственных концепций) говорить не приходится.

«Государство в смартфоне» должно распространяться не только на государственные органы — огромной проблемой для украинских потребителей является коммуникация с коммунальными монополистами, которая находится на архаическом уровне

Еще одно. «Государство в смартфоне» должно распространяться не только на государственные органы — огромной проблемой для украинских потребителей является коммуникация с коммунальными монополистами, которая находится на архаическом уровне. Например, чтобы подключить к электроэнергетическим сетям новый коттеджный городок в Киевской области, застройщик вынужден по несколько раз возить кипы бумаг в центр услуг «Киевоблэнерго», тратя время на дорогу и очереди. Приходило ли в голову топ-менеджерам предприятий перевести всю эту беду в онлайн-формат, где бы одним кликом загружались сканы необходимых документов, а разрешение на подключение пересылалось бы заказчику по почте? Еще один пример: чтобы установить счетчик газа за счет столичного потребителя, он должен физически приехать в «Киевгаз» и подать там заявление. То же самое с «сверкой» квитанций в центрах коммунального сервиса — потребитель мог бы за минуту выгрузить платежки со своего компьютера, вместо этого ему приходится убивать в очереди часа, чтобы наконец пройти эту абсурдную бюрократическую процедуру.

Предпосылки е-государства

Чтобы «Государство в смартфоне» от новой власти не оказалось очередной пиар-оберткой и банальной имитацией, как минимум, необходимо:

 — перевести все административные услуги в электронный формат (принцип «Цифровые услуги по умолчанию»). А главное — полностью их автоматизировать. Потребитель не должен иметь никаких физических контактов с чиновником или представителем монополиста, (решение будет принимать специальный алгоритм), документы от государства должны пересылаться исключительно по почте или курьером. Каждая е-услуга должна быть максимально комфортной и простой для всех граждан — вроде, покупки в онлайн-магазине. Это станет возможным только тогда, когда вся территория страны будет покрыта интернетом. К тому же, необходимо внедрить электронный нотариат (система «E-Notar»), который уже успешно работает в Польше или Франции. Плюс — должны быть разработаны удобные и интерактивные мобильные приложения;

 — реализовать принцип «единого окна» в публичных сервисах, тогда через электронный кабинет потребитель сможет дистанционно получить любые услуги и отслеживать состояние обработки запроса;

 — осуществить максимальную интеграцию всех госреестров и баз данных, исключив дублирование информации различными ведомствами. Обязать все органы власти зарегистрироваться в уже существующей системе «трембита» в течении года. Правительство должно быть единственной сервисной платформой и распорядителем солидарной системы публичных реестров;

 — разнообразить инструменты идентификации потребителя: кроме электронной подписи и ID-карты следует добавить, по крайней мере Bank ID и Mobile ID (как в Эстонии). В будущем же следует сделать возможной идентификацию через смартфон — с помощью отпечатка пальца и системы распознавания лица, как это уже работает в той же Великобритании;

 — в конце концов, ликвидировать фрагментарность законодательства, разработав «Цифровой кодекс». Вместо Агентства по вопросам электронного управления, которое имеет мало полномочий и финансирования, — создать Министерство цифровизации (по примеру Южной Кореи).

Конечно, чтобы «Государство в смартфоне» полноценно заработало, в него необхино инвестировать миллиарды гривен. Ведь, ни маленькая по территории Эстония, ни Великобритания в свое время не жалели средств на создание цифрового государства. И это уже принесло свои плоды. Ведь, кроме преодоления коррупции и бюрократии, граждане начали еще больше доверять своим правительствам, которые стали е-сервисными центрами в глобальном смысле. Удастся ли все это полноценно реализовать команде президента Зеленского — пока открытый вопрос.

Специально для НВ Бизнес

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии