Летом 2017-го «ПСЖ» выиграл войну за власть над трансферами против УЕФА. Чиновники сомневались, что «Париж» купит Неймара и Мбаппе без серьезных нарушений финансового фэйр-плей. Клубы должны компенсировать рекордные сделки прибылью от телевизионных прав, продаж и болельщиков. Даже несмотря на статус топ-клуба, «Парижу» было бы невероятно сложно потратить больше 400 млн евро на двух игроков и сохранить баланс.

Чтобы справиться с правилами и взорвать трансферную бомбу, боссы «ПСЖ» разработали план, пишет Евроспорт. Мбаппе отказался оставаться в «Монако» даже на сезон, а монегаски не удержали игрока силой – он отправился в «Париж» на правах аренды с условием обязательного выкупа через сезон. При этом сумма выплат по трансферу распределилась на четыре следующих года контракта Мбаппе. Это означало, что каждое лето «ПСЖ» будет тратить на Килиана примерно 45 млн евро – стандартный прайс, который в современном футболе позволяют себе стабильные андердоги.

Получилось, что «Париж» взял Мбаппе на год раньше взаймы, но из-за желания самого игрока и слабостей системы в этом варианте не было ничего незаконного. УЕФА сосредоточился на сделке по Неймару, но и здесь наткнулся на недостатки правил. В формулировках ФФП очень туманно говорится о статусе спонсорских инвестиций при учете благосостояния клуба: «Если владелец клуба вкладывает деньги на правах спонсорства через компанию, с которой он связан, компетентные органы проводят расследование».

Килиан Мбаппе и Неймар, «ПСЖ»

Килиан Мбаппе и Неймар, «ПСЖ»Getty Images

Нет никаких единых правил, которые регулировали бы прибыль клуба от спонсоров и однозначно ограничивали бы отношения между спонсорами и владельцами клубов. Именно это сыграло решающее значение в сделке по Неймару. Предполагалось, что часть суммы за бразильца на правах спонсора выплатило Управление по туризму Катара. Хотя связь между органом правительства арабской страны и шейхами-владельцами была очевидна, УЕФА не доказал вину руководства «ПСЖ» в финансовых махинациях.

Наконец, «ПСЖ» избавился от нескольких ненужных игроков и уравновесил доходы с тратами самым легальным способом. Орье ушел в «Тоттенхэм» за 25 млн евро, Матюиди в «Ювентус» – за 20 млн, а «Лейпциг» заплатил за Жана-Кевина Огюстен 13 млн. Кроме них, Хесе Родригес и Гжегож Крыховяк уехали в «Сток» и «Вест Бром» на правах аренды. «Париж» не только отбил почти 60 млн трансферами, но и сэкономил больше 32 млн на зарплатах. Уже в сентябре Мбаппе и Неймар уничтожали «Метц» и «Тулузу» в сине-красных джерси.

Трансферный разгул «ПСЖ» создал прецедент. В следующие два года топ-клубы нашли еще несколько способов обмануть систему и получить нужного игрока. Одним из самых распространенных вариантов стали обмены, при которых часть суммы за дорогой трансфер компенсирует переход другого футболиста. УЕФА никак не контролирует этот процесс – тем более что переходы часто не являются частью одной сделки официально. Они лишь совпадают по времени и составу участников.

Этим летом Виссам Бен-Йеддер перешел в «Монако» из «Севильи» за 40 млн евро. По крайней мере, в соответствии с официальной версией, по которой монегаски выплатили такую сумму в качестве отступных за француза. Но уже через час после анонса трансфера Бен-Йеддера клубы объявили о переходе полузащитника «Монако» Рони Лопеша в «Севилью». На этот раз появилась информация о сумме в 20 млн евро. Таким образом, «Монако» отдал за Бен-Йеддера 20 млн евро и Лопеса, но объявил о двух разных сделках. Неизвестно, почему обмен прошел именно в таком формате, но очевидно, что это удовлетворило одну из сторон.

Еще более показательный пример – сделка «Манчестер Сити» по Канселу. «Горожане» все лето торговались с «Ювентусом» за латераля. По информации BBC, клубы договорились о трансфере за 65 млн евро, но «Сити» выплатил наличными только часть – меньше 30 млн. Вместо остальной суммы английский клуб отправил в Турин дублера Данило, которого участники сделки оценили в 37 млн евро. Так «Сити» избавился от ненужного игрока и провернул классную сделку: получил отличного фулбэка без бешеных трат и не разозлил УЕФА.

Еще один элементарный трюк, о котором все чаще договариваются топ-клубы, – это длительная аренда. Раньше временное соглашение редко длилось дольше одного сезона, теперь ненужные одним командам футболисты часто отправляются в другие на два года. Именно это произошло с Хамесом и Моратой. Колумбийцу не нашли места в «Реале», зато он принес пользу в «Баварии», а Мората достал всех в «Челси», но вернулся в тонус после возвращения в Испанию.

Альваро Мората, «Атлетико»

Альваро Мората, «Атлетико»Getty Images

Если бы «Мюнхен» и «Атлетико» вели переговоры о полноценном трансфере, то лишились бы свободы действий от УЕФА и потратили бюджет на кризисных игроков. Аренда позволила ограничить расходы, разгрузить бюджет и осуществить выигрышные для всех сделки без последствий. Правила ФФП в таких ситуациях отходят на второй план, а футболист приносит пользу команде, которая заплатила за него пару миллионов. Не исключено, что вскоре появятся и более длительные аренды. Благодаря им одни клубы избавятся от ненужных игроков, но сохранят финансовый актив, а другие, наоборот, усилятся без серьезных трат.

Примерно то же самое происходит на рынке свободных агентов – но тут в заложниках оказывается владеющий игроком клуб. Если он не обеспечит нужные условия, футболист дождется окончания контракта и уйдет в команду, с которой договорился. Это идеальный вариант для покупателя – он ничего не тратит на трансфер и выписывает новичку более привлекательную зарплату. Именно так поступил «Ювентус» с Рэмси. Еще несколько лет назад было трудно представить, как лидер одного топа бесплатно уходит в другой. Теперь прагматичный подход «Юве» и некоторых других клубов сделал это нормой.

Не такой безобидный лайфхак как аренды – прием, когда игрок сам выплачивает отступные и переходит в другой клуб уже на правах свободного агента. По официальной версии именно Неймар выписал «Барселоне» чек на 222 млн евро, хотя очевидно, что рекордные деньги на самом деле пришли из Катара. Сама «Барса» рассмотрела такой вариант уже в 2019-м. «Атлетико» настолько упрямо противостоял уходу Гризманна, что Антуан чуть не выплатил клаусулу «матрасникам» самостоятельно. Этого не понадобилось: «Барса» отказалась от других крупных трансферов и провернула сделку по французу.

Антуан Гризманн, «Барселона»

Антуан Гризманн, «Барселона»Getty Images

Последний простой способ соблюсти баланс и не превысить разрешенные платы – разбить сумму трансфера на нужное количество выплат и распределить их на несколько лет. Именно так поступили «ПСЖ» и «Монако» в сделке по Мбаппе, но в последнее время подобная стратегия применяется почти в любом крупном трансфере. Например, по информации РБК, спортивный директор «Зенита» Хавьер Рибалта договорился с «Барсой» о нескольких траншах за Малкома. Полная сумма трансфера составила 45+5 млн евро, но получается, что каждый год питерский клуб будет платить за бразильца примерно 10 млн – смешные деньги.

В прошлом веке трансферы считались обычной сделкой между двумя клубами и игроком. Ситуация полностью изменилась: переходы усложнились не только из-за участия агентов и посредников, но и благодаря УЕФА. В 2012-м Мишель Платини объявил крестовый поход за очищение еврофутбола от грязных денег: «Я хочу, чтобы клубы тратили средства, которые у них есть. Мы должны улучшить финансовое благосостояние футбола». Почти 10 лет спустя очевидно, что ФФП не спас Европу от хитрых финансовых схем и теневых выплат, а лишь катализировал их усложнение. Простых ограничений УЕФА недостаточно, чтобы снова сделать футбол прозрачным.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии