Украина все же получит кредит МВФ. О том, что с Фондом удалось договорится по новой трехлетней программе на 5,5 млрд долларов сообщили президент в Facebook и президент Владимир Зеленский, и премьер-министр Алексей Гончарук, назвав эту новость “символичной” для 100 дней правительства, – передает Страна. 

Впрочем, ни меморандума, ни итогового решения пока нет.

Как отметила глава МВФ Кристалина Георгиева, программу еще должен утвердить совет директоров Фонда. Но на данный момент у кредитного решения по Украине статут Staff Level Agreement, то есть, принципиального согласия. И это уже прогресс, если учесть, что в конце ноября миссия МВФ уехала из Киева вообще без решения, что позволило экспертам завить о провале переговоров.

В том, что Фонд резко “передумал” есть и политическая составляющая. Как считает руководитель аналитического департамента Concorde Capital Александр Паращий, тот факт, что положительное решение по кредиту подоспело как раз накануне саммита в “Нормандском формате”, “не просто совпадение”. Это можно воспринимать как свидетельство западной  поддержки Зеленского.

Итоговое решение по кредиту, и, собственно, сам кредит, будут после выполнения неких условий — prior actions. По словам Георгиевой, имеются в виду, в первую очередь, решения по банковской системе.

Несложно догадаться, что речь идет о Приватбанке. Фонд хочет получить гарантии, что его не вернут бывшим собственникам. И прогресс в переговорах во многом поясняется тем фактом, что законопроект о невозврате национализированных банков прежним собственникам уже практически готов.

Но успеют ли уладить все проблемные моменты в этом году или же деньги нам дадут только в следующем году — вопрос пока открытый.

“Может и в этом году. До каникул есть еще время, хотя его и мало. Но в нашей истории были случаи, когда решение о кредите принималось в последнюю неделю года, “под елочку”, — говорит аналитик Forex Club Андрей Шевчишин.

Между тем, известие о том, что Украина снова подсядет на “кредитную иглу” МВФ активизировало споры между сторонниками и противниками сотрудничества с Фондом. Одни считают, что кредит спасет страну от дефолта и позволит не включать печатный станок, тогда как другие советуют украинцам готовится к ухудшению социальной поддержки государства и росту коммунальных тарифов.

“Страна” разбиралась, почему МВФ “передумал” и что значит для Украины 5,5 млрд долларов от Фонда.

Вместо земли — Приватбанк

То, что не смогли сделать визиты миссии МВФ в Киев, удалось решить по телефону главе Фонда Кристалине Георгиевой и президенту Владимиру Зеленскому. Именно в ходе телефонных переговоров, якобы, и было получено принципиальное “добро” на кредит от Георгиевой. Правда, чтобы получить деньги, нам нужно выполнить еще несколько условий.

“Мы согласились с президентом, что экономический успех Украины строго зависит от соблюдения законности в стране, сокращения влияния интересов определенных лиц, защиты тех достижений, которые были получены после очистки банковского сектора Украины и возврата средств налогоплательщиков, потраченных вследствие банкротства банков”, – цитирует Георгиеву пресс-служба Фонда.

Напомним: ранее ключевыми для Фонда были вопросы открытия рынка земли, низкодефицитный бюджет, рыночные тарифы на коммуналку для населения. И практически все их украинская сторона выполнила или почти выполнила. К примеру, проект о запуске рынка земли принят в первом чтении, но там закреплен запрет продажи черноземов иностранцам, и убрать этот запрет без рисков массовых протестов селян и удара по рейтингу у Зе вряд ли смогут. А в такой формулировке закон о земле МВФ может и не устроить.

На днях советник президента по вопросам экономики Олег Устенко заявил в одном из интервью, что вопрос земли “выносится за рамки переговоров с МВФ”. И теперь, судя по всему, главное для Фонда — Приватбанк.

“МВФ опасается, что его вернут прежним собственникам, и вопрос с компенсацией средств, которые в свое время влили в национализированный ПриватБанк попросту похоронят”, – пояснял ранее “Стране” экономист Виктор Скаршевский. Масла в огонь тогда подлил сам Игорь Коломойский, который в интервью заявил, что Приватбанк ему уже совсем скоро вернут.

Чтобы исключить подобные риски, Фонд, очевидно, потребовал гарантий. “Судя по заявлению директора МВФ, ключевым вопросом является Приватбанк”, — говорит Александр Паращий.

Олег Устенко пояснил, что для МВФ важно, чтобы не было рисков возврата выведенных с рынка банков прежним собственникам. Это не только Приватбанк, в капитализацию которого государство слило 5,5 млрд долларов, но и “еще пару десятков банков, на которые тратились деньги налогоплательщиков”, — сказал Устенко,

О том, что такие гарантии МВФ уже вскоре предоставят, заявил на днях премьер-министр Гончарук. “НБУ действительно разрабатывает такие законодательные инициативы и правительство сотрудничает с НБУ по этим проектам в рамках рабочих встреч. Эти решения призваны обезопасить налогоплательщиков от возможных негативных последствий судебных решений в отношении банков, которые были выведены НБУ с рынка. Нацбанк был основным разработчиком этого текста, и когда он будет принят, мне трудно прогнозировать, но это вопрос ближайшего будущего”, —сказал Гончарук.

Впрочем, ранее “Страна” уже писала, что такой законопроект может оказаться даже выгодным для Коломойского, потому что сам Приватбанк ему не особо нужен — олигарх хочет получить компенсацию или же “нулевой вариант”, то есть, “прощения” долгов по проблемным кредитам других своих бизнес-активов взамен отказа от претензий на Приватбанк. А вот как государство будет взыскивать с него 5,5 млрд долларов — вопрос пока открытый.

“Но до 19 декабря, на которое назначено итоговое решение суда по апелляции по Приватбанку, никакого итогового решения от МВФ не будет. И, если будет вердикт суда, что национализация Приватбанка была незаконной, но кредита уже точно не будет. Поэтому нынешние заявления МВФ это, скорее , торги и элемент давления, чем конкретные обещания”, — считает экономист Виктор Скаршевский.

Договориться о кредите удалось Зеленскому и Кристалине Георгиевой. Фото: “Страна”

Как связано решение по кредиту и встреча “нормандской четверки”

В  прогрессе по вопросу кредита для Украины многие эксперты увидели и политическую составляющую. Александр Паращий считает не просто совпадением тот факт, что новости по кредиту появились именно накануне саммита в “Нормандском формате”. Заявление Фонда говорит о поддержке Западом Владимира Зеленского.

“МВФ поддержал Украину перед Нормандией.

А глава МВФ, судя по всему, таки услышала от президента то, что не услышала миссия. Надеюсь, мы все увидим реализацию сказанного.

Staff level agreement – это еще не программа, но уже полные договоренности о ней. Тот случай, когда хорошо – это просто хорошо”, — написал на своей странице в Facebook инвестиционный банкир Сергей Фурса.

“МВФ и Зеленский обьявили, что договорились о начале новой кредитной программы. Эта новость пришла как раз накануне встречи “нормандской четверки” в Париже и накануне акций протеста, которые организовывает Порошенко и Ко. Очевидно, действия МВФ можно воспринимать как прямой знак поддержки Зеленского со стороны Запада. Для “патриотической общественности” это может показаться странным. Ведь в этой среде распространено клише, что Порошенко (Турчинов, Яценюк и прочие) – силы прозападные, а Зеленский – латентно-пророссийский человек. Но давайте сравним не слова, а действия Порошенко (в поздний период его правления) с тем, что сейчас делает Зе. Порошенко уже к началу 2017 года избавился от большинства навязанных ему Западом людей, а также от людей, которых он привлекал, чтоб Западу понравиться. Был уволен Абромавичус и большинство грузинских “реформаторов” во главе с Саакашвили и Сакварелидзе. Нефедов был скромным замминистра экономики, Гончарук со своим BRDO тихонько писал проекты реформ для правительства (значительная часть которых так и осталось проектами).

Из прокуратуры выгнали Касько, заведя на него уголовное дело. Трепак ушёл из СБУ. Яресько, поматросив перспективой премьерства, отправили на вольные хлеба. Данилюка чуть позже со скандалом уволили. Лещенко и Найем ушли в оппозицию. Посла США Йованович генпрокурор Луценко прямым текстом обвинил в давлении на правоохранительные органы. Из крупных прозападных фигур остались на плаву разве что Сытник и Ульяна Супрун. Сытника, несмотря на все усилия Банковой, снять не удалось, но активность его парализовали, перевербовав Холодницкого. Супрун тоже планировали уволить ближе к выборам, но потом Порошенко передумал, решив использовать ее для получения поддержки со стороны американской диаспоры.

А теперь давайте сравним с тем, что происходит сейчас. Именно с тем, что происходит в реальности, а не со словами. Карьера большинства упомянутых выше фигур находится на взлёте. Даже в Минздраве ждут смены министра и камбэка команды Супрун. Поэтому Зеленский Запад устраивает намного больше, чем Порошенко. Порошенко выбрасывал за борт “соросят” по той же причине, по которой их не любит Коломойский. Они оба – украинские олигархи, которые живут по принципу “Техас должны грабить техасцы”. А Зеленский – не олигарх. И с вниманием относится к тому, что ему говорят большие люди Запада. Поэтому Коломойский не зря нервничает. Бороться с “соросятами” у него получается куда хуже, чем у Порошенко”, — написал на своей странице в Facebook главный редактор “Страны” Игорь Гужва.

Долги в обмен на социалку?

Хотя окончательного решения по кредиту все еще нет (наиболее вероятными сроками подписания меморандума эксперты называют декабрь 2019 года, а выделением Украине средств — февраль 2020 года), скорее всего деньги нам все же дадут. Первый транш — порядка 2 млрд долларов.

И сам факт получения средств от МВФ (а в последний год Украина обходилась без них) активизировал споры между сторонниками и противниками сотрудничества с МВФ.

По словам Олега Устенко,  Украине в следующем году нужно 10 млрд долларов: 5 млрд на выплаты по внешним долгам и еще столько же — на покрытие дефицита счет текущих операций, который образовался из-за ухудшения торгового баланса.

Эти потребности нужно покрыть или кредитом или инвестициями, но не в ОВГЗ, а в реальную экономику, — отмечает Устенко.

Гончарук заявил, что в следующем году ожидает инвестиций как раз на 5 млрд, но не факт, что его прогнозы оправдаются, ведь в этом году прямые иностранные инвестиции составили всего порядка 2 млрд, а особых изменяй в бизнес-климате не произошло. Даже с учетом большой приватизации и распродажи земли эта цифра выглядит фантастической.

Но даже если такие инвестиции будут, все равно остается “дра” еще в 5 млрд долларов. И, если не сотрудничать с МВФ, их придется “тянуть” из золотовалютного резерва страны, — считает Устенко.

Последний на сегодняшний день составляет порядка 22 млрд долларов, то есть, запас прочности есть. Но все же эксперты считают, что эти средства стоит расходовать крайне аккуратно. И в этом плане 2 млрд долларов от МВФ, якобы, будут способствовать стабилизации платежного баланса страны.

Плюс, по словам Устенко, кредит МВФ является положительным сигналом для других кредиторов. И Украина может брать займы на внешних рынках под 5-5,5% годовых (Фонд дает нам средства под 3% годовых).

“Это позитивный сигнал для финансовых рынков”, — считает и Андрей Шевчишин.

Вместе с тем экономист Виктор Скаршевский говорит, что полученные от Фонда деньги фактически уйдут на выплаты ему по старым долгам. “Как раз за три года Украина должна вернуть МВФ 5,3 млрд, то есть, практически столько же, сколько получит”, — отмечает он.

По словам Олега Устенко, Украина должна МВФ (тело кредита плюс проценты) по трансам 2015-2018 года и по облигациям Яресько всего порядка 4 млрд долларов. Но, получается, чтобы, чтобы их вернуть, нужно влезать в новые кредиты или “жить по карману”.

Экономист Юрий Гаврилечко говорит, что Украине платить по старым долгам действительно особо нечем, так как с 2005 года внешнеэкономический торговый баланс ушел в минус.

В этом году Украине удавалось выкручиваться без денег МВФ, но в основном – за счет пирамиды ОВГЗ. А для иностранных покупателей ОВГЗ положительное решение Фонда по Украине — это тоже положительный сигнал. По крайней мере, уменьшаются риски, что они в один момент массово начнут фиксировать прибыль и выводить валюту из страны, что ударило бы по курсу доллара.

Но есть и другая сторона медали. Как говорит Виктор Скаршевский, именно сотрудничество с Фондом “консервирует бедность” в Украине.

“МВФ требует максимального сокращения расходов бюджета, а это значит, что нет возможности инвестировать в промышленность, развивать экспорт, давать предприятиям налоговые льготы. Плюс власти не могут финансировать на должном уровне социалку, даже если есть такая возможность. К примеру, Украина могла бы снизить цены на энергоресурсы, в частности, на газ для населения за счет более дешевого газа внутренней добычи. Но МВФ настаивает на “рыночных ценах”. И пока мы сидим на кредитной игле МВФ, об экономическом развитии можно забыть”, – считает Скаршевский. Поэтому непонятно, как в свете договоренностей с Фондом у Зе собираются резко снижать тарифы на коммуналку, давать льготные кредиты вернувшимся на родину заробитчанам и выполнять другие социальные обещания президента. Ведь одно из требований МВФ по той же коммуналке— это полностью рыночные тарифы на газ. А они, если транзитного договора с Россией не будет, вполне могут подскочить и до 11-13 гривен за куб, что повлечет за собой повышение тарифов для населения.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии