В последние несколько лет в Украине активно развивается расследовательская журналистика. У нас есть самые разнообразные расследовательские передачи и сильные журналисты-расследователи, вклад которых оценивают на международном уровне, – пишет Украина Криминальная. 

В основном, эти расследования касаются таких тем как коррупция, незаконное обогащение топ-чиновников, растрачивание государственных средств, противозаконные застройки заповедных территорий… А что, если бы расследования проводились в совершенно другой плоскости — научной?

Что такое научная журналистика

В мировой практике научная журналистика уже давно отделилась в отдельное направление, которое включает в себя десятки тем. Это и покорение космоса, и компьютерные технологии, робототехника, экология и защита окружающей среды, биоэнергетика, медицина и здравоохранение, профилактика ВИЧ / СПИД, борьба с раком и многое другое.

В Украине подобные темы освещают разве что на уровне новостей, ну или в формате небольших фичеров. Редко это — интервью с выдающимися учеными, которые интересно расскажут о последних открытиях в своей сфере. Еще реже — действительно качественные аналитические материалы, в которых журналист глубоко вникает в тему и разбирает проблему по частям, словно пазл, не только описывая сложности, но и предлагая конкретные решения.

На примере двух кейсов, которые были озвучены на World Conference of Science Journalism в этом году, издание «Детектор медіа» рассказывает, что такое расследования в сфере научной журналистики и почему такие материалы — это действительно важно.

Хорватия и ракушки

Журналист из Хорватии Ненад Ярич Дауэнхауэр работает научным корреспондентом в местном издании Index.hr. Одна из его работ вызвала немалый резонанс на родине журналиста. Это исследование, посвященное морским моллюскам, которые проживают в Адриатическом море.

Морские финики, они же Lithophaga lithophaga, которые в Хорватии известны под названием prstaci, или палец — это моллюски, живущие на камнях под водой. Если быть еще точнее, то они живут в камнях: моллюск образует выемку, куда и прикрепляется. В одном камне обычно живет целая колония морских фиников. Растут они очень медленно — на сооружение 15 см такого жилища моллюскам потребуется от 18 до 36 лет.

Почему же эти моллюски вызвали у журналиста такой интерес? Дело в том, что морские финики считаются деликатесом — на побережье их предлагают туристам, которые желают попробовать что-нибудь из особенной местной кухни.

Однако для того, чтобы приготовить одну тарелку такого блюда, необходимо уничтожить половину квадратного метра подводного камня. Ведь только так можно добыть моллюсков, которые в нем живут, — полностью разрушив их жилище. Этот гастрономический бум привел к тому, что на хорватском побережье уничтожается важная подводная экосистема. Чтобы возобновить ее, потребуется от 50 до 80 лет.

«Это наносит ущерб всей экосистеме — от водорослей до рыб. Разрушение скал на побережье разрушает всю экологическую систему: это касается как растений и животных, которые живут в скалах, так и тех, что живут, питаются и прячутся на них, а также тех, функционирование которых зависит от первых двух категорий организмов. Например, водоросли, креветки, которые живут в заброшенных отверстиях для “пальцев”, микроорганизмы, а также косвенно осьминог и мелкая рыба», — объясняется в материале на Index.hr.

Именно поэтому добыча морского финика в Хорватии сегодня запрещена на законодательном уровне. Нельзя и продавать этих моллюсков с целью употребления в пищу. Но с приходом очередного туристического сезона «пальцы» все равно оказываются среди позиций в меню прибрежных ресторанов. Часто — замаскированные под «неочевидными» названиями, пишет в своем материале журналист.

При этом владельцы таких заведений не дают однозначного ответа, откуда они взяли запрещенный продукт. Кто-то утверждает, что это моллюски «домашнего разведения», другие говорят, что морские финики были привезены из других стран, оттуда, где такой промысел легален.

В этом и заключалась работа Ненада Ярича Дауэнхауэра: выяснить, откуда «приходят» моллюски, кто и сколько зарабатывает на их незаконной добыче и продаже. Но для того, чтобы углубиться в тему по-настоящему, мало было просто написать о ресторанах — необходимо было изучить самих моллюсков. Ведь именно понимание того, как они живут, сколько времени им требуется на образование колонии, а также что будет, если экосистема нарушится, и придает этой теме важность.

Читатель должен увидеть, что дело не просто в нарушении закона, а в том, что у него перед глазами методично уничтожается экология — окружающая среда. И если это не остановить вовремя, последствия могут быть неутешительными.

Поддельный доктор в Румынии

Еще один пример того, как можно использовать расследования в научной журналистике, — это расследование журналистки Александры Нисторою и ее коллег из Румынии. Девушка специализируется на темах, связанных с медициной и здравоохранением.

Кейс, который вызвал широкий резонанс в Румынии — история фейкового врача Доктора Мода. Итальянец по имени Маттео Поллити пользовался поддельными документами, согласно которым он был британцем Меттью Модом. Маттео-Метью подделал диплом о высшем медицинском образовании, якобы полученном в Косово, хотя сам едва даже не сумел окончить обычную среднюю школу, говорит Александра Нисторою.

Поддельный доктор представил себя пластическим хирургом с большим опытом работы. Благодаря природной харизматичности и предприимчивости он легко входил в доверие клиенток, которые с удовольствием соглашались на косметические процедуры у Поллити. По всей видимости, он посчитал, что для того, чтобы делать «уколы красоты», не нужно никаких особых умений. И делал их.

Вот только последствия не всегда были действительно прекрасными. Многие клиентки жаловались на осложнения и боли. Коллеги Маттео Поллити же отметили, что хирург не знал банальных вещей, которые определяет общий медицинский протокол, — например, как правильно мыть руки перед операцией и как вообще готовиться к пластическим операциям. Но даже это не помешало фейковому врачу поработать с установкой грудных силиконовых имплантов.

Расследование румынской журналистки заметили не только на родине — оно также попало в такие крупные газеты как The New York Times и The Sun.

Позже выяснилось, что тема фейковых врачей для Румынии — вовсе не новинка. Журналисты обнаружили, к примеру, еще и фейкового гинеколога — женщину по имени Ракула Бирсан. Как и Маттео Поллити, Ракула подделала свой диплом о высшем образовании, хотя сама даже не окончила школы. Она сумела устроиться на работу в гинекологическое отделение скорой помощи и проработала там целых десять лет, прежде чем ее разоблачили.

На что обращать внимание

Как показывает пример из Румынии, в научной журналистике не обязательно фокусироваться на чем-то глобальном. Конечно, можно было исследовать тему подбора кадров в медучреждениях в целом, изучить, как готовят врачей, насколько их квалификация соответствует международным стандартам и существуют ли в их подготовке «пробелы».

В случае с Украиной можно было бы, к примеру, исследовать и тему коррупции в медучреждениях — начиная от «покупки больничного» и заканчивая необходимостью платить за «бесплатные» государственные роды. И это тоже было бы важно. Но не стоит пренебрегать личными историями и персоналиями — кто знает, возможно, чья-то история поможет вам вскрыть по-настоящему серьезную и общественно важную проблему.

Автор: Олександра Горчинська; «Детектор медіа»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии