Это должно было стать хорошей новостью – иллюстрацией оперативной и слаженной работы полиции, готовой защищать украинских граждан, оказавшихся в беде. Должно было обрадовать людей, вселить ощущение безопасности, а вместо этого вызвало шквал мизогинии и ксенофобии, – пишет Украина Криминальная.

Несколько дней назад пресс-служба патрульной полиции Ровненской области опубликовала информацию о том, что двум ее инспекторам удалось предотвратить уголовное преступление, пишет ФОКУС. Патрульные отреагировали на вызов, заявитель сообщал, что в Ровно, в районе Басового Угла, в одной из квартир пытаются изнасиловать двух девушек.

Точный адрес указан не был. Прочесывая район, инспекторы заметили этих девушек, стучавших в окно и явно просивших о помощи. Кроме них в квартире находились двое мужчин – иностранных граждан. Как выяснилось позже, иностранцы провели вечер с жительницами Ровно в местном ночном клубе, а потом пригласили их к себе домой. Те приехали, а когда мужчины стали настаивать на интиме, решительно отказались и попытались уйти.

Полиция все еще выясняет, что в точности произошло дальше, но, судя по показаниям девушек, их удерживали в квартире против их воли и пытались изнасиловать. Информация о том, в каком состоянии пребывали потерпевшие на момент появления полиции, не разглашается, известно только, что для них пришлось вызвать бригаду скорой помощи.

Уже на следующий день об инциденте заговорили по всей стране. Новость стала предметом живейшего обсуждения в социальных сетях. Однако обсуждали вовсе не работу правоохранительных органов, а поведение жертв. Авторы многочисленных постов и комментариев наперебой осуждали девушек. Их называли «шалавами», «проститутками». Особенно злые утверждали, что полиция вообще не должна была их освобождать, что изнасилование было бы «справедливым наказанием».

Скрытые страхи

Примечательно, что авторами самых агрессивных высказываний были женщины. Многие из них по возрасту годились пострадавшим в матери: одной из девушек 18 лет, другой – 19. По мнению психолога Елены Рыхальской, то, что осуждать жертв бросились именно представительницы прекрасного пола, вполне закономерно. Сильную эмоциональную реакцию у нас вызывает только то, что имеет отношение к нашей жизни.

«Вполне вероятно, у некоторых из них в прошлом были подобные эпизоды или это могло происходить с их близкими, к примеру, дочерьми, – говорит Елена. – Агрессия рождается из страха. И в данном случае возможны два варианта: либо это страх самой оказаться на месте жертвы, либо страх остаться без мужчины из-за того, что его привлекут вот такие соблазнительницы».

В обеих вариантах злость, направленная на незнакомку, – это способ подсознательно отгородиться от собственных тревог. Женщина либо проецирует на себя образ жертвы и убеждает себя, что с ней подобного никогда не случится, потому что «она не такая», либо просто боится, что ее суженый (потенциальный или существующий) достанется более сексуально активной сопернице.

Психолог Светлана Панина согласна с тем, что страх – один из источников осуждения жертв, но считает, что у него есть еще одна очевидная причина. «Это мизогиния, в том числе внутренняя, когда не только мужчины враждебно высказываются в адрес женщин и желают им страданий, но сами женщины разделяют такую точку зрения.

В Украине уровень мизогинии, и открытой, и завуалированной, очень высок, – утверждает Светлана. – Примеров тому много. Фетшейминг на ТВ касается в основном женщин. Осуждению подвергаются и матери – за то, что родили, и женщины без детей – за то, что отказываются рожать. Виктимблейминг в обсуждениях изнасилований порой проявляется даже при проведении следственных мероприятий».

При чем тут Ливия

Относительно виктимблейминга в процессе следствия подмечено очень точно. Ровненская полицейская Наталья Воевода, описывая недавний инцидент журналистам, даже подчеркнула, что, хотя «на этот раз все обошлось», молодежи следует осмотрительнее относиться к выбору знакомых. Звучало это так, будто, по мнению правоохранителей, девушки сами виноваты в случившемся. Мол, нечего было знакомиться с кем попало.

По словам главы общественной организации «Лига защиты женщин» Александры Голуб, описание случившегося, опубликованное пресс-службой патрульной полиции, по прочтении оставляет неоднозначное впечатление. «В самом его тоне чувствуется некая насмешка над жертвами, – говорит Александра. – Кроме того, полицейские зачем-то подчеркнули, что задержанные мужчины оказались приезжими из Ливии.

Очевидно же, что к сути дела этот факт отношения не имеет. Изнасилование – тяжкое преступление, вне зависимости от страны гражданства того, кто его совершил. В результате таких высказываний возникла гремучая смесь виктимблейминга и ксенофобии – якобы девочки были наказаны за то, что гуляли с ливийцами. И вообще, выходцы из мусульманских стран во многих комментариях к этому тексту представляются потенциальными насильниками, а это само по себе дискриминация, недопустимая в цивилизованном обществе».

Елена Рыхальская связывает акцентирование внимания на происхождении задержанных со стремлением (осознанным или подспудным) представить случившееся как некий исключительный случай. Предполагается, что вообще-то для Украины это нетипично, местные мужчины так не поступают, но вот приехали представители совершенно другой культуры, носители других ценностей и обычаев и натворили дел.

Увы, подобные преставления очень далеки от истины. Сексуальное насилие в украинских реалиях, к сожалению, – явление не редкое. И далеко не всегда виновных привлекают к ответственности. По данным ГПУ, за период с января по август 2019 года по статье УК 152 «Изнасилование» было зарегистрировано 268 правонарушений, а подозрения предъявлены только в 193 случаях. По статье 154 «Принуждение к половой связи» разрыв еще более показательный, зарегистрировано девять правонарушений и предъявлено всего одно подозрение.

Право на защиту

Александра Голуб недавно поспорила в социальных сетях с преподавателем боевых искусств, который ссылался на ровненский инцидент, подчеркивая важность уроков самообороны для девушек. «Очень трудно оказалось втолковать этому человеку, что нужно не готовить девочек к нападению насильника, а создавать общество, в котором подобное нападение станет недопустимым, и для мужчин станет очевидным, что так поступать нельзя, – говорит Александра. – Хуже всего то, что мой оппонент выражал очень распространенное мнение. Многие по умолчанию считают, что женщина должна защищать себя сама, не полагаясь на закон и государство, и уж точно не рассчитывая на цивилизованное поведение окружающих.

Мужчину описывают как некое животное, руководствующееся инстинктами, которое не может сдержаться, когда в поле зрения появляется сексуальный раздражитель. И тогда выходит, что задача женщины – не попадаться ему на глаза в короткой юбке или шортах. А если она возвращается домой поздно вечером, должна держать в руках ключи и быть готовой к нападению. К сожалению, значительная часть населения нашей страны живет в плену этих стереотипов, и, чтобы сформировать новое общественное мнение, потребуется не один десяток лет».

Многочисленные комментаторы, осуждавшие ровненских девушек, утверждали, что те сами спровоцировали сложившуюся ситуацию тем, что приняли приглашение мужчин и зашли к ним в квартиру. Якобы переступить порог чужого частного жилья по умолчанию означает согласиться на интим. Будь это правдой, курьеры, доставляющие еду, интервьюеры, проводящие опросы на дому, наладчики бытового оборудования, социальные работники и агитаторы политических партий подвергались бы сексуальному насилию по нескольку раз в день.

К тому же подобные правонарушения совершают не только мужчины – гетеросексуалы. Значит, теоретически парня, который заходит в чужую квартиру, носит узкие брюки и вообще силуэт slim fit, можно осуждать за провокацию так же, как девушку в мини-юбке или шортах. Однако мне еще не приходилось слышать, чтобы об изнасилованном мужчине кто-то сказал: «Сам виноват, зачем так откровенно оделся» или «Зачем пошел домой со случайным знакомым из клуба».

Это должно было стать хорошей новостью, а не скандалом. Хотя, по большому счету, патрульные ведь просто отреагировали на вызов, осмотрелись и выполнили свою повседневную работу. Когда предотвращение изнасилования благодаря оперативной реакции полиции станет в Украине обычным делом, а не информационным поводом для СМИ, возможно женское население страны не будет чувствовать себя таким беззащитным перед потенциальной угрозой. И тогда агрессия общества по отношению к жертвам исчезнет вместе со страхом ее породившим.

Автор: Мария Бондарь; ФОКУС

Комментарии