За журналистом и общественным деятелем Василием Апасовым интересно наблюдать во время эфиров: горящие глаза, глубокий фактаж, тонкий троллинг оппонентов. 

Чего стоит только первая рейтинговая передача телеканала Newsone, где начинающий журналист Апасов достойно противостоял одиозному Матвею Ганапольскому. 

Коррумпированные представители Министерства здравоохранения как черт от ладана шарахаются от Василия, отказываясь выходить с ним в эфиры. Вместо себя они присылают распиаренных активистов, которых, впрочем, Василий также разносит в пух и прах. 

Журналист глянцевого журнала Persona.Top начала беседу с оценки его сотрудничества именно с Матвеем Ганапольским, которому, по слухам, платили зарплату 50 тысяч долларов в месяц. 

Далее наша беседа была о том, как после ухода с Newsone журналист громко проявил себя в амплуа общественного деятеля, очень больно ударив по пальцам украинских грантоедов, которые, оказывается, действуют в интересах транснациональных корпораций и отмывают (воруют) получаемые по линии грантов деньги. 

В общем, читайте! 

– Ваша работа на телеканале Newsone, где вы вели программу “Эхо Украины” в тандеме с Матвеем Ганапольским, – это вообще отдельная тема для разговора. Интересно было, как вы не поубивали друг друга прямо на съемочной площадке…  Расскажите, как вам работалось на телеканале Newsone, в каких сейчас отношениях с Ганапольским и как оцениваете его нынешнюю деятельность на телеканале «Прямой»?

– До телеканала Newsone я к телевизору вообще не имел никакого отношения. Не могу сказать, что очень любил политические шоу, однако когда в 2014 году в нашей стране случились громкие и печальные политические события, все начали вникать в происходящее, и наше общество стало более политизированным. 

В 2014 году я выставлял свое мнение о происходящем в Facebook, эта социальная сеть еще не была так популярна в Украине, но мне казалось, что она перспективна, в чем и оказался прав. Мои публикации заметил Алексей Семенов, бывший генеральный продюсер телеканала 112-Украина, предложив прямые эфиры нового масштабного телепроекта. 

За последние годы слово “активист” в Украине стало практически ругательным и связанным либо с неадекватами, которые пачкают стены, либо с грантоедами

Что касается работы непосредственно с Ганапольским, то это было очень интересно. Как бы мы не относились к Ганапольскому, с точки зрения того, что он говорит, очень полезно посмотреть на то, как он это говорит. Я многое почерпнул и использую этот опыт по сей день во время своих телеэфиров. 

Безусловно, мы абсолютно по-разному смотрели на большинство вещей, но он профессиональный журналист и выполняет свою работу хорошо. Примечательно, что после того, как выключается камера, Матвей вообще не обсуждает работу. Совершенно. Никак. Малейшей возможности поссорится с ним вне эфира у меня не было. Мы мило общались, пили чай и расходились. 

– Говорят, что этому профессиональному журналисту на телеканале «Прямой» платили зарплату в размере 50-60 тысяч долларов в месяц…

– Если у него действительно такая зарплата, я сейчас начинаю по-доброму ему завидовать. На эти деньги в Украине можно очень приятно жить и многое себе позволять. Но вот насколько эти слухи обоснованы, я сказать не могу. Работа у него достаточно сложная, специфическая…

– Т.е. то, что делает Ганапольский в эфире телеканала «Прямой», вы таки можете назвать журналистикой?

–  Смотря что мы вкладываем в понятие журналистика. Есть академическая журналистика, а есть журналистика, которая переросла в шоу. То, что сейчас происходит на «Прямом», и кстати, не только на «Прямом», это называется политические шоу. А ведущие там – ведущие политических шоу. Я очень сомневаюсь, что где-то есть такие телеканалы, где журналисты говорят только то, что они хотят, высказывают только свое мнение и свою позицию. Иначе мы будем иметь ряд субъективных мнений.

– А почему вы ушли с телеканала Newsone? 

– Когда я приехал из новогоднего отпуска, оказалось, что весь костяк руководства телеканала, включая ведущих Матвея Ганапольского и Евгения Киселева, ушли с канала. 

На тот момент наше с Ганапольским шоу было самым рейтинговым и его популярность продолжала расти. Конечно, это видели и те, кто переманивал журналистов. 

Я предлагал свои варианты решения возникшей проблемы, но когда пришел на телеканал, то оказалось, что новое шоу уже придумали, и нас посадили вместе с Юлией Литвиненко, с которой не получилось сделать аналог “Эхо Украины”. Я вышел из проекта и хотел сделать авторскую программу, но не нашел общего мнения с руководством канала, которое было на тот момент и решил уйти.

Увольнять меня не хотели, поэтому еще несколько месяцев числился сотрудником, но на работу не ходил. 

Тогда у меня уже созрела мысль создать общественную организацию. Поэтому я  попросил полюбовно узаконить наши отношения и написал заявление об увольнении. В тот момент больше перспектив я там не видел.

-Как, по-вашему мнению, на телеканале поменялась риторика после того, как его выкупил Виктор Медведчук?

– Смена хозяина всегда влияет на продукты, которые выпускает телеканал. Newsone стал ближе по стандартам к 112-Украина. Лучше это или хуже, пусть рассудит зритель. Это другая модель управления. 

– Существует ли в Украине хотя бы один независимый информационный телеканал?

– Хочу задать уточняющий вопрос, а что это такое?

– Это тот, на котором дают слово представителям абсолютно всех политических сил, где можно услышать разные точки зрения, где нет пропаганды и откровенной рекламы какой-то одной идеологии.

– Независимые каналы – это очень относительное понятие. «Независимые» – это те, которые в равной доле, соблюдая баланс, предоставляют равное эфирное время всем политическим силам, всем мнениям, независимо от того, нравится это власти или нет. Но есть и другое мнение, иногда зрители считают, что независимый канал – это тот, который говорит только то, что они хотят слышать.

– Вы можете выделить какой-то телеканал, который больше всех соблюдает журналистские стандарты?

– Я бы искренне не хотел выделять кого-либо. За время работы в журналистике у меня появилось много друзей, которые работают на самых разных украинских телеканалах, и я стараюсь никогда не критиковать коллег и не давать им оценок. Другое дело, что есть эфиры, на которых я смотрю новости и политические ток-шоу. Это 112-Украина, ZIK, Newsone. 

– А что можете сказать о новом телеканале Евгения Мураева «Наш»? По-моему, очень технологичный продукт… 

– Да, по украинским меркам туда вбухали немерянное количество денег – более технологичной студии я не знаю. Но “Наш” без необходимой лицензии, и в этом его главная проблема. 

– Сейчас вы сопредседатель общественной организации «Национальный интерес Украины». Каких успехов вы уже успели добиться?

– Проявить себя в общественном секторе я хотел очень давно. Однако за последние годы слово “активист” в Украине стало практически ругательным и связанным либо с неадекватами, которые пачкают стены, либо с грантоедами. Есть очень мало людей с активной гражданской позицией, которые действительно ратуют за порядок в стране и справедливость. 

Я собрал достаточно много информации, которую мне захотелось донести в массы. Мы с товарищами создали общественную организацию «Национальный интерес Украины» и двинулись по следам грантоедов. 

По факту грантоеды получали деньги из заграницы, которые далее переводились на ФЛП и потом обналичивались, либо через время использовались в нужных им целях 

Достаточно быстро собрали нужное количество фактов и поняли, что все это одна лоббистская структура, которая работает в интересах частных заказчиков и международных корпораций. Никакой борьбой с коррупцией там и не пахнет! 

Мы презентовали в Верховной Раде фильм-расследование. По фактам, собранным в фильме, написали заявление в Генеральную прокуратуру Украины. Позже это дело о фактическом отмывании денег грантоедскими организациями – такими, как Центр противодействия коррупции, было передано в ГФС. 

По факту они получали деньги из-за границы, которые далее переводились на ФЛП и потом обналичивались, либо через время использовались в нужных им целях. Как бы смешно не звучало, но следствие до сих пор идет. Хотя разбирательств там на самом деле на неделю. 

Дальше мы пошли по накатанной. С одних лоббистских структур переключились на другие, – которые обслуживают Минздрав. Так мы подошли к теме медицины, а там оказалось столько интересного! Мы погрузились в это и стали своего рода первыми борцами с командой жуликов Супрун. 

– Вы говорили о том, что не попали в члены гражданского контроля при НАБУ. Почему в этой структуре так сложно оказаться? 

–  Как я уже рассказал, мы разбирались со схемами, которые воплощали в жизнь грантоеды – такие, как Виталий Шабунин и Дмитрий Шерембей. Тогда они как раз пытались зайти в общественный совет при НАБУ и физически даже выиграли эти выборы. Но дело в том, что по правилам отбора этого конкурса им нужно было подать декларации. 

Так вот, Шабунин “забыл” указать, что у него построен дом, а Шерембей “забыл”, что 3 раза сидел за квартирные кражи, причем дважды из них с конфискацией имущества. И когда я посмотрел на весь состав совета при НАБУ, то ужаснулся. Стало очевидным, что вся та же грантоедская тусовка обслуживает НАБУ. 

Для того, чтобы разобраться в этом процессе изнутри, неплохо было бы попасть туда самому. Я заполнил заявки, подал декларации и попал на электронные выборы. Они проходили с проблемами, перебоями и кучей нарушений. Были пакетные вбросы. Это когда в течении нескольких секунд голосует огромное количество людей за определенных 15 кандидатов. Вы же понимаете, что физически это сделать невозможно. Все эти данные мы собрали и подали заявление в СБУ, где активно взяли все это дело расследовать, и вот расследуют уже третий год. 

Подаваться еще раз на следующий год я больше не считал нужным, и тут как раз создается Государственное бюро расследований. Тогда у меня появилось желание попробовать зайти туда. Выборы проходили очно в зале. И к моему удивлению, я прошел в совет. 

…И теперь с нами воюет непосредственно сам директор ГБР Роман Труба. 

– Почему воюет?

– По несчастливой случайности для Романа Трубы ему попалась неподконтрольная рада общественного контроля. Ему повезло гораздо меньше, чем Сытнику. В общественном совете собрались очень грамотные специалисты, большинство из которых юристы, и с ними очень трудно договориться и обмануть их. 

В данный момент Роман Труба вообще занимается плотной узурпацией власти

Из-за того, что мы не велись на провокации Романа Михайловича, он втихаря от членов общественного контроля изменил правила голосования при избрании новой рады. Он сделал себе подконтрольную раду по примеру НАБУ. Его даже не смутило, что в СБУ идет следствие по этому делу. Хотя закон его обязывал вынести этот вопрос на обсуждение общественности, а потом уже заниматься изменениями, но он все сделал наоборот.

В данный момент Роман Труба вообще занимается плотной узурпацией власти. Буквально на днях он взял на себя отдел, который расследует преступления правоохранителей и судей, отобрав полномочия у других сотрудников. При чем во всем он обвиняет именно раду общественного контроля. Хотя по закону мы никак не можем влиять на кадровые назначения. А ведь нам действительно хотелось помочь создать какой-то орган, который будет образцовым в Украине… 

– Несмотря на обилие антикоррупционных органов в Украине, дела в этой сфере продвигаются крайне медленно. Всевозможные рейтинги уровня коррумпированности этому яркая демонстрация. Как вы оцениваете работу антикоррупционных структур в Украине? Считаете их независимыми или они обслуживают интересы определенного круга лиц и курируются извне? Чьи интересы обслуживает НАБУ?

– Национальное антикоррупционное бюро – это катастрофический провал. Это более 3 миллиардов гривен бюджетных денег, которые выкинуты на ветер. Если все-таки говорить, куда эти деньги выкинули, то это легко проверить, зайдя на сайт электронных закупок и посмотреть, какие покупки совершало НАБУ за последние годы. 

Например, это огромный автопарк. На это количество автомобилей можно одновременно посадить всю структуру, включая обслуживающий персонал и дворников, и увезти очень далеко. 

Для чего сотрудникам бюро иметь навык стрелять из всех видов оружия? Оружие, которое закупает НАБУ, очень странное и даже не стоит у нас на вооружении. Они же, по идее, с коррупционерами должны бороться, а не со спецназом. Для чего им закупают баснословно дорогую экипировку? Обувь от 200$, 3-4 комплекта одежды, 3 шапки, специальные тактические носки. Я, конечно же, не против, чтобы они были одеты как космонавты, но они же ничего не делают! Это утилизация денег через электронные закупки! 

Все, что добилось НАБУ за эти годы, кроме скандалов с прослушками в синагоге, это попытка повлиять на предвыборную гонку президентов США в пользу Хиллари Клинтон. С другой стороны, наверное, подвести Украину к такому грандиозному скандалу тоже нужно уметь.

Также зайдите на сайт НАБУ и посмотрите количество судебных решений, которые вынесли по их расследованиям. Их там 31 (!). И посмотрите на их бюджет. Получается, что на одно дело, которое завершилось хоть каким-то результатом, государство платит 100 миллионов гривен. Мне кажется, что это очень дорого.

– Вы верите в то, что эту структуру можно привести в порядок или точка невозврата уже пройдена?

– Рассматривайте этот механизм, как, например, автомобиль. От того, кто обслуживает этот автомобиль и кто сидит за рулем, зависит, доедете ли вы из точки А в точку Б. 

В данный момент этот автомобиль не едет никуда. Если сменить руководство этого органа, перезапустить его работу, то шансы, конечно, есть. 

– Что в этом направлении должен сделать новый президент Владимир Зеленский?

– Нужно сделать так, чтобы коррупционерам было невыгодно и страшно брать взятки. Если будет понимание, что наказания не избежать, тогда взятки брать перестанут. 

Важно ужесточить наказание за коррупционные преступления. Чтобы у нас одинаковый срок не отбывал тот, кто украл 16 заводов, и тот, который получил взятку в размере 1000 гривен. 

Я согласен, что и то и другое плохо, но все-таки нужно различать эти вещи. У нас же получается наоборот. Сельского председателя посадят, а олигархи спокойно себе откупаются. Есть страны, где система наказания работает одинаково для всех, и велосипед изобретать не надо. 

– Давайте разберемся с вашими политическими предпочтениями. В одном из своих интервью вы утверждали, что не поддерживаете ни одного политика. В преддверии парламентских выборов ваша позиция не изменилась?

– Я всегда старался иметь какое-то особенное мнение, а не навязанное. Поэтому были трудности с симпатиями к политическим партиям. На сегодняшний день ни одна политическая сила не отвечает полностью тем запросам, которые у меня к ним есть. Есть очень хорошие мажоритарщики, которых я действительно готов поддержать, помочь, где-то даже пропиарить. Это люди, в которых я уверен, что они останутся таковыми, даже когда получат мандат. 

– Как вы можете оценить первый месяц работы Владимира Зеленского и всей его команды?

– Что касается деятельности представителей «Слуги народа», то пока им невозможно дать никакой оценки. Для того, чтобы какой-то механизм заработал, нужно создать новую вертикаль. Сейчас каждый бежит в свою сторону. 

К депутатским спискам, которые публикует партия, у меня есть большие вопросы. Там есть персонажи, которых на пушечный выстрел нельзя подпускать к Верховной Раде. Но, к сожалению, такая ситуация наблюдается со списками всех партий. Есть и такие, в которых всех негодяев собрали в одном месте. 

– Это о каких партиях вы говорите?

–  Абсолютно не понимаю «Голос» Вакарчука. Зачем эта партия существует, я, конечно, понимаю. Однако коэффициент полезного действия от нее будет нулевым. 

– А как вам список «Оппозиционного блока»?

– Там есть люди, которых я знаю лично. У них есть как позитивные, так и спорные качества. Это если говорить о персоналиях. Если о том, сможет ли эта сила занять какой-то большой процент на этих выборах, то я сомневаюсь. В одиночку им было идти вообще не вариант, поэтому они собрали самых харизматичных людей и попытались договориться. Они надеются на суммарный рейтинг, но суммарный рейтинг – это такая скользкая штука, которая не работает практически никогда.  

– Результаты голосования на выборах президента Украины говорят, что Зеленскому впервые удалось электорально объединить страну. Так ли это? 

– Не совсем. В определенный момент сошлось несколько вещей. Это запрос на что-то новое и очень умная команда, которая умело всем этим воспользовалась. 

Технологи Владимира Александровича талантливо рассчитали все позиции. Абсолютно не давая никаких обещаний, ничего не делая, но подготовив почву правильными информационными продуктами, Зеленский перешагнул всех и взошел на президентское кресло. 

Национальное антикоррупционное бюро – это катастрофический провал. Это более 3 миллиардов гривен бюджетных денег, которые выкинуты на ветер

У украинцев был выбор: еще 5 лет такой же жизни или попробовать что-то поменять. Как этот корабль поплывет, – пока не берусь утверждать. Завышенных ожиданий по поводу Зе у меня нет, я никогда никем ни очаровываюсь, чтобы не разочароваться в будущем. 

– Исчерпал ли себя Петр Порошенко? Или у него есть шансы на политическое будущее?

– Мне очень интересны те эксперты, которые пророчат ему большое политическое будущее. Это можно услышать только на телеканалах, подконтрольных Петру Алексеевичу. 

У Порошенко есть большое политическое прошлое. Я готов спорить на деньги, зайдет ли «Европейская солидарность» в Верховную Раду, особенно с тем списком, который они представили. 

Конечно, чисто технологически бывшая партия власти набирает проходной барьер в парламент, но зайти с какими-то серьезными позициями им 100% не удастся. Огромное количество личностей, которые максимально дискредитировали весь парламентаризм в Украине, сошлись в одном месте – в «Европейской солидарности». 

Безусловно, на каждый товар есть свой покупатель, но этого покупателя в Украине точно не много.

– По вашим постам в ФБ можно узнать много интригующего об Ульяне Супрун. Я бы назвала вас ее ярым «поклонником»… 

– Супрун – это собирательный образ, а не только та женщина, которая сейчас пока еще возглавляет Министерство здравоохранения. Нужно понимать, что «вселенское зло» – это не непосредственно Ульяна Супрун. Она громоотвод. 

Это такой технологический прием, когда берут самую «харизматичную» и странную особу, которая будет раздражать общественность. Она собирает на себя весь негатив. Все эти глупые советы, которые они переводят с иностранных методичек, это смещение фокуса. 

Вся страна у нас обсуждает черную икру, подкатывание штанов и прочую ерунду, а в это время создается система электронного здоровья, которая уже высосала огромное количество денег из бюджета, однако до сих пор не передана на баланс Минздрава. 

– В недавнем интервью Ульяна Супрун заявила, что является гражданкой Украины и намерена и дальше работать на благо Украины. Откуда такое рвение?

– У Ульяны Супрун есть определенные задачи, которые ей кто-то ставит. Она обслуживает много разных процессов, грубо говоря, является гарантом того, что они происходят. Это международная закупка лекарств, которая является огромной профанацией и выкачкой денег из украинского бюджета. Это медицинский туризм. Это лоббизм программ заместительной терапии, где идет огромный оборот наркотических средств. 

– К слову, как вы относитесь к легализации каннабиса? Супрун утверждает, что это не наркотик, а лекарство и что в Украине необходимо изменить правовой статус каннабиса и его производных. Какие могут быть последствия у такого решения?

– К самой инициативе я отношусь негативно, но не потому, что я из каких-то староверов, а дело в том, что меня пугают люди, которые лоббируют эту тему. Это тот же Дмитрий Шерембей. 

Они будут выращивать траву в Украине, и куда она будет идти? Вы же понимаете, что в тех странах, где в медицинских целях легализована конопля, ее можно достать везде. Как у нас это будет регулироваться? Это большая катастрофа. Конечно, проблема с обезболиванием для тяжелобольных существует, но решать ее нужно совершенно другим путем. 

На тему СПИДа тоже выделяются бешеные гранты, которые растворяются в воздухе. По факту все закрывается какими-то тренингами, программными продуктами, которые не приносят никакой пользы и деньги на реализацию которых совершенно невозможно посчитать. 

– В прошлом году вы писали о том, что диппочтой в Украину ввозятся незарегистрированные препараты на миллионы гривен. Эта публикация переросла в открытие уголовного дела? 

– Материал, который я опубликовал, это инвойс дипломатической почты, в котором есть перечень того, что приехало. Что такое дипломатическая почта? Это груз, который переправляется через границу для дипломатической миссии и который обходит таможенный контроль. В данном случае через этот канал приехало много препаратов, которые не зарегистрированы в Украине, у которых на исходе срок годности и которые стоят очень больших денег. Приехало все это за деньги бюджета Украины. После такой публикации в любой вменяемой стране мира реакция властей была бы незамедлительной. 

Оружие, которое закупает НАБУ, очень странное и даже не стоит у нас на вооружении. Они же, по идее, с коррупционерами должны бороться, а не со спецназом

У нас же СБУ возбудило по этому факту дело, однако на возбуждении все и остановилось, далее никто ничего не делал. Я подозреваю, что шансов наказать виновных нет. Тут замешаны и посольства других стран, и влиятельные иностранные компании, с которыми правительства иностранных государств ссорится не будут. 

– Что в целом можно сказать о проводимой в Украине медицинской реформе? Как оцениваете прогресс? Что удалось реализовать, а что провалено? 

– Я не могу назвать ни одной положительной стороны. Чиновники Минздрава не хотят выступать на телевизионных эфирах, присылают вместо себя грантоедов, которые не несут ответственности за сказанное. Эту реформу я оцениваю как нулевую – в отрасли не улучшилось ничего. 

Абсолютно нормальную инициативу с семейными врачами извратили до невозможности. У нас убрали систему Семашко и, вроде как, начали строить британскую. Но никто не рассказывает, что в Англии чуть ли не каждые пару месяцев бунт медицинских работников, у которых маленькие зарплаты. На прием к семейному врачу нужно сидеть в очередях, плановые операции люди могут ждать по несколько лет. 

При всей нашей коррумпированной системе у нас никто по несколько лет операций не ждал. Да, часто это решалось за определенные блага, но несколько миллионов человек не стояло в очередях на плановые операции. 

– Лично вы кого видите на посту министра здравоохранения Украины? 

– Я никогда не назову фамилию, которой я симпатизирую. Потому что как только это случится, меня моментально обвинят в лоббизме. Мне бы хотелось, чтобы следующим министром здравоохранения был практикующий врач с серьезным медицинским образованием, степенью и который имеет управленческий опыт. И, конечно, точно это не кто-то из тех, кто там уже был. 

– А что вы можете сказать о представителе команды Зеленского Евгении Комаровском?

– Это шоумен с огромной аудиторией последователей, харизматичная личность. У него в биографии есть темные пятна. Мне бы не очень хотелось, чтобы педиатр-шоумен руководил Минздравом. Я вообще не очень хочу знать, как выглядят наши чиновники: главнее, чтобы они делали свою работу. 

– Ваш личный рецепт, как сделать правильный выбор на внеочередных парламентских выборах?

– Когда избиратель приходит на участок, нужно меньше смотреть на предвыборную программу и риторику, особенно это касается тех, кто уже был при власти. Пусть каждый откроет свой холодильник и свой кошелек, и то, что там находится, – это отличная агитация в пользу тех людей, которые уже были в политике. 

Если у политика один раз не получилось, будьте уверены, то же самое будет и во второй раз. Если журналист, общественный деятель, политик был г.но, то он не станет классным депутатом. Если (нардеп – Ред.) Лещенко себе оттяпал квартиру в центре Киева, то выберете его еще раз, – и он сделает там ремонт, а затем купит дачу. 

Голосовать нужно за абсолютно новых людей. Откройте сайт Верховной Рады и посмотрите, что сделал тот или иной депутат, все ведь фиксируется. Но у нас избиратель очень ленив. Мы не считаем, что этот выбор является чем-то значимым. Люди думают – пойти на шашлыки или на избирательный участок. Когда вы ставите галочку в бюллетене, вы даете право будущие 5 лет действовать от вашего имени. Помните об этом.

Автор: Мария МАЛОВИЧКО 

ФОТО: Сергей ЛАВРУСЕНКО  

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии